Трактат «Гитин» 3: Накдимон бен Гурион

Составил: рав Ханох Гевард
26.02.2014 | 2010 | (0)
Трактат «Гитин» 3: Накдимон бен Гурион

Послали донесение о еврейском неповиновении кесарю Веспасиану. Он пришел и осаждал город три года. Были тогда три богатых человека в Иерусалиме: Накдимон бен Гурион, и Бен Калба Савуа, и Бен Цицит Акэсет. Откуда имя Накдимон бен Гурион? Потому что ради него блеснуло (накда) солнце.

Комментарий:

Иерусалим был в состоянии выдержать продолжительную осаду благодаря щедрости трех именитых граждан, достаточно богатых, чтобы обеспечить нужды всего населения. Талмуд (трактат «Таанит» 20а) повествует о событии, в результате которого Накдимон бен Гурион получил это свое новое имя.

Однажды, когда на праздник в Иерусалиме собралось множество паломников, оказалось, что не хватает для всех питьевой воды; в тот год в Стране Израиля была засуха. Накдимон обратился к одному важному представителю римской администрации, который проживал в Иерусалиме и в чьем распоряжении были двенадцать хранилищ, полных питьевой воды. Накдимон упросил чиновника предоставить эту воду в пользование паломникам, обещая к определенному сроку вновь наполнить хранилища водой. Чтобы подкрепить свое слово, он обязался уплатить римлянину двенадцать слитков серебра в случае, если не сможет исполнить обещанное.

Наступило утро назначенного дня, а хранилища были по-прежнему пусты из-за продолжающейся засухи. Чиновник послал Накдимону сказать, что он требует воду или серебро.

Полагаясь полностью на Б-га, Накдимон ответил: «День еще долог». В полдень министр снова потребовал обещанное. Накдимон послал сказать: «День еще не кончился». Римлянин высмеял Накдимона и его уверенность: «Весь год не было дождя, а теперь, когда осталось всего несколько часов, ты надеешься, что выпадет достаточное количество воды, чтобы наполнить пустующие хранилища!» Убежденный в том, что двенадцать слитков серебра вскоре станут его собственностью, он отправился в бани, готовясь отпраздновать свалившееся на него богатство.

А Накдимон пошел в Храм молиться. Завернувшись в талит, он излил перед Всевышним свое сердце: «Владыка Вселенной, ведь Тебе известно, что я действовал не для того, чтобы снискать себе почести, и не для того, чтобы возвысить родительский дом, но ради Твоей Славы я старался обеспечить водой паломников». В то же мгновение небо затянуло тучами, хлынул ливень и наполнил пустые хранилища, так что вода в них переливалась через край.

По пути из бань римлянин встретил Накдимона, возвращавшегося из Храма. Сказал ему Накдимон: «Ты должен вернуть мне часть воды: разницу между тем, что ты дал мне и что есть у тебя теперь». «Я понимаю, что твой Б-г оказал тебе милость, однако я все-таки оказался в выигрыше, потому что солнце уже село и назначенный для платежа день прошел, — возразил римлянин. — И потому вода, наполнившая колодцы, моя она. А ты должен мне серебро».

Повернулся Накдимон и пошел обратно в Храм. Снова облачился в талит и стал молиться: «Владыка Вселенной! Покажи, что есть в этом мире народ, который Ты любишь. Только что Ты сотворил чудо и дал нам дождь. Сотвори же и другое чудо!» Мгновенно налетел ветер, раздвинул темные тучи, и вновь засияло солнце.

Сказал римлянин: «Не появись солнце, я был бы вправе получить твое серебро».

Талмуд заканчивает так: его имя было не Накдимон, а Буни. Почему же его стали звать Накдимон? — Потому что солнце засияло («накда») ради него.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.