Праведницы в еврейской истории

11.07.2004 | 4768 | (1)

С того самого дня, когда Всевышний сотворил мир, ни один человек не удостоился звания праотца, родоначальника поколений вплоть до скончания мира, пока не пришли Авраам, Ицхак и Яаков. Может быть, вы подумаете, что точно так же обстоит дело и с женщинами: что ни одна из них не удостоилась высокого звания праматери мира, пока не пришли Сара, Ривка, Рахель и Леа? Нет! Их уже опередила Хава, названная «матерью всего живого». Хава удостоилась великолепного венца называться матерью всех своих потомков до скончания мира, а первый человек, Адам, этого венца не удостоился. Про него не сказано, что он — «отец всего живого», он называется просто человек. Почему это так? Потому что влияние матери на потомство гораздо сильнее и заметнее, чем влияние отца, которое перестает ощущаться спустя несколько поколений. Слава матерей всегда шла впереди славы отцов, поэтому Тора должна была сказать о почитании отца ранее, чем о почитании матери, чтобы уважение к обоим родителям было равным.

«Одним-единственным был Авраам», когда он спас сначала себя, а затем и весь мир от служения идолам и вернул миру его истинного Творца, пока не открылся ему Всевышний, и он стал пророком и наставником как своего поколения, так и всех грядущих. Есть ли что-либо более высокое, достижимое для смертного, чем дар пророчества, общения с самим Б-гом? В этом отношении Сара была выше Авраама. Сам Всевышний сказал Аврааму: «Во всем, что скажет тебе Сара, слушайся ее». После смерти Сары в ее шатер пришла Ривка, как сказано: «И ввел ее Ицхак в шатер Сары, матери его». Все добрые качества, которыми отличалась Сара, были и у Ривки, и потому-то она удостоилась того, чтобы жить в ее шатре...

Пока не родился тот, кто должен был спасти евреев из Египта, они пребывали в отчаянии. Даже Амрам, отец Моше, духовный вождь поколения, не нашел утешения ни для своего народа, ни для самого себя, и расстался со своей женой Йохевед, чтобы не рожать сыновей для порабощения и новых бедствий. А когда все увидели, что Амрам расстался с женой, окончательно отчаялись и сделали то же самое. Пришла Мирьям, дочь Амрама, и сказала ему: «То, что ты делаешь, страшнее чем то, что делает фараон: он убивает только мальчиков (приказывая бросать их в Нил), а ты — и девочек тоже!» Амрам вернулся и снова взял Йохевед в жены, и родила она Моше, будущего спасителя Израиля. Тогда и остальные евреи вернулись к своим женам и расплодились, размножились и породили поколение Освобождения. А когда Моше снова попал в беду (его положили в ящик из папируса и опустили в Нил), опять же Мирьям стояла и наблюдала за ним, готовая прийти на помощь, и она действительно снова спасла его! Следовательно, спасение всего Израиля началось только благодаря Мирьям.

Когда евреи согрешили, сделав золотого тельца, женщины в этом не участвовали, и их золотые украшения, которые пошли на изготовление идола, мужья отобрали у них силой. Потому что вера, таящаяся в сердцах женщин, более великая, чем вера мужчин.

Когда же после этого снова согрешили евреи, послушав вернувшихся из Земли Ханаанской лазутчиков, которые сказали неправду об этой стране, женщины снова в этом не участвовали. Про мужчин говорит Тора: «...И презрели землю желанную», о женщинах же свидетельствуют мудрецы всех поколений, что Обетованная земля была им дорога и желанна, и дочери Цлофхада были первыми, кто выразили это чувство, горя нетерпением получить свой удел в Стране Израиля. Суровый приговор Всевышнего выходцам из Египта — «в пустыне этой... умрут» — не касался женщин. В том поколении женщины укрепляли то, что разрушали мужчины.

Позже, в эпоху Судей, когда «не было царя в Израиле, каждый поступал, как хотел», евреи делали зло в глазах Всевышнего, служа идолам, и гневили Его. Воспылал гнев Его, и отдал Он их в руки грабителей, и выдал Он их в руки врагов. И стали сыны Израиля делать еще больше зла в глазах Всевышнего, а Эгуд, судья, уже был мертв, «и Двора-пророчица... судила Израиль во время то». Двора с одной стороны, а Яэль с другой — обе они вместе оказали великую помощь Израилю. Встала Двора, «мать в Израиле», и Яэль, благословенная «более всех женщин в шатре», и вместе излечили народ Израиля от постигшего его несчастья.

И был голод в стране, и объял страх сердца величайших мужей в Иудее, и пошли они жить в просторы Моава. И весь народ пал духом, говоря: «Уж если Элимелех с сыновьями ушел из страха перед голодом, так как же мы выживем?» И не простил этого Всевышний Элимелеху, и умер Элимелех — и он, и сыновья его — в стране Моав. Однако рука Всевышнего не коснулась Наоми, жены Элимелеха. Потому что Наоми не оступилась так, как ее муж, и все время, которое она провела на чужбине, она не знала ни покоя, ни счастья, ни утешения. Сердце ее не увлеклось возможностью сытой, мирной и спокойной жизни в Моаве, на чужой земле, глаза все высматривали, когда же, наконец, вспомнит Всевышний о народе Своем и пошлет ему хлеб... И так было все время, пока не вернулась она в Иудею, в свой родной город Бейт-Лехем. А возвращаясь на родину, вместе с собой привела народу своему сокровище дороже золота — Рут-моавитянку.

Рут-моавитянка родилась и воспитывалась среди народа, отличительной чертой которого была неблагодарность и о котором Тора говорит: «Не войдет он в Божью общину вовеки за то, что не вышли они вам навстречу с хлебом-водой при исходе вашем из Египта». И все-таки Рут — воплощение доброты и милосердия, умеющая ценить добро и быть благодарной. Боаз из Бейт-Лехема Иудейского и Рут-моавитянка — вот кто отстроили Дом Израиля и учредили в Израиле монархию, монархию Дома Давида, которая останется навеки. И так сказали мудрецы: «Там, где говорится, что Шломо «поставил трон для матери царя», имеется в виду Рут. Она названа «матерью царей», потому что стала матерью монархии в Израиле»

То же самое мы видим во всех выдающихся женщинах-пророчицах и судьях: управляя народом, они относились к нему, словно к своим детям, и все нужды народа обеспечивались речением уст их.

Когда Аман-негодяй задумал истребить всех евреев — от юноши до старца, младенцев и женщин в один день, во всех 127 странах, подвластных Ахашверошу, тогда спасение народу, обреченному на смерть, принесли Мордехай и Эстер. Нисколько не желает Эстер «полцарства», и пусть даже дадут ей все царство — зачем оно ей? Единственное ее желание: «Душу мою по просьбе моей, и народ мой — по прошению моему»!

И в дни Матитьяу, сына Йоханана, первосвященника Хашмоная, и сыновей его, когда поднялось на Израиль греческое царство, чтобы заставить забыть Тору и изменить законам воли Его, — не Матитьяу и не сыны его дали первый знак восстания, но дочь Матитьяу и сестра сынов его. Она и вместе с нею все подруги ее — вот кто первыми подняли Израиль на восстание против врагов Всевышнего. Греки запретили соблюдение субботы, обрезание и т.п., и тогда поднялись дочери Израиля на городские стены, держа в руках младенцев своих, и сделали им обрезание у всех на глазах, а затем вместе с младенцами бросились вниз и разбились насмерть! Чтобы тем самым сказать своим мужьям и братьям: если вы не выйдете на войну с врагом, не будет у вас ни жен, ни детей — выходите и сражайтесь! И они пошли на войну, и победили.

Йеудит, словно новая Яэль, была первой, отомстившей врагу еврейского народа: она принесла в руках голову Голифорноса, греческого военачальника, и вселила боевой дух в сердца своих братьев, и они вышли на войну.

Когда померк день Израиля, и вся страна его была захвачена жестоким безжалостным врагом, осквернившим Храм Всевышнего и принявшимся искоренять Тору из среды народа, чтобы окончательно погубить его, — Хана, мать семерых братьев, первой подала пример того, как надо жертвовать жизнью ради освящения Имени Б-га.

В каждом поколении, в порабощенных поколениях так же, как в свободных, в последних поколениях так же, как в поколениях первых, начало всякого добра и все самое лучшее и возвышенное, что только есть в еврейском народе и в его избранниках происходит от матери более чем от отца.

Итак, начало всякого добра, которое можно обнаружить в мире и в Израиле — все это от женщины: мать всего живого — Хава, мать пророчества — Сара, мать освобождения — Мирьям, матери искренней и чистой веры — женщины поколения пустыни, мать героизма и мужества — Двора, мать монархии — Рут, мать спасения от гибели — Эстер, мать восстания — Йеудит, мать самопожертвования — Хана, мать семерых братьев; матери откровения света Мошиаха — женщины-праведницы наших дней.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Семья » Еврейская женщина (другие статьи):