Урок 1. О возможности существования Б-га

21.07.2003 | 16529 | (4)

Для того, кто не принимает идеи сотворения, мир просто существует. Вопрос о том, кто сотворил все существующее, кажется антропоморфическим. Но ощущение, что мир «просто существует», взято лишь из повседневного опыта. Мы постоянно видим, что все окружающее неизменно встречает нас каждым утром и не видим причины, чтобы это не продолжалось всегда и не было бы в прошлом.

Если не принимать сотворение мира, нет другой альтернативы — мы должны сказать, что мир или материя — вечны. Принято считать, что атеистическое мировоззрение научно. Однако научным можно назвать только то, что подтверждается эмпирически. Понятие «вечности» в нашем опыте не дано, если, конечно, не говорить о субъективном опыте, включающем помимо прочего, также абстрактные понятия, какими неизбежно мыслит человек. Есть область, в которой понятие «вечный» правомерно. Эта область — метафизика. Но, так как материя подвергается распаду, метафизика не считает возможным применить к ней понятие вечности. Вечность — одно из понятий, применимых только к Абсолюту.

В последнее время ученые ищут закон, который объединил бы все, что мы знаем о природе. Ищут Единство в многообразном сплетении явлений, составляющих вселенную. Единство мира возможно только в том случае, если все в нем имеет единый источник. Но может ли Б-г быть источником?

Чтобы что-то было источником, оно должно быть той же природы, как и то, что от него происходит. Б-г — Абсолют. Свойства Абсолюта предполагают помимо прочего, что существование Б-га не зависит от какой-либо причины. Он — Причина в Себе, Он существует по самой Своей природе. То же следует сказать и о других Его качествах. Если мир сотворен, то творения не только не повторяют в себе природы Абсолюта, но между ними и Абсолютом такая бездна, что невозможно говорить о Б-ге, как о Причине причин. К этому мы вернемся позднее.

Французский палеонтолог и философ Тейяр де Шарден в своей книге «Феномен человека» цитирует мнение Дж. Б.С. Холдейна: «Мы не находим никаких очевидных следов мысли или жизни в том, что мы называем материей, и потому мы предпочитаем изучать эти качества там, они проявляются с наибольшей очевидностью. Но если перспективы современной науки верны, следует ожидать, что мы в конце концов найдем их, по крайней мере в самой рудиментарной форме, во всей вселенной».

Если действительно научная мысль пойдет по этому пути, ее предвосхитила теория хасидизма. В современном представлении науки мир имеет измерения пространства и времени. Согласно учению хасидизма мир имеет не два, а три измерения: пространства, времени и духа, на языке хасидизма — «мир-год-душа»

Мы видим во всем повторение той же структуры: во всем существующем — материальное и духовное, внешнее и внутреннее, в человеке — тело и душа, и наконец, для объяснения единства мира мы вынуждены принять первую из ряда таких структур: Б-г в мире — подобно душе в теле. Но действительно ли мы вынуждены это принять? Может быть, и без принятия идеи Творца, наука и жизнь вполне функционируют? Нет, потому что наука лишается возможности построить видение мира живого и живительного. Само это кажется полным значения: живое существо чувствует себя хорошо в среде, которая соответствует его природе. Несмотря на то, что в последнее время построено нерушимое, казалось бы, здание мира «без иллюзий» (без Б-га), в этом здании нельзя жить, и мы наблюдаем, что все больше людей убеждается В необходимости веры для их жизни и для их интеллектуального здоровья. Недаром столь многие в наше время чувствуют недостаток смысла в жизни и, пройдя множество «измов», обращаются на вечный путь веры.

Заметим, что строение разных организмов подобно друг другу, ученые пришли к понятию эволюционного развития. В рассказе о сотворении, которым начинается Тора, та же последовательность возникновения творений, какая предполагается в теории эволюции: сначала сотворен свет, затем неживая природа, растения, рыбы, птицы, животные и, наконец, человек.

Морфологические подобия живых существ можно объяснить их постепенным развитием друг от друга, но если они происходят от единого Божественного источника, имеющего определенную структуру, они будут повторять в себе эту структуру и, таким образом, также будут подобны друг другу. Какую версию выбрать — зависит от того, к какои интерпретации мы склоняемся. Если многие с очевидностью ощущают, что приемлемее теория эволюции, то это лишь результат привычного мышления, связанного с тем, на чем мы воспитывались, и с общим веянием нашего времени. На самом деле обе интерпретации одинаково могут быть приняты, так как при обеих мы имеем тот же видимый результат.

Немногим, однако, известно, сколько внутренних противоречий нашли ученые нашего века в теории эволюции. С другой стороны, если принять идею сотворения мира, в ней нет никаких внутренних слабостей, кроме одной: ее можно принять или не принять. Но и идею эволюции можно принять или не принять из-за внутренних противоречий, тем более, что существует возможность принятия идеи сотворения. Есть также дополнительные мотивы принятия последней, на которые мы уже указывали — невозможность применения к материи понятия вечности, необходимость единого принципа, объясняющего единство мира, явное соответствие идеи существования Б-га и сотворения мира потребностям души человека, что тоже говорит об их истинности.

Несомненно, у нас есть огромный научный материал, опирающийся на идею эволюции. Однако уже не раз в течение истории наука развивалась, даже исходя из ложных предпосылок. Так, ученые алхимики собрали огромный фактический материал, который был положен в основу химии, астрологи заложили основу астрономии. То же может быть и в наше время, а также и в будущем.

Многие понимают сотворение так, что Б-г направлял эволюционное развитие, и со временем в нем образовались виды, обладающие все большей мерой сознания, пока, таким образом не был создан человек. Но возможно понимать это и иначе. Представим себе, что на земле создано первое дерево. Как оно должно было выглядеть? Без годичных колец? Трудно представить себе такое дерево-урод Но, если это дерево имеет годичные кольца, тот, кто их увидит, сочтет, что это дерево не возникло сейчас, что оно существовало много десятков или сотен лет.

Не случайно ход сотворения мира имеет ту же последовательность, что и идея эволюционного развития. Ко времени сотворения человека, мир должен был иметь законченную форму‚ то есть быть таким миром‚ в котором можно было бы жить. И, если все создано в законченном виде, разные части мира должны создавать впечатление, что у них было прошлое.

Так, например создается впечатление, что песок имеет геологическое прошлое, тем более, что и сейчас он возникает в результате эрозийного действия стихии. Или, например, реки: ведь не может мир, пригодный для жизни всего живого, быть созданным без рек. Но реки должны иметь русла, и мы, видя, как русла образуются сейчас в результате работы воды и т.п., предполагаем, что они возникли в прошлом подобным же образом.

Иначе говоря, если мир сотворен, он должен выглядеть также, как если бы он возник в результате эволюционного развития. Теория эволюции для многих более убедительна потому, что они так приучены мыслить: до недавнего времени эта теория безраздельно господствовала в умах людей. И другая причина — в том, что фактический материал всегда имеет для человека больший вес, чем умозаключение, ибо факты можно себе представить с большей очевидностью. Так было не во все периоды истории, а в прошлом люди гораздо больше, чем в наше время, приучены были оперировать логическими понятиями и полагаться на них.

Почему же мир не создан так, чтобы была полная очевидность существования Б-га? Почему все выглядит так, что только от нашего желания зависит, принять Его или нет? В вечной Книге евреев написано: «Ты — Б-г скрывающийся». Не только в наше время, Он всегда был скрывающимся Б-гом. Мир создан так, что он (мир) самоочевиден, а Б-га нужно искать.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.