Красота и чувство

01.03.2009 | 4288 | (0)

В Торе сказано о разводе следующее: «Когда возьмет мужчина жену и овладеет ею, и будет: коль не обретет приязни в глазах его, ибо нашел в ней нечто срамное — и напишет ей грамоту расторжения, и даст ей в руку, и вышлет ее из дома его» (Дварим, 24:1).

Буквально каждое слово этого стиха требует разъяснения. Во-первых, что означает выражение «и овладеет ею»? Очевидно, что говорится о событиях, следующих уже после бракосочетания. Но тогда что означают слова «приязнь в глазах его»? Не лучше ли было сказать: «и будет: коль возненавидит ее»? Для чего сказано «…ибо нашел в ней нечто срамное» в прошедшем времени? Казалось бы, более уместно будущее время: «и будет: коль найдет в ней нечто срамное»?

Дело в том, что в этих словах подразумевается нечто очень важное для семейной жизни, и Тора показывает нам, в каком случае брак выходит удачным, а в каком супругам грозит опасность.

Когда весь мир таков, каким он должен быть, и люди такие, какими они должны быть, то нормальный порядок событий таков: человек видит достойную женщину, скромную, красивую и она «обретает приязнь в глазах его», он берет ее в жены и вводит в свой дом, и почитает ее, и любит с каждым днем все больше и больше. Любовь становится все крепче, и вместе с нею становится крепче их взаимный союз, пока он не становится столь прочным, что никто и ничто не нарушит его во веки веков.

Брак, который начинается с «обретения приязни» (в тех вещах, в которых более всего проявляется красота женщины), а затем приходит к взаимной любви, сохраняется навеки. Любовь, начавшаяся «обретением приязни», — любовь настоящая; она — словно неиссякаемый источник. И мы видим в Торе, что об Ицхаке и Ривке сначала говорится: «И взял он Ривку, и стала она ему женою…», а после этого: «…и полюбил он ее». Такие взаимоотношения совершенно лишены оттенка собственничества; здесь — муж и жена, «помощник, соответствующий ему», «кость его и плоть его», две половинки единого Человека, вместе на всю жизнь — слившись в одного цельного человека.

Обратите внимание на то, что во всей Торе мы не находим ни разу, чтобы в рассказах о жизни наших праотцев и праматерей было употреблено слово «хозяин». Более того, оно во всей Торе нигде не встречается как синоним слова «муж», кроме одного исключения: последней главы книги «Мишлей» (Притчей Соломоновых). Но там для этого есть особое основание: жене воздается хвала за то, что она почитает и уважает своего мужа, несмотря на то, что все, чем славен ее муж, он получает от нее. Она сама чтит его как «хозяина», а не он делает себя таковым.

Если попробовать сказать о такой супружеской паре языком Писания, то прозвучит это так: «Коль найдет женщина приязнь в глазах мужчины, и возьмет он ее, и станет она ему женою, и полюбит ее, ибо найдет ее прекрасней всех женщин, и не оставит ее во все дни своей жизни!»

Горе тому, кто поступает противоположным образом, нарушая естественный порядок событий! Он видит женщину, но его привлекает не то, что в ней действительно прекрасно, и не то, в чем действительно состоит смысл брака; она желанна ему, и он лишается душев­ного покоя и здравого смысла. Узы любви, жгучей и ни с чем не желающей считаться — вот что привязывает его к ней, предмету его мечтаний, его влечений… Про него-то и говорит Тора: «Как возьмет мужчина жену и овладеет ею…». Не сказано: «…и стала она ему женою, и полю­бил он ее», но «…и овладеет ею», словно станет ее господином. Потому что в действительности он любит не ее, а самого себя, свои желания, свои вожделения, и только ради этого берет ее в жены.

Такая женитьба — не настоящая, это не тот брачный союз, которым Творец благословил мужчину и женщину. Источник благословения, ниспосланного на супругов, в том, что все, чего не хватает мужчине, Творец дает ему в его жене, и все, чего не хватает женщине, Он дает ей в ее муже. Поэтому глаза их постоянно устремлены друг на друга, и в любви, которая связывает их, восполняется несовершенство каждого из них. В этом же случае о таком благословении не может быть и речи, потому что он любит единственно лишь себя самого, и глаза его устремлены лишь на себя самого: «и овладеет ею»!

Что же дальше? «И будет: коль не обретет приязни в глазах его»... Когда это будет? После свадьбы. До этого ведь его сердце не давало себе труда найти в избраннице ее истинную красоту, привлекательность, присущую ей, потому что он был весь погружен в свои собственные желания, переживания, его любовь к самому себе затмевала от него весь свет! Хотя бы теперь, после свадьбы, когда вожделения уже чуть-чуть улеглись, он должен обратить свои разум и сердце на истинные достоинства и красу его подруги! Это укрепит взаимный союз, станет фундаментом дома и любовь достигнет настоящей полноты. Пусть он выскажет жене своей, насколько дороги ему ее внутренняя красота, чистота ее сердца…

Если он, по крайней мере, хоть теперь сделает так, то спасет свой дом от опасности, подстерегавшей его, и он может стоять непоколебимо долгие годы. Но «коль не обретет приязни в глазах его» и назавтра после свадь­бы, это — зловещий признак, грозящий бедой. Это признак того, что узы, связывающие супругов, могут в конце концов исчезнуть. А исчезнет причина любви — исчезнет и сама любовь. Сегодня самолюбие привлекает его к этой женщине, а завтра оно внушит ему, что он не может жить без другой, красивее этой. Потому что он не связал себя с ней узами брака ради ее настоящей красы, ради достоинств, которыми она одна обладает, которые ставят ее выше всех женщин.

Зачем же он взял ее в жены? — «Ибо нашел в ней нечто срамное». Самое начало этой связи было сопряжено с чем-то темным и постыдным, оно-то и послужило причиной того, что он увлекся этой женщиной — не благодаря ее обаянию, ее внутренней красе и достоинствам. Не она «нашла приязнь в глазах его», но, наоборот, он нашел в ней нечто, вызвавшее его страсть к ней, которое после того, как страсть будет удовлетворена, вызовет в нем отвращение к ней, и это — основа их любви!

Любовь эта бесплодна и тщетна. У этой любви нет корней, поэтому и вырасти из нее ничего не может. Страшитесь подобных браков! Чем все это может кончиться? Тем, что он «напишет ей грамоту расторжения, …и вышлет ее из дома его».

«Приязнь», обаяние женщины, которое ощущает на себе ее муж — это тот корень, из которого вырастает и расцветает настоящая любовь. Привлекательность, внутренняя красота женщины — это нечто совершенно непов­торимое и своеобразное. То, что глубоко волнует одного, задевая самые сокровенные струны его души, другого оставляет равнодушным. Мы имеем здесь дело с проявлениями самых сокровенных глубин человеческой души, определяющих неповторимость индивидуальности каждого человека. Отсюда, из этих глубин, вырастают различия в интеллекте, в образе чувств, в чертах характера, которыми люди отличаются друг от друга. И там же — корень любви, которую мужчина чувствует к своей жене, которая делает ее в его глазах чудом совершенства и красоты, затмевающим всех остальных женщин: ведь он и она неразрывно спаяны воедино в корнях своих душ — а там невозможны ни изменения, ни замена…

Если продолжить это сравнение, то плотскую сторону любви можно уподобить ветви; одной из последних вет­вей дерева, самой далекой от его корней и начинающей засыхать первой.

Каждый корень способен пустить другие корни, выпу­стить из себя новый росток и дать начало новому дереву, на котором вырастут прекрасные плоды, однако далеко не всякая веточка способна пустить корни. Более того она может совсем погибнуть, если ее не посадят в почву так, как полагается.

Человек, который дорожит своей любовью, словно берет нежную виноградную лозу и высаживает ее в почву, ухаживает за ней и оберегает многие дни. Каждый день он видит плод своего труда, который становится ему все более и более дорог. Саженец укореняется, выбрасывает все новые и новые побеги, ствол его становится сильным и крепким, и он превращается в прекрасный, цветущий виноградник: виноградарь снимает гроздья, собирает их в давильню и пьет потом вино, от которого и Б-г и люди получают отраду.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Семья » Семейная жизнь (другие статьи):