Еврей – и в Африке еврей!

09.11.2003 | 5501 | (4)
Еврей  –  и в Африке еврей!
Группа гостей в 770 

Евреи, которые стали народом благодаря Завету Всевышнего с Авраамом, никогда не были нацией в обычном смысле этого слова. У евреев не было основных условии и факторов, которые необходимы для формирования нации, и поэтому еврейский народ остается загадкой для социологов. В отличие от представителей других нации, которые объединены общей территорией, евреи рассеяны по всему миру, живут в различных условиях и говорят на разных языках. И, тем не менее, все они — евреи. Безусловно, есть определенные объединяющие их качества, но сами по себе эти качества еще не могут сделать человека евреем. Несмотря на большое значение, которое мы придаем беззаветной преданности Торе и исполнению всех 613 заповедей, еврей-невежда, не соблюдающий религиозных обрядов, агностик или даже атеист все равно остается евреем и является таковым перед еврейским Законом.

Человек, родившийся евреем — даже если внешне у него нет черт, выдающих принадлежность к еврейскому народу — тем не менее, является евреем. Невольно возникает вопрос: почему он — еврей, а его сосед — иноверец — возможно, даже более достойный человек, — не еврей? Какими своими достоинствами он заслужил право быть евреем, какие свойства определяют его принадлежность Б-гу и своему народу? В чем заключается этот «фактор отождествления» — столь мощный, что еврей никогда не может отказаться от него и пренебречь им, даже когда пытается сделать это.

Ответ заключается в том, что принадлежность к еврейству не зависит от личных убеждений, человеческих качеств и нравственного поведения. Завет Б-га и Его избрание Своего народа — это нечто неизмеримо большее, нежели просто дружеские отношения. Эта связь не имеет ничего общего с ситуацией, когда два человека, приятных и интересных друг другу, завязывают дружбу. Такая дружба основана на определенных условиях и факторах и поэтому может претерпевать изменения. Именно разумность дружбы является основной ее слабостью, ибо как только причины, послужившие ее основой, исчерпаны, ей неизбежно приходит конец: подобная дружба не затрагивает глубинную суть человека, а лишь отдельные его стороны.

Любовь Б-га к Аврааму и Завет Б-га с Авраамом и его потомками возникли не потому, что внешне Авраам обладал какими-то приятными качествами и свойствами. Скорее, это была «любовь к сути», которую испытывает отец к сыну: любовь, рождающаяся в душе отца не потому, что его привлекают замечательные достоинства сына, — в сыне он видит частицу самого себя. Такая любовь не слабеет со временем или с изменением обстоятельств. Точно так же любовь Б-га к еврейскому народу не зависит от того, заслуживает ли данный конкретный еврей такой любви; любовь эта — часть его самого, хочет он того или нет. Эта связь настолько сильна, что даже сам еврей не может ни отречься от принадлежности к своему народу, ни скрыть ее. А если он и попытается это сделать, всегда найдутся люди, которые напомнят ему, кто он, — как уже не раз вновь и вновь показывала история.

Принадлежность к еврейству — это нечто большее, чем принадлежность к культуре или стране, не вопрос мнения, ощущения или «чувств», это — объективный факт.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Народы мира » Законы и обычаи (другие статьи):