18 Элула: единственная встреча

09.09.2006 | 4993 | (0)
18 Элула: единственная встреча
В Меджибож...

18 Элула — день рождения двух великих светочей Торы: рабби Исроэля Баал-Шем-Това — основоположника движения хасидизма (1698-1760 г.г.), и рабби Шнеура-Залмана из Ляд (Алтер Ребе) — основоположника философской системы ХАБАД, автора книги «Тания» и первого Ребе ХАБАДа (1745-1812 г.г.). Они оба проложили новый путь в служении Всевышнему. Баал-Шем-Тов стремился пробудить в сердце каждого еврея безграничную любовь к Б-гу, к Торе и к своему ближнему. Алтер Ребе заставил каждого еврея заглянуть в собственную душу и увидеть в ней «частицу Самого Б-га Свыше». Они захватили одну эпоху, но, как ни странно, встретились друг с другом всего один раз. Это случилось в их общий день рождения, 18 Элула, когда маленькому Шнеуру-Залману исполнилось ровно три года…

Реб Борух был одним из ближайших учеников рабби Исроэля Баал-Шем-Това. Множество святых дел поручал Баал-Шем-Тов реб Боруху, и тот, будучи преданным хасидом своего Ребе, беспрекословно выполнял их. Кроме того, реб Борух был одним из скрытых праведников. Об истинном его величии знали только два человека — сам Баал-Шем-Тов и жена реб Боруха — праведная ребецин Ривка…

Однажды, в месяце Элул 5504 года (1744) реб Борух с женой отправились в Меджибож за благословением к Ребе: прошeл год со дня их свадьбы, а детей у них всe ещe не было. Рабби Исроэль выслушал их и сказал, обращаясь к реб Боруху: «Не волнуйся. С Б-жьей помощью, ровно через год у тебя родится сын…» К осенним праздникам — Рош а-Шана, Йом-Кипур, Суккот и Симхат-Тора — рабби Исроэль Баал-Шем-Тов начинал готовиться с первого дня Элула. Его молитвы, слова, поступки были всегда наполнены трепетом и ожиданием предстоящих дней искупления и правосудия. По окончанию Йом-Кипура его сердце наполнялось радостью и светлым ожиданием прекрасного праздника Сукот. Так было заведено, и этой традиции рабби Исроэль не изменял. В этом году всe было по-другому. Ещe с первого вечера Рош а-Шана хасиды заметили необычную перемену в настроении Ребе. Он был в весeлом расположении духа, и это чувствовалось во всeм: в его беседе, в его молитвах, в его поведении. Радость не покидала Баал-Шем-Това даже в Йом-Кипур — самый святой и трепетный день еврейского календаря — и длилась все восемь дней праздника Сукот. Ученики понимали, что в эти дни происходят какие-то особые события, видеть которые мог только их учитель, но спросить об этом не решались. Когда праздники закончились, реб Борух вместе с женой стали собираться в обратный путь. Прощаясь с Ребе, ребецин Ривка сказала: «Если исполнится ваше благословение, и у нас родиться сын, я приложу все силы, чтобы он посвятил свою жизнь Торе и учению хасидизма…»

По дороге домой ребецин Ривка решила остановиться в Витебске, у сестры своего мужа ребецин Дворы-Леи, жены рабби Йосефа-Ицхака, великого мудреца Торы и хасида Баал-Шем-Това. Ребецин Ривка рассказал ей обо всeм, что видела и слышала во время своего пребывания в Меджибоже — и о благословении, которое они с мужем получили от Баал-Шем-Това, и о необычном поведении Ребе на протяжении всех праздничных дней. «Раз уж Ребе благословил нас детьми, — сказала она ребецин Двора-Лее, — я бы хотела наметить для себя порядок изучения Торы и молитвы в дни своей беременности. Ты бы не могла мне в этом помочь?» Ребецин Двора-Лея охотно согласилась…

Прошло некоторое время, и ребецин Ривка сообщила своему мужу добрую весть о том, что благословение Ребе исполнилось. Реб Борух решил лично сказать об этом Ребе и стал готовиться к поездке в Меджибож. Рабби Исроэль очень обрадовался, услышав добрые вести, и даже велел реб Боруху сказать благословение «Шеэхеяну» — не произнося при этом полное имя Всевышнего. «Поезжай домой, — сказал он реб Боруху, — и передай жене мои самые сердечные поздравления».

Наступило 18 Элула. Хасиды, готовясь к осенним праздникам, не могли не заметить необыкновенно высокий духовный подъeм в поведении своего Ребе. Казалось, радость наполняла всe его существо. Рабби Исроэль в этот день сам вeл молитвы, сопровождая их пением хасидских мелодий. Затем он пригласил каждого присоединиться к праздничной трапезе. Ученики не могли понять причины сегодняшнего веселья, но спросить об этом самого Баал-Шем-Това опять-таки не решались.

Во время трапезы рабби Исроэль, прежде чем произнести традиционный «Лехаим», сказал: «Сегодня среда — четвeртый день Творения. В этот день Всевышним были помещены в небесах небесные светила. В этот день в наш мир спустилась новая душа. Ей суждено осветить мир светом открытой и тайной Торы. Она раскроет миру истинный свет хасидизма. И будет так до прихода Мошиаха…»

Во все остальные дни недели рабби Исроэль неизменно выбирал темой для своих бесед рассказы о рождении праведников. Начал он с рассказа о Ноахе, который принeс человечеству покой и умиротворение. Через неделю, в следующий четверг, рабби Исраэль устроил торжественную трапезу по случаю обрезания и объяснил своим ученикам, какое великое духовное значение имеет эта заповедь. Хасиды не знали, о какой новой душе идeт речь и в честь кого была устроена эта трапеза, но никто из них не отважился спросить об этом у Ребе…

Реб Борух приехал к Ребе незадолго до Йом-Кипура. Рабби Исроэль позвал его к себе. Он поздравил его с рождением сына и добавил: «Знай — об этом нельзя много говорить. И никому не рассказывай, какое имя дал ты ребeнку». Далее рабби Исроэль предостерeг реб Боруха о том, насколько осторожными и внимательными должны быть он сам и его жена, присматривая за малышом. «Особенно берегите его от болтливых женщин, — сказал рабби Исроэль, — и будьте всегда рядом с ним».

Весь год рабби Исроэль упоминал имя мальчика в своих ежедневных молитвах, прося Всевышнего хранить и беречь его. Когда к следующему празднику Рош а-Шана реб Борух вновь прибыл в Меджибож, Баал-Шем-Тов принялся подробно расспрашивать его о сыне. Убедившись, что всe в порядке, рабби Исроэль дал дальнейшие указания о том, как воспитывать ребeнка. «Твой сын будет смышлeн и мудр не по годам, — сказал Баал-Шем-Тов, — но не вздумай никому рассказывать о его необыкновенных способностях. Об этом никто не должен знать…»

Прошeл ещe год, и реб Борух снова приехал к Ребе на осенние праздники. «Как мальчик?» — сразу же спросил его Баал-Шем-Тов. И реб Борух принялся рассказывать, что после второго дня рождения речь ребeнка стала ясной и осмысленной. Более того, у мальчика обнаружились великолепная память и замечательная способность чрезвычайно быстро охватывать новые понятия. Стоило только один раз ему что-то объяснить, как он тут же это запоминал и повторял безошибочно. «Он словно оштукатуренный колодец — не теряет ни капли», — сказал реб Борух.

Рабби Исроэль был рад услышать хорошие новости, но снова предостерeг реб Боруха внимательно смотреть за ребeнком и никуда не отпускать его одного. «Старайся прятать его от любопытных глаз, — добавил рабби Исроэль. — А если кто-то спросит о мальчике, отвечай, что, с Б-жьей помощью, с ним всe будет хорошо».

Реб Борух выслушал Ребе, а затем сказал: «В следующий Элул мальчику исполняется три года. Мы бы хотели привезти его в Меджибож, чтобы Ребе оказал нам честь и остриг ему волосы». Баал-Шем-Тов согласился на это предложение, но попросил, чтобы мальчика привезли его мать и тeтя. «Пусть подойдут ко мне после утренней молитвы, — сказал рабби Исроэль, — и как только я состригу ему волосы, они должны немедленно возвращаться домой…»

Реб Боруха не было дома около двух месяцев. Вернувшись, он увидел, какие большие перемены произошли с его сыном. Мальчик уже знал наизусть почти всю книгу Псалмов, и память его пополнилась новыми знаниями. На следующий год, 18 Элула, ребецин Ривка и ребецин Двора-Лея привезли мальчика к Баал-Шем-Тову. Ребе, с любовью взглянув на трeхлетнего малыша, не мешкая взялся за дело и объяснил ему, что он собирается сейчас сделать. Мальчик слушал очень внимательно. Баал-Шем-Тов взял ножницы, состриг ему волосы, оставив только локоны на висках, а затем возложил ладони на голову мальчика и благословил его благословением коэнов. «А сейчас — поторопитесь, — обратился он к стоявшим рядом женщинам. — Отправляйтесь домой немедленно, и по дороге нигде не задерживайтесь. Запомните — мальчика никто не должен видеть. Да сделает Всевышний ваш путь безопасным…»

Слова Ребе, тон, каким они были сказаны, впечатлили женщин. Они поспешили домой, и почти всю дорогу молчали. Один только раз мальчик спросил у ребецин Ривки, кто был этот человек, который стриг ему волосы. «Тише, милый, — ответила ему мать, — это был „зейде“ (дедушка)»…

В этот же день рабби Исроэль устроил праздничную трапезу для своих хасидов. «Нашему праотцу Авраѓаму исполнилось три года, — начал Ребе за трапезой традиционную беседу, — когда он признал Творца вселенной…» Из его дальнейших слов ученики поняли связь между темой сегодняшней беседы и торжественным настроением учителя. «Великая душа спустилась в наш мир, — сказал рабби Исроэль. — Имя ей — Шнеур, что буквально означает „два света“. Душе этой предначертано осветить мир светом открытой Торы и тайного еe учения…»

После того, как маленькому Шнеуру-Залману исполнилось три года, встал вопрос о его обучении. Отец понимал, что отдавать мальчика в хедер нельзя, и поэтому попросил Баал-Шем-Това стать первым учителем его сына. Ребе, однако, отказался. «Мальчик не должен быть моим учеником, — сказал он, — и я не хочу, чтобы он даже слышал моe имя. Он не должен идти по моим следам. Перед ним лежит собственная дорога…» Эти таинственные слова рабби Исроэль повторил реб Иссахар-Дову Кобилинкеру из Любавичей, который немного спустя посетил Баал-Шем-Това. Рабби Исраэль велел ему стать учителем мальчика и помог наметить распорядок учeбы.

Да, Шнеур-Залман больше никогда не встречался с Баал-Шем-Товом, хотя Ребе постоянно интересовался его благополучием, духовным ростом и учeбой.

В праздник Шавуот 5520 (1760) года, в тот самый день, когда ему суждено было покинуть этот мир, рабби Исроэль призвал к себе дядю мальчика, рабби Йосефа-Ицхака, мужа ребецин Дворы-Леи. «С того самого дня, как я узнал, что в наш мир спустилась эта драгоценная душа, — сказал ему Баал-Шем-Тов, — я прилагал все свои силы, чтобы уберечь еe от зла… Он однажды придeт к тебе, ибо он — твой. Он будет замечательным учеником и продолжит твою работу. Запомни только одно: он должен прийти к тебе по собственной воле. Дождись, когда он найдeт к тебе дорогу, прими его и береги эту святую и чистую душу. Перед ним стоит великая цель, и он должен выполнить еe…»

Ещe год имя Баал-Шем-Това ни разу не упоминалось при юном Шнеур-Залмане. Только к следующему своему дню рождения он узнал о великом и святом учении хасидизма и о его основоположнике — рабби Исроэле Баал-Шем-Тове, о том самом дедушке, с которым он встретился лишь однажды…

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Календарь » Элул (другие статьи):