Венец скромности

16.07.2004 | 4028 | (0)
Венец скромности

После того, как мы перечислили столько прекрасных качеств, которыми отличается женщина, читатель может спросить: «Если так, то чем, собственно, мужчина выше женщины? Почему заповеди мужчины более многочисленны, чем заповеди женщины? Почему мужчина каждое утро благословляет Всевышнего за то, что Он не сделал его женщиной?»

Ответ на эти вопросы (которые, в сущности, сводятся к одному и тому же) мы находим в том, что женщина обладает еще одной прекрасной чертой, и обладает ею в большей степени, чем мужчина, и эта черта превосходит все ее остальные достоинства.

Например, двум людям, вполне равным друг другу умом, талантами и всеми остальными прекрасными качествами, предлагают занять высокий пост. Один из них соглашается, а другой — нет. Почему? Из-за излишней скромности. Он рад тому, что имеет, и не стремится к величию. Этот скромный человек, который не стремится возвыситься, в действительности оказывается выше своего товарища, потому что превосходит его в скромности, а нет черты характера более прекрасной, чем скромность! Истинно велик тот, чья скромность велика!

Так же и женщина: когда она добровольно уступает главенство своему супругу, то именно в этом прояв­ляет свое величие и превосходство над ним. Сколькими достоинствами ни была бы она увенчана, венец скромности превосходит их всех.

Все законы, предписания, предостережения и наказания, все заповеди, исполнять которые повелел Творец Своим творениям, в равной степени относятся ко всем и даны для всеобщего блага, чтобы исполнял их человек и жил ими. Может быть. Творец вселенной, сотворивший Свой мир любовью, милосердием и жалостью, по разному относится к различным Своим созданиям, предоставляя одним из них больше прав, чем другим? Может быть, отношение Торы к мужчине и женщине — представителям рода человеческого, равным по разуму и сознанию, должно быть все же различным? Нет. По отношению ко всем заповедям Торы женщина приравнивается к мужчине.

И все-таки есть заповеди, от исполнения которых женщина освобождена. Это большая часть заповедей, исполнение которых зависит от определенного времени, и если время прошло, а заповедь исполнена не была, то больше она исполнена быть не может. Например: цицит и тфиллин — заповеди, исполняемые днем, но не ночью; шофар, сукка, лулав и т.п. — заповеди, исполнение которых ограничено определенным периодом времени. От всех таких заповедей женщины освобождены. Может быть, это -дискриминация, ущемление прав женщины? Нет. В действительности это новое свидетельство той высоты, на которой стоит женщина.

Как это может быть?

Разве одни только женщины освобождаются от исполнения некоторых заповедей? Возможны ситуации, когда и мужчины оказываются освобожденными от обязанности исполнять заповеди, возложенные на других людей. Например, если человеку, занятому исполнением одной заповеди, представляется возможность исполнить другую, то он не должен отрываться ради этого от исполнения первой, «занятый одной заповедью — свободен от другой»!

Возможны ситуации, когда, наоборот, новая заповедь освобождает от необходимости исполнять прежнюю, которой до сих пор человек был занят, как бы важна она ни была. Например, если «назир» (которому запрещено оскверняться мертвыми) или первосвященник (которому это запрещено во много раз строже), направляющийся приносить пасхальную жертву или обрезать своего сына (две заповеди, неисполнение которых сопряжено с тяжелыми последствиями — вплоть до физической гибели), услышал, что умер его отец, или мать, или другой ближайший родственник, то не оскверняется ими (занимаясь погребением покойного). Однако он оскверняется «покойником заповеди». То есть, если в пути он обнаружил тело покойного, и нет никого, кроме него, кто мог бы похоронить его, он обязан нарушить свой обет назира и осквернить свою чистоту первосвященника, отказаться от исполнения заповеди о Песах и от обрезания своего сына — и похоронить мертвого! Может быть, и это «ущемление прав» первосвященника и назира! Нет. Дело в том, что приходит более серьезная и важная заповедь и «отодвигает» остальные.

И еще сказано, что ученый, посвящающий все свое время изучению Торы (и изучающий ее «во имя ее самой»), освобожден от исполнения всех заповедей ради изучения Торы, которому он отдает все силы. Конечно, этот человек стоит на высоте, недосягаемой для других. Так что же, его тоже «дискриминируют»? Конечно же, нет. Более того: его величие выражается именно в самом факте освобождения от обязанности исполнения заповедей! Если вы увидите когда-нибудь ученого, которого освободили от исполнения заповедей, написанных в Торе, знайте, что обязанности этого человека, его заповеди и его предназначение несравненно возвышеннее всех других обязанностей.

Итак, двое, обязанности которых прежде были равными, а затем один из них освободился от части своих обязанностей: кто из них теперь выше другого? Тот, кто освободился от прежних обязанностей, освободился лишь потому, что на него теперь возложили новые обязанности, от которых его товарищ свободен. Сам факт освобождения его от прежних обязанностей свидетельствует, что новое его занятие, новое его назначение гораздо выше прежних, и никто не может с этим справиться, кроме него.

Так же и женщина: сначала она была поставлена наравне с мужчиной относительно всех заповедей Торы, а затем освободилась от исполнения части заповедей, время которых ограничено, и это освобождение — не недостаток, а, наоборот, большое достоинство: это свидетельствует о том, насколько важны те особые функции, которыми она наделена — вплоть до того, что она отталкивает исполнение многих заповедей, написанных в Торе.

Из всех венцов, возложенных нашими мудрецами на голову женщины, нет более высокого, чем установление двух благословений, которые ежедневно читаются всеми евреями: одно из них — для женщины, которым она благословляет Всевышнего за то, что Он «сделал меня по воле Своей» (другой вариант — «по воле моей»), а второе — для мужчины, которым он благословляет Всевышнего за то, что Он «не сделал меня женщиной».

Если возложить работу мужчины на женщину, она в силах так или иначе ее исполнить. Более того, можно встретить множество женщин, занимающихся мужской работой, и очень успешно. Но если возложить женскую работу на мужчину, успеха не ждите, и даже в стесненных обстоятельствах он долго этого не вытерпит. Отсюда видно, что обязанности женщины куда тяжелее обязанностей мужчины, а способности ее и выносливость — больше, чем у мужчины.

С того дня, когда был сотворен человек, единственное. что у него есть своего, принадлежащего только ему, — это бремя его труда. Труд человека, страдания, которые он ему приносит, — это его собственное: ведь это он страдает, это он трудится! Все остальное, что есть у человека, это не его, это дары, полученные им от его Творца, его Создателя. От труда человека, от того бремени, которое он несет на себе, зависит самое существование и совершенствование мира. Человек берет от мира то, что ему необходимо и желанно, и отдает миру часть того, что имеет в своем распоряжении. Это делает его соучастником Творения мира, и это же дает ему право получать от мира то, что он получает. Однако человек, который только берет от этого мира, а давать не желает, и пользуясь благами мира, не благословляет за это Творца, такой человек самый настоящий грабитель, он не имеет никакого права на то, что получает. Согласно той мере, в которой человек пользуется благами этого мира, и согласно той мере, в которой он платит за это миру своим трудом, потом лица своего и телесными муками, определяется достоинство человека. Единственная хвала, которую воздают ему, это то, что он не грабитель, и что он берет по праву. Все согласны с тем, что женщина получает от мира меньше, чем мужчина, но платит она за это своим трудом, страданиями и муками куда больше, чем мужчина.

Мужчине не может быть достаточно того, что уготовано для женщины в этом мире, и с другой стороны при всем желании выполнить ее функции он не в состоянии. Выходит, что его удел в этом мире — лучше, чем удел женщины. Вернуть миру все в той мере, в какой он берет от него, мужчина не может. Поэтому он благословляет Творца своего и Создателя за то, что Он подарил ему добрый удел в Его мире и не дал ему другого, более тяжелого.

Достоинство же женщины в том, что она довольна своим уделом. Она не отказывается от возложенного на нее труда, но благословляет за то, «...что сделал меня по воле моей» или «по воле Своей», имея в виду, что ее воля — это воля Всевышнего, ее Создателя. Ее благословение отличается от благословения мужчины тем, что она благословляет не за пользу и удовольствие, но за труд. Нет ничего выше, чем благословение труженика за его труд: этим он свидетельствует, что его труд дороже любого удовольствия.

Возвышенно и почетно положение женщины, которую Всевышний создал по воле Своей и запечатлел в ее душе высшую скромность. Все лучшее — от нее, она — основа всех основ, всякое благо получает свое питание от ее корня, а она сама остается в тени и все величие предоставляет другому. «Мать всего живого», она по сути своей проявляет себя как «помощник, ему соответственный». Мать чистосердечной верности, мать преданности всякому доброму делу и непримиримой войны против зла, мать всего, что связано с истиной, вечностью и добром, и при этом вы не видите ее иначе, как в постоянном присоединении к ее мужу, волю которого она исполняет и на которого обращает весь почет, все заслуги.

Адам, Шет и Энош, Ноах, Шем и Эвер, Авраам, Ицхак и Яаков, Моше, Аарон и Йеошуа, Судьи, пророки и цари, Мошиах, — это явная, открытая сторона мира, принадлежащего Всевышнему, сотворившему его. Хава и жена Ноаха Наама, Сара, Ривка, Рахель и Лея, Йохевед и Мирьям, Двора и Яэль, Наоми и Рут, все праведницы, сколько их есть во всех поколениях, и каждая жена, преданная своему мужу, каждая мать, преданная своим детям, — это тайная, сокрытая сторона мира, принадлежащего Всевышнему, сотворившему его, и эта сторона мира становится известной лишь тому, кто приходит, чтобы исследовать Творение и познать его Творца.

Так есть ли положение более возвышенное, благородное и почетное, нежели положение женщины?!

После всего, что было уже сказано, становится понятно, почему мудрецы Израиля так мало говорят о «равенстве в правах» женщины и мужчины и о необходимости «воздавать ей почет»: евреи, живущие по законам Всевышнего и Его Торы, знающие тайну Его Творения, никогда не помышляли о том, чтобы лишить женщину ее прав, и никогда не могли и не желали прибавить к ее правам хоть сколько-нибудь. Мужчина и женщина —словно два царя, каждый из которых увенчан своей короной, и каждый из которых управляет своим собственным миром. Два рода внутри рода человеческого. У каждого своя задача и свое предназначение, и у каждого особые права. Мужчина — это внешняя сторона мира, женщина — сокровенная, скрытая его сторона: мужчина завоевывает и покоряет, а женщина дает ему силу для всех его свершений; мужчина подобен стволу дерева, а женщина, словно неиссякаемый родник, исподволь дающий этому дереву жизнь. Широк размах предприятий мужчины, кажется, он готов охватить весь мир, и дела его рук очевидны и открыты для всех. В этом преимущество мужчины. Предприятия женщины более основательны, они оставляют свой отпечаток на мире на веки вечные, и в этом ~ преимущество женщины.

Еврейский закон гласит: дети и дочери еврейки, вышедшей замуж за нееврея, — евреи. И дети ее вышедших замуж за неевреев дочерей и дочерей ее дочерей вплоть до скончания всех поколений, — евреи. Однако если еврей женится на нееврейке, то уже собственные его дети — неевреи. Потому, что то влияние, которое оказывает на свое потомство женщина, остается навечно, влияние же мужчины может быть изглажено уже в его собственных детях.

Материнство — это вечный корень, дающий всходы, вырастающие, расцветающие и приносящие плоды, корень, способный вечно поддерживать бытие и жизнь вырастающему из него стволу. Поэтому Всевышний дал женщине такие возвышенные достоинства как скромность, покорность и природную потребность в мире и сделал ее Матерью всего живого.

Что касается прав женщины в доме ее мужа, то их давно уже определили наши мудрецы в одном изречении, включающем в себя все, что об этом можно сказать:

Итак, мы видим, что женщина выходит замуж только для того, чтобы жизнь ее стала лучше и чтобы положение ее стало выше, но не для обратного. Поэтому, если прежде уровень ее жизни был выше, чем тот, к которому привычен ее супруг, он не может сказать ей: прими мой образ жизни, но должен обеспечить ее всем тем, к чему она привычна. Однако если прежде она была привычна довольствоваться меньшим, чем то, к чему привычен ее супруг, он не может сказать ей: хватит тебе того, к чему ты привычна, она «поднимается с ним», на жизнь она дается ему, но не на муки и страдания.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Семья » Еврейская женщина (другие статьи):