4. Две группы противников хасидизма

11.09.2008 | 3838 | (0)
Перевод: М. Н. Горали

Оба возражения корреспондента (о неуважении якобы к Б-гу и невозможности смертным существам ясно представить себе эти сложные вопросы) не ограничиваются одним только изречением «Израиль возник мысленно». Они относятся ко многим вопросам, разбираемым в хасидизме. Эти возражения подобны антихасидским аргументам «умеренных» митнагдим далекого прошлого.

Противники теории и практики хасидизма были тогда двух толков: одна группа ожесточенно противилась движению, безосновательно подозревая хасидизм в отступничестве от основ иудаизма, а вторая группа придерживалась доводов здравого смысла и относилась к хасидизму с большей терпимостью. Действия первой группы известны и не разбираются здесь. Основанием же для неприязни к хасидизму со стороны митнагдим второго толка являлись упомянутые выше и им подобные возражения.

В течение первого периода зарождения и распространения хасидизма, т.е. при жизни рабби Шнеур-Залмана, вторая группа себя не проявляла, первая же группа бурно активничала. После одержанных хасидизмом побед в 1798 и 1801 г.г.[1] первая группа потеряла свое значение и образовалась вторая группа. В течение следующих десяти лет (до 1812 г.) она вела диспуты и дебаты с хасидами.

Нельзя отрицать, что во многих случаях митнагдим второй группы отрицательно влияли на распространение учения хасидизма, особенно среди деловых людей, занятых в основном своими делами и не имеющих достаточного времени, чтобы распределять его между Талмудом и т.п. и хасидизмом. Во многих центрах хасидизма митнагдим использовали разосланные циркулярные письма[2] самого Ребе («Начиная благословением» и «Десять человек, совместно изучающие Тору») и другие цитаты из его трудов, подчеркивающие важность изучения Талмуда. Они указывали на то, что Ребе считает также, что следует всячески предпочитать изучение Талмуда и кодексов иудаизма всему другому.

В течение тех критических для хасидизма лет пришлось ученикам «хадарим»,[3] созданным Ребе, прилагать огромные усилия по всей стране, чтобы противостоять своим противникам — митнагдим. Были образованы местные и районные комитеты, чтобы внимательно следить за всем происходящим у митнагдим. Эти митнагдим, в свою очередь, рассылали тайных эмиссаров в лагерь хасидов. Это была скрытая, внутренняя борьба; никто из этих двух воюющих сторон не стремился к публичности. Затем наступила франко-русская война 1812 года, бросившая весь мир в хаос. Ребе бежал из своего дома (в Лядах), после чего прошел год, пока его сын рабби Дов-Бер осел в Любавиче.

Примечания:

1. О подробностях первого ареста см. «19 Кислев», Бруклин, 1941 г. О втором аресте см. ниже.

2. Игерет Акодеш, 1 п. 23. «Я получил хорошие вести и душа моя ожила. Нет добра помимо Торы, Б-жья Тора совершенна. Я имею в виду завершение изучения всего Талмуда в большинстве местечек и общин наших людей (хасидов). Благодарю за прошлое и прошу на будущее. Да даст Б-г и в дальнейшем да крепит их сердца из года в год силою Торы и сообщит сынам человеческим силу Устной Торы и ее великую мощь» (Игерет Акодеш, 1). Рабби Шнеур-Залман описывает Веру, являющуюся поддержкой Разума в его стремлении постигать Его величие, и продолжает: «Но что придает силу (Вере), чтобы она могла поддерживать разум? Это изучение законов, предписываемых Устной Торой и являющихся проявлением Воли Б-жьей». Игерет Акодеш, 23, говорит о важности коллективного изучения Торы и заканчивается призывом изучать практические законы, знание которых необходимо для их точного исполнения.

3. Учащиеся были тогда распределены по трем группам семинаров, названных «хадарим» (классы).

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.