113. Истинный прозелит

15.06.2017 | 369 | (0)
113. Истинный прозелит

Недоразумение. Монах на аудиенции у папы. Истинный прозелит.

Выслушав доклад верхового об исчезновении Ди-Лецьято из гостиницы в Риме и о том, что папские посланцы, которые должны были его сопровождать в Ватикан, ждут дальнейших инструкций, как им поступать дальше, решили смущенные всем этим кардиналы, чтобы посланцы попытались искать монаха в других гостиницах, куда он, быть может, перебрался. Назначенный торжественный прием нельзя было отменить, он должен был состояться во что бы то ни стало. Все высокопоставленные гости уже собрались в папском дворце, чтобы присутствовать на церемонии. Ждали только почтенного гостя — монаха.

Верховой передал посланцам эти инструкции, и они пустились искать монаха, обходя в столице гостиницу за гостиницей. Папская карета шла впереди, а за ней плелись другие кареты в сопровождении кавалерии и пехоты. Все это привлекло внимание большой толпы. Улицы кишели народом.

Но монаха не нашли. Что же случилось? А случилось вот что:

Старый Ди-Лецьято решил не ждать делегации из Ватикана, и пошел туда сам пешком. Хотя он представлял собой весьма импозантную фигуру в своем черном одеянии, со своими длинными седыми волосами и белой бородой, никто его не заметил. Он решил также не являться на аудиенцию с папой к назначенным для этой цели чиновникам. Вместо этого он пошел прямо к личным слугам папы. Он обратился к одному их этих слуг и сказал просто, что он должен быть принят папой, а потому пусть укажут ему дорогу к апартаментам папы. Слуга, не знавший, что в другой части папского дворца готовится торжественный прием в честь высокопоставленного гостя, и что старик этот и есть этот гость, которого должен так торжественно принять папа, привел монаха в один из залов ожидания и велел ждать. Сам слуга пошел сообщить папскому дежурному духовнику о неизвестной личности, дожидающейся приема у папы.

Дежурному духовнику и в голову не могло прийти, что этот неизвестный имеет какое либо отношение к ожидаемому в большом папском зале Ди-Лецьято. Дежурный духовник рассердился на слугу за то, что у него не хватило ума прогнать неизвестного, кто бы он ни был, вместо того, чтобы велеть ему ждать, как если бы он был вправе быть принятым папой. Дежурный дал слуге пощечину за его самоуправство и глупость и велел ему сразу же избавиться от незнакомца.

Получив такой нагоняй, решил теперь слуга рассчитаться с монахом и, вернувшись к старику, стал кричать на него и требовать, чтобы он немедленно оставил дворец. Поскольку монах по своей наивности не понял, за что слуга так сердится на него, он несколько замешкался. Тогда отхлестанный слуга напал на него и силой вытолкнул в переднюю, а оттуда на улицу.

Потерпев такое фиаско, старику ничего другого не осталось, как пойти в бюро для получения разрешения на прием к папе обычным порядком.

Между тем вернулась ни с чем процессия, которая должна была сопровождать Ди-Лецьято в Ватикан. Церемониймейстер, отвечающий за надлежащее проведение торжественного приема монаха, не имел другого выбора перед собой, как объявить собравшимся гостям, что прием не состоится. Собравшиеся разошлись.

В интимной беседе между собой рассуждали папские придворные, что монах, который столько лет жил отшельником, почувствовал, вероятно, в самый последний момент, что он еще недостаточно очистился и освятился, чтобы быть достойным явиться на прием к папе, а потому вернулся в свою отшельническую обитель. Он, наверно, появится несколько позже.

Когда один из высших чиновников Ватикана, знавший Ди-Лецьято лично, вошел позже в бюро для ожидающих приема к папе, он вздрогнул, увидав сидящего на скамье монаха, ждущего своей очереди, чтобы передать свою просьбу. Он сразу же подошел к монаху и с величайшим почтением начал расспрашивать его о том, что с ним произошло. Ди-Лецьято рассказал, что он явился сам на прием к папе и представился через одного из папских слуг, но получил отказ, поэтому он вынужден теперь обратиться за этим формальным образом, и он ждет своей очереди.

Поднялся шум. Нужно было сделать что-то, чтобы выправить допущенное с обеих сторон недоразумение. Дело дошло до самого папы. Кардиналы спешно собрались, чтобы устроить монаху официальный прием сейчас. Но ввиду случившегося, этот прием следовало устроить еще более торжественно.

Однако Ди-Лецьято выразил желание быть принятым папой наедине. Он сказал, что должен передать кое-что папе и посоветоваться с ним об очень важном деле с глазу на глаз.

После этой встречи с папой, сказал монах, он сразу же оставит Рим.

Желание монаха было передано папе, который соблаговолил принять его наедине. Никого не было в тот момент, когда монах вошел в кабинет папы и никто не знал, что там произошло и о чем они беседовали наедине.

Монах оставался у папы не более двадцати минут. Когда он вышел из кабинета папы, его ждали кардиналы. Но он ни на минуту не задержался у них. Он сразу же оставил папский дворец и исчез, к великому удивлению кардиналов. Они с недоумением переглянулись. Один из кардиналов вошел к папе в кабинет и нашел его в очень удрученном состоянии. Глаза его были заплаканы и выражали глубокую печаль. Папа ничего не сказал кардиналу, а тот не смел спросить его, что все это означает, чем он так сильно расстроен и опечален. Кардинал вышел от папы и рассказал остальным о том, что ему пришлось увидеть. Все ломали себе головы на догадках, что именно могло произойти между Ди-Лецьято и папой. По-видимому, принес старик папе печальную весть откуда-то. Прошло некоторое время, а в Ватикане все еще шушукались; начали распространяться различные слухи относительно этого загадочного посещение старым монахом папы. Кардиналы ходили опечаленные. Папа заперся у себя на несколько недель, и никто не мог к нему подступиться. Даже самые близкие ему люди не могли попасть к нему.

После того, как папа начал вновь принимать людей, было созвано тайное совещание папы с его кардиналами. Об этом собрании шептались не меньше, чем о посещении старого монаха, с которым и было связано это собрание. Наконец узнали тайну старого монаха Ди-Лецьято и его таинственного посещения папы. Это было действительно поразительным событием.

Когда монах вошел в кабинет папы, протянул ему глава католической церкви крест для поцелуя перед началом беседы. Но Ди-Лецьято поцеловать крест отказался. Он не захотел также преклонить колено перед папой и целовать край папской мантии, как это обычно принято. Папа был поражен. Что все это значит? Перестал разве Ди-Лецьято быть христианином?

Да. Так оно и было. Конечно же, тридцатью пятью годами до этого отличался Ди-Лецьято на диспутах, которые вела церковь с евреями. Он многих евреев победил на этих диспутах. Но с течением времени случилось что-то с Ди-Лецьято. Он пришел к заключению, что все же правы евреи. Проведя столько диспутов с евреями и пытаясь доказать, что еврейская вера ложна, пришлось Ди-Лецьято в конце концов убедиться, что это не так, — еврейская религия самая правильная.

Придя к такому убеждению, не захотел Ди-Лецьято оставаться больше в Венеции, где он прославился впервые и откуда его известность достигла Ватикана, принявшего его и оказавшего ему большие почести. Он не хотел рассказывать своим христианским друзьям о заключении, к которому он пришел в вопросах веры, убедившись в правильности еврейской религии.

Никто не знал, куда он исчез. В то время как распространялись легенды о том, что он стал якобы монахом и отправился в Индию справлять отшельничество, он на самом деле осуществил свое желание стать евреем.

Он отправился в Амстердам, который был тогда большим еврейским центром, и где имелось множество великих талмудистов. Там он перешел в еврейство, получив имя Авраам. Из Амстердама он уже никуда не ушел. Он занимался там Торой, сначала при помощи учителей, а затем самостоятельно.

Когда прозелит Авраам достиг семидесятилетнего возраста, он решил посетить папу с единственной целью рассказать ему, что он давно уже еврей, объяснив ему при этом, что он, как и многие другие бывшие христиане, пришел к убеждению, что еврейская религия правильная. Почему же католическая церковь так упорно преследует евреев и проливает так много еврейской крови?

Прозелит хотел с глазу на глаз потребовать от папы, чтобы он сам занялся этим вопросом и сам решил, не является ли еврейская религия самой верной. И эту свою миссию прозелит выполнил. В течение двадцатиминутной беседы с папой он осыпал главу католической церкви рядом укоров, доконавших папу. Папа был так поражен этим необычайным посещением, что остался сидеть совершенно растерянный. Долго после ухода прозелита сидел папа удрученный, и слезы катились по его щекам.

Вначале он никому не хотел открыть тайну о случившемся. Но затем он все же рассказал о том, что произошло. В Ватикане начали искать пути и средства, чтобы как-нибудь скрыть от всех этот случай перехода христианина Ди-Лецья-то в еврейство. Видимо, среди католиков даже высшего ранга вкралась известная доля неверия. Поэтому решили в Ватикане, что нужно усилить агитацию за католицизм и принять меры, чтобы вырвать с корнем все признаки слабости в вере.

Однако, несмотря на все принятые Ватиканом меры с целью ослабить впечатление от перехода священника и ученого католика Ди-Лецьято в еврейство, распространилась все же эта история среди евреев, и это сильно возрадовало еврейские сердца.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Библиотека » Мемуары Ребе РАЯЦа (другие статьи):