Крещеная

02.01.2006 | 3693 | (0)

Еврейский фельдшер Мориц — известная личность в Праге. Но в традициях своего народа он — полный невежда. Его дочь Марьяна потянулась к разврату. Позорное поведение пятнадцатилетней девчонки подтолкнуло ее родителей к религии. Они начали соблюдать некоторые еврейские традиции и пожелали сидеть за субботним и праздничным столом вместе с дочерью.

До священника Тадеуса, беспрестанно строящего козни против Маарала и всех евреев, дошел слух, что в доме фельдшера Морица не все идет на лад с дочерью, и он расставил ей свои сети. Льстивые слова Тадеуса и назойливость родителей повлияли отрицательно на глупую девчонку, и она сбежала из родительского дома к священнику Тадеусу.

И вот Марьяна перед Тадеусом. Священник с удовлетворением воспринял неожиданную удачу, плывущую прямо в его лапы. Он еле сдерживал свою радость. Тадеус придал своему лицу серьезную мину и сладким голосом обратился к Марьяне:

— Добро пожаловать, дочь моя. Я могу только поздравить тебя с твоим правильным поступком. Не иначе как большая мудрость правит тобой. Как же тебе повезло, дочь моя. Через три дня навестит меня сам кардинал Патрос. Под его наблюдением ты пройдешь крещение, и он лично окропит тебя святой водой.

Неожиданно Тадеус рассмеялся. Марьяна не могла понять, почему он смеется. Ее сердце забилось, и вспыхнула мучительная тоска по родителям. Но страшный голос шептал ей:

— Марьяна, Марьяна! Теперь уже слишком поздно!

Зазвонили церковные колокола, и в их перезвоне как бы слышался протест против страшного действа... против падения еврейской души в сеть сатаны.

Марьяна сидит в узкой комнате высокой башни во дворе Тадеуса. Служка часто приносит ей на серебряном подносе трефные яства, фрукты, сласти и пьянящие вина. Внезапно страх пронзил ее. Она вспомнила слышанное ею когда-то, что Тадеус — чародей. Он наверняка кладет в пищу и питье какие-то снадобья, чтобы полнее завладеть ее душой. Чувства раскаяния, тоски и боли обуяли ее. Но она слаба в своем одиночестве и, выпив несколько глотков, засыпает глубоким тяжелым сном.

На третий день утром принес ей служка удивительно ароматный напиток. Выпив его, она почувствовала необыкновенную свежесть, приподнятое настроение и непонятную радость. Празднично одетый, зашел, улыбаясь, Тадеус.

— Сегодня, — сказал он, обращаясь к Марьяне, — посетит нас кардинал. Он задаст тебе несколько вопросов. Если ответишь разумно,.. батюшка Тадеус запомнит это навсегда и наградит тебя по заслугам. Кардинал спросит, почему ты решила креститься. Ты должна ему ответить, что еврейская вера всегда была обузой для тебя. Ты не терпишь жестокие обычаи. Каждый год они убивают христианина, чтобы замешать его кровь в мацу и вино на Пасху. Ты расскажешь ему, что сама видела и слышала, как недавно ночью посетили твоего отца служки Маарала один с седой бородой, другой немой. Седой служка сказал:

— Наш господин посылает тебе кровь служанки, которая зажигала печи у евреев по субботам. Твой отец взял флаконы с кровью и щедро заплатил.

Марьяна хотела закричать, что она не может так лгать и подвергать опасности жизнь отца и других невинных евреев. Ей хотелось разрыдаться, чтобы ее освободили и отпустили домой. Она не хочет креститься, она была ослеплена, теперь она уже знает, куда она попала. Но ее тело оледенело, и уста не раскрывались. Тадеус подошел к ней и, свирепо осклабившись, прошептал:

— А если вдруг решишь не рассказать кардиналу то, что слышала от меня, тогда подохнешь в этой конуре, и никто на свете не сможет востребовать тебя. Жуткий хохот священника прокатился по деревянным ступенькам, ведущим во двор, а бледная, жалкая Марьяна упала в отчаянии на кровать.

Золотые и хрустальные вазы украшали просторный зал в доме Тадеуса. Красивые цветы источали аромат. Двадцать подростков, стоящих на сцене в черной одежде, запели, когда Марьяна, одетая, как принцесса, ступила в зал. Потом зашел кардинал в сопровождении Тадеуса, и все присутствующие покорно склонились.

Выпив напиток, который состряпал Тадеус, прямо стояла Марьяна и говорила звонким голосом. Она четко отвечала на вопросы кардинала. Слова Марьяны разнеслись молниеносно по всему городу, и сердца евреев наполнились тревогой и страхом. Кардинал хорошо знал, что все это ложь, но был вынужден удовлетворить требование Тадеуса и составить протокол для суда, но сообщил все Мааралу.

Маарал послал одного из своих людей подобрать из нищих, которых было в избытке в Праге, немого, похожего ростом и внешностью на Йосэлэ Гойлэма. Этого нищего угостили хорошим ужином и водкой. Глухонемой удивился такому почету и был очень доволен ужином и водкой, попробовав впервые в жизни такие яства. Его уложили в кровать Йосэлэ Гойлэма. Сытый и опьяневший, он уснул глубоким сном. Маарал велел забрать его одежду и положить возле него одежду Йосэлэ.

В полночь окружили стражники дом раввинского суда, зашли в комнату Йосэлэ и с большим трудом разбудили глухонемого нищего. Он очень перепугался, увидев стражников с мечами и копьями. Стражники велели ему одеться. Он был арестован вместе с седым служкой.

Мааралу удалось установить, что служанка, пропажу которой использовал священник Тадеус для кровавого навета, может находиться в одном из четырех мест: двух селах и двух городках вблизи Праги. Маарал послал по два человека в каждое место. Через двенадцать дней они вернулись без результата.

Маарал написал письмо служанке от имени ее хозяина, у которого она была в прислугах, что он сожалеет о том, что произошло между ними. Он просит прощения и умоляет ее немедля вернуться. Он посылает своего немого родственника с деньгами для расходов в дороге.

Маарал дал письмо и деньги Йосэлэ, чтобы он отыскал служанку и обязательно вернул ее в Прагу. Он наказал ему также, чтобы он вернулся не позже, чем через две недели, ко дню суда. Минули две недели, а Йосэлэ все не возвращался. Маарал объявил пост накануне суда и велел сообщить всем евреям, чтобы в день суда собрались они утром в синагоге и прочитали весь Теилим (Псалмы). В большой синагоге подошел к амвону сам Маарал, и вся община плакала вместе с ним.

* * *

С самого утра стал собираться народ возле каменного здания суда. Преобладали христиане. Прибыли судьи. В фургоне приехали Тадеус с Марьяной. Потом привели обоих служек в наручниках и под усиленной стражей. Маарал в сопровождении главы общины, рабби Мордехая Майзеля, приехал в великолепной карете.

Главный судья позвонил золотым колокольчиком в знак начала суда. Судья спросил седого служку, рабби Авраам Хаима, признается ли он, что раздавал евреям христианскую кровь на Пасху для примеси в мацу. Служка ответил, что он ничего этого не знает. Судья взял маленькие флаконы, наполненные красной жидкостью, и спросил глухонемого служку жестами, разносил ли он такие флаконы. Глухонемой кивнул головой в знак согласия и радостно улыбнулся. Священник Тадеус подскочил:

— Вот видите! Этот немой человек — честный свидетель! Только ему можно поверить!

Антисемиты согласились с Тадеусом. Но многие другие усмехнулись, говоря, что глухонемой соглашается выпить, считая, что это вино. Защитник провел ножом по своему горлу и показал глухонемому на Маарала и на флаконы. Глухонемой побледнел и показал головой: «нет», Тадеус вмешался, говоря, что глухой понял, что хотят зарезать Маарала. Защитник возразил, усмехаясь. Судья успокоил их и вызвал крещеную.

Марьяна громким голосом повторила все, что рассказала кардиналу. На вопрос судьи, откуда она знает, что пропавшая служанка была жертвой для этой крови, ответила, что седой служка сказал ее отцу, чтоб он не беспокоился. Зимой обеспечит нас Всевышний другой служанкой. Защитник спросил, знает ли она служек. Марьяна громко расхохоталась, отвечая, что и во тьме узнает их. Защитник потребовал, чтобы пригласили в суд отца крещеной. Судья сообщил, что гораздо раньше, до суда, послали повестку ее отцу, но он исчез из Праги неизвестно куда.

Прежде чем судья успел закончить фразу, раздались на улице под окнами суда грохот и шум. Присутствующие в суде ринулись к окнам. Оказалось, что шум поднялся из-за Йосэлэ Гойлэма, который несся стремительно в суд на маленькой телеге, не обращая внимания на толпы людей. В телеге сидела пропавшая служанка. Письмо и деньги подействовали на нее, и она вернулась. По дороге забежал Йосэлэ в дом Маарала. Ему сказали, что Маарал находится в суде, и он помчался в суд. Судьи велели пропустить прибывших гостей. Йосэлэ, увидев Маарала, устремился к нему, показывая на служанку. Все громко рассмеялись, кроме Тадеуса и крещеной. Крещеная потеряла сознание.

Судья успокоил всех, пригласил Маарала сесть возле себя и попросил его объяснить все. Маарал рассказал, что он предпринял, чтобы раскрыть истину. Судья был очень тронут. Он поблагодарил Маарала за его деятельность и мудрость, спасшие суд от осуждения невинных. Обвиненных освободили, а крещеную лжесвидетельницу присудили к шести годам тюрьмы. Священник Тадеус убрался восвояси, с позором, и вне себя от ярости. Маарал, с большим почетом, поехал веселый домой, и весь город Прага ликовал и веселился.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Библиотека » МААРАЛ из Праги (другие статьи):