18. А где же они прячут лошадь?

22.03.2004 | 3214 | (0)
18. А где же они прячут лошадь?
А где же они прячут лошадь?

Пришло время сделать небольшое отступление и рассказать читателям, откуда взялся мир. До этого урока мы рассматривали такие темы, как потенциал еврейской души, критерии самооценки, связь с центральным праведником поколения. Но уже во второй главе «Тании» Алтер Ребе отсылает нас к учению Каббалы и концепции «Цимцума», как будто мы давно все это знаем и нам достаточно лишь намека, чтобы ухватить его мысль.

Увы! Если бы он намекнул на «биг-бэнг» (теорию большого взрыва), «первичный бактериальный бульон» (зачаточный этап зарождения микроорганизмов) или, скажем, на какое-нибудь ответвление дарвинизма, то мы бы, наверное, поняли. Но Цимцум, несмотря на обилие «модных» книжек по Каббале, еще не вошел в обыденный лексикон русскоговорящих интеллектуалов. Тем более если речь идет о полноценном, выверенное с учением хасидизма, толковании этого понятия. Поэтому мы сейчас займемся объяснением этого явления.

Итак, во-первых, внесем ясность в картину сотворения мира. Попробуем представить себе непредставимое: Свет Бесконечного, Благословен Он (написание каждого слова с большой буквы сообщает нам сознание величия происходящего). Ничто не может начаться, поскольку свет (по определению) — бесконечен. Значит, кроме него, ничто не может получить право на существование.

Этот абсолютный свет заполняет все, не давая возможности сотворения расщепленной реальности, знакомой нам: верх и низ, лево и право, вперед и назад, до и после. Условно говоря, творение мира не может начаться, конкурируя с вышеупомянутым светом. К тому же это не тот свет, антонимом которого служит понятие «тьма». Это — Свет неизъяснимый, то есть, если можно так выразиться, сам Б-г в полном и максимальном раскрытии.

И вот, пожелав сотворить еще что-нибудь, кроме этой изначальной и единственно-истинной данности, Всевышний количественно и качественно сократил Свет. Если придерживаться законов формальной логики, то, поскольку Свет, по определению, бесконечен, его, конечно, нельзя сократить. Но Всевышний может превратить его в слабо-мерцающий фон и уже на этом фоне начать разворачивать (уже в рамках времени и места) величественные картины, знакомые нам из Книги Бытия. Это допущение (всего лишь условность), что помимо Света, на фоне Света и порой даже полностью игнорируя Свет могут существовать некие сущности (ангелы, люди и все, что ниже их по статусу), и есть Цимцум. Б-г остался бесконечным, но сделал это Свое качество и Самого Себя незаметным, относительно сотворенных, то есть, в частности, нас с вами.

После определения сущности Цимцума нетрудно проследить дальнейшее становление миров.

Ученые усердно работают над открытием все более древних звеньев этого становления, упорно игнорируя изначальный Божественный импульс. Это напоминает случай, произошедший с жителями «города дураков» — Хелема, которые послали своего представителя в столицу, посмотреть, каким образом работает недавно изобретенный в Европе паровоз.

Представитель вернулся и долго рисовал перед собравшимися вагоны поезда, подробно объясняя, как они сцепляются один с другим. «А что приводит всю эту громадную махину в движение?» — спросили горожане. «Конечно лошадь, но в каком из вагонов они ее прячут, я не смог установить, — скромно ответил посланец.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.