Хроника несостоявшейся войны

17.11.2005 | 4075 | (3)
Хроника несостоявшейся войны
Хроника несостоявшейся войны

Эпизод 1.

В августе 1990 года Саддам Хусейн вторгся в Кувейт, в течение нескольких часов довольно легко овладел всем эмиратом, и радио Багдада торжественно сообщило о том, что Кувейт сейчас находится под контролем иракского правительства.

Мир охватила тревога. Политики были в растерянности. Для мировых лидеров, собравшихся на экстренное совещание, было ясно одно: безумие Хусейна не знает границ. «Война грозит не только Ближнему Востоку, — заявил один из лидеров комментатору агенства новостей „Итим“, — война грозит всему человечеству».

Выступившие на заседании Совета Безопасности ООН политические деятели и главы государств не скрывали своей растерянности и тревоги за будущее. Все понимали, что именно сейчас необходимы решительные меры, поскольку мирным путeм уладить конфликт не удастся. Пока мир приходил в себя, на биржах началась паника, и цены на нефть подскочили выше разумных пределов.

А тем временем, Саддам Хусейн, опьянeнный лeгкой победой, готовился к следующему шагу — захвату Саудовской Аравии, при этом не скрывая своих конкретных намерений по поводу ещe одного своего «соседа», государства Израиль…

Эпизод 2.

Всe мировое еврейство с тревогой следило за развивающимися событиями. Средства массовой информации только и делали, что «подливали масло в огонь», а военные эксперты постепенно стали инструктировать израильтян, как вести себя в случае химического поражения. Правительство Израиля послало срочную телеграмму Президенту Соединeнных Штатов Америки Джорджу Бушу. «Государство Израиль, — говорилось в этой телеграмме, — не удовлетворено реакцией мировой общественности, которая пытается снять с себя ответственность за происходящее и не проявляет должной инициативы по урегулированию конфликта. Ирак обладает достаточно большим запасом химического и обычного оружия, применение которого может стать причиной огромного числа жертв среди мирного населения Израиля…» Текст послания был опубликован в прессе, и надежды израильтянам не прибавил.

Тревога росла. Воздух был пропитан напряжeнным ожиданием войны. Люди чувствовали это везде — дома, на работе, на улице, в магазинах. «Рядовые» проблемы — экономическое положение страны, безработица, инфляция — отошли на второй план. Никто не испытывал особого вдохновения от предложенной мировыми силами помощи. Не меньше остальных были встревожены и еврейские религиозные круги населения. В йешивах и синагогах только и говорили, что о предстоящих событиях.

Израиль готовился к очередной войне…

Эпизод 3.

Прошло чуть больше месяца. Приближался новый, 5751-й год по еврейскому летосчислению. Все попытки заставить Хусейна покинуть Кувейт не принесли успеха.

В это время, в Нью-Йорке, как и во всeм мире, евреи готовились к праднику Рош а-Шана. Тысячи евреев прибыли в Кроун-Хайтс, чтобы провести осенние праздники с Любавичским Ребе шлита Королем Мошиахом. В одном из своих праздничных выступлений Ребе подчеркнул, что буквы еврейского алфавита Тав-Шин-Нун-Алеф, составляющее числовое значение наступившего года, образуют фразу «Теэй Шнат Арэну Нифлаот» — «Да будет этот год годом великих чудес».

Как это всегда случается во время событий мирового масштаба, — хороших или не очень, — евреи обратились за «подсказкой» к святым книгам. В одной из них, «Мидраш Ялкут Шимони», были обнаружены следующие слова: «В год раскрытия Мошиаха все царства мира восстанут друг против друга. Персидский царь пойдeт войной на аравийского царя, а аравийский царь отправится в Арам за советом… И все народы мира будут трепетать в отчаяньи и страхе… Израиль скажет: „Куда идти нам, где искать защиты?“ И скажет им Всевышний: „Дети Мои, не бойтесь! Всe что Я сделал, Я сделал ради вас!… Пришло время Освобождения вашего!“ Когда раскроется Мошиах, он, стоя на крыше Святого Храма, скажет всем евреям: „Смиренные! Пришло время Освобождения вашего!..“»

Этот отрывок совершенно недвусмысленно описывал творящиеся сейчас в мире беспорядки. Один из хасидов снял копии с этого текста и расклеил их по стенам синагоги «770» — «Севен Севенти». Однажды, после вечерней молитвы, Ребе, собираясь выйти из синагоги, остановился возле одной такой копии. Он внимательно прочитал еe и ушeл к себе в кабинет. Через какое-то время секретарь Ребе связался с тем самым молодым человеком, который эти копии расклеил. «Ребе спрашивает, — сказал он ему, — почему вы опустили последние строчки — о раскрытии Мошиаха?..»

И хотя это было первый раз, когда Ребе открыто отреагировал на кризис, стала ясна его мысль — слова святой книги описывают предстоящюю войну и грядущее за ней Освобождение… Тем временем, правительство Соединeнных Штатов Америки активно вело переговоры со странами блока НАТО. Джордж Буш официально предупредил Саддама Хусейна, что оккупация Кувейта представляет собой вопиющее нарушение международных законов, и добавил, что если глава Ирака не прекратит свои угрозы, они будут вынуждены применить силу. Несколько недель спустя многие страны заявили о своей поддержке США и изъявили готовность, объединившись, нанести в случае необходимости удар по Ираку. Началось формирование союзнических войск. Мир стоял на пороге войны…

Эпизод 4.

На одном из хасидских фарбренгенов Ребе сказал: «Пророчества Мидраша начинают осуществляться. Человечество в ожидании войны. Король Персии грозится уничтожить мир. Сердца еврейского народа наполнены страхом и растерянностью. Но Всевышний говорит Своим детям: „Дети Мои, не бойтесь! Нет причины для страха! Всe, что Я делаю, Я делаю ради вашего Освобождения!..“ Еврейский народ не должен бояться! Король Мошиах вскоре провозгласит с крыши Святого Храма: „Пришло время Освобождения вашего!..“»

Собравшиеся люди встретили слова Ребе с великой радостью и воодушевлением. Во время традиционной раздачи долларов, в воскресенье, к Ребе подошeл бывший председатель юридической палаты Кнессета Эли Кулис. Он попросил благословения для всех евреев земли Израиля и выразил их растущие тревогу и боязнь за будущее. «Нет причин для страха, — ответил ему Ребе. — Твeрдая вера в Б-га приносит великое благословение…».

Слова Ребе разлетелись по всему миру. Многие люди стали вспоминать события семнадцатилетней давности, когда, за несколько месяцев до начала войны Судного Дня, Ребе отдал по телефону распоряжение — собрать израильских детей у Стены Плача, чтобы своими молитвами они «уничтожили мстителя и врага» еврейского народа. В канун Йом-Кипура Ребе по традиции произнес речь, в которой обещал «еврейскому народу победу в войне». Спокойствие и мир царили тогда в Святой Земле, и правоту пророческих слов Ребе люди осознали только через несколько часов, когда внезапно вспыхнула война. Войска Египта и Сирии, по своей численности равные объединенным силам НАТО, одновременно вторглись на территории, отвоеванные Израилем в ходе Шестидневной войны. В эти дни Ребе предрек поражение арабских армий и большие потери с их стороны, и в течение недели Израиль отбросил египетские и сирийские войска туда, где они находились до начала войны…

Эпизод 5.

Далеко не все население Израиля было настроено оптимистично. Сообщения радио тоже не вселяли особой уверенности в сердца израильтян. Как это водится перед очевидной угрозой войны, полки продуктовых магазинов стали быстро пустеть: люди запасались продовольствием, тратя почти все свои сбережения.

Журналисту, «дежурившему» возле большого продовольственного магазина, удалось взять интервью у одного из покупателей. Тот толкал впереди себя нагруженные продуктами тележки. «Как вы собираетесь оплатить такое огромное количество покупок?» — спросил журналист. Покупатель, не останавливаясь ни на секунду, ответил: «Мир, в любом случае, близится к своему концу. Почему же я должен переживать о неоплаченном чеке?!..» Ребе неодобрительно отреагировал на царившую панику. «Закупка продовольственных товаров в таком неимоверном количестве, — сказал он, — приведет к необоснованному росту цен! А это подорвет экономику страны!..»

Руководство израильского радио буквально тонуло в вопросах. Люди желали услышать мнение Ребе по поводу происходящего. Израильским журналистам было поручено специальное задание — провести телефонное интервью с рабби Гронером, секретарeм Ребе.

«Ребе просит передать всему миру, — сказал рабби Гронер, — что в отношении ситуации в Эрец-Исраэль причин для страха нет никаких… Что касается раздачи противогазов, Ребе считает, что в них абсолютно нет необходимости…» Рабби Гронер не забыл упомянуть и ставший уже всемирно известным отрывок о «войне между персидским и аравийскими царями». Многие, услышав эти слова, вздохнули с облегчением. Ребе говорил о спасении, и это придавало уверенности сердцам…

Эпизод 6.

Реакция на слова Ребе последовала незамедлительно. «Министерством обороны Израиля, — объявило израильское радио, — создана особая комиссия, занимающаяся исследованием конфликта. На днях комиссия закончила рассмотрение дела и пришла к следующему решению: в связи с прямой угрозой химического поражения гражданское население Израиля имеет право на получение и хранение противогазов…»

Началась новая волна паники. Люди больше не желали слушать никакие утешительные слова. Всех беспокоил один вопрос — где, когда и как можно получить противогазы. Никого уже не тревожили вопросы о будущем. «Будущее? — отреагировал на вопрос репортера один из жителей Израиля, — Я думаю, что у нас уже нет будущего…»

На фоне всеобщей растерянности и суматохи непонятной казалась позиция Ребе. «Все указанные нашими мудрецами признаки Освобождения уже наступили! — сказал Ребе в одной из своих бесед. — Все остальное, как говорит Талмуд, зависит от нашего раскаяния! Лидер поколения заявляет, что раскаяние уже осуществилось! Мы готовы к Освобождению!» Ребе дал благословение всему еврейскому населению в Эрец-Исраэль и объявил во всеуслышание, что «Израиль — самое безопасное место в мире, ибо взор Всевышнего всегда устремлен на эту землю…»

Эпизод 7.

Тем временем, военное руководство страны объявило о начале раздачи противогазов. Каждый житель получил извещение о том, куда он должен явиться, чтобы получить противогазы для себя и всей своей семьи. Представители Гражданской обороны установили в школах специальные пункты и обучали детей, что следует в первую очередь делать, если начнется химическая война. Дети впервые в жизни столкнулись с черными, отдающими резиной, тесными масками. Повседневная жизнь израильтян наполнилась напряженным ожиданием войны. Включив радио в любое время дня, можно было услышать инструкции о том, как поступать в случае воздушной тревоги. «Для разнообразия» также давались указания, как баррикадировать комнаты. Началась раздача противогазов. Кроме них в комплект входила ампула атропина, которую рекомендовалось использовать в случае газового отравления.

Люди теперь могли убедиться в реальности нависшей угрозы. Никто уже не сомневался в намерениях Хусейна «сжечь половину Израиля». Пожалуй, только любавичские хасиды не спешили получать свои противогазы… Международные сводки новостей были не менее тревожными, чем сообщения местного радио. Джордж Буш прекратил всякие попытки «уговоров», и правительству Ирака была объявлена международная экономическая блокада. Против поведения Хусейна резко выступили почти все государства. Даже Сирия и Египет, не питавшие особой симпатии к Западу, согласились сформировать военные отряды для союзнической армии. Комитет Безопасности ООН, после завершения бесчисленных дебатов, пришел, наконец, к единогласному решению — против Хусейна необходимо применить оружие. Президент Соединенных Штатов в своем обращении к народу заявил, что мир решено сохранить даже путем войны. «Мы не можем больше сидеть сложа руки, — сказал Джордж Буш, — и спокойно наблюдать, как глава Ирака держит под своим контролем весь Персидский залив!..»

В ответ на угрозу Саддам Хусейн принялся укреплять свои оборонительные линии…

Эпизод 8.

Ситуация накалялась. Каждый чувствовал, что развязка близка. Туристы спешно покидали Израиль. Многие студенты йешив получали тревожные телефонные звонки из Америки от родителей, которые умоляли их как можно скорее вернуться домой. Люди обращались за советом к Ребе.

«Должен ли мой сын оставить учебу и вернуться домой?» — спросила одна женщина у Ребе. «По какой причине? — вопросом на вопрос ответил Ребе. — Что-то произошло?» Ответ был ясным и четким, и, тем не менее, женщина переспросила: «Он должен остаться? Он не должен уезжать?» Ребе улыбнулся и снова ответил вопросом: «Почему он должен?..» На письма взволнованного содержания — ехать или не ехать в Эрец-Исраэль — Ребе неизменно отвечал: «Израиль — самое безопасное место на земле. Нет причин для страха». Те, что были настроены более скептично, решили все-таки повременить с путешествиями в Святую Землю…

Тем временем, правительство Соединенных Штатов внесло срочное предложение в Совет Безопасности — предъявить Саддаму Хусейну ультиматум: если до 15 января он не покинет Кувейт, то будет атакован союзническими войсками. Предложение приняли, и ультиматум был объявлен. Разумеется, Хусейн не внял предупреждению и продолжал укреплять линии обороны. Америка стала готовиться к войне. Огромные грузовые самолеты доставляли в арабские пустыни свой смертоносный груз: отборные десантные отряды, оснащенные самой новейшей техникой для ведения войны среди песков, ракеты, танки, военные истребители последней модели, — все это и многое другое было отправлено в район Персидского залива. Операция получила кодовое название «Буря в пустыне»…

Эпизод 9.

Мирное население Израиля не отходило от своих радиоприемников. Телефоны любавичских центров разрывались от звонков. Вопросы не отличались разнообразием: «Что говорит Ребе? Как развернутся события? Не изменил ли Ребе свое первоначальное мнение? Сбривать или не сбривать бороды из-за противогазов?» Любавичские хасиды не слишком серьезно реагировали на эти вопросы. Они верили словам Ребе и не поддавались всеобщей панике.

Израиль перешeл на военное положение. Напряженность и страх росли с каждым днем. Замыслы Хусейна были более, чем очевидны. Он лично информировал мир о том, что не желает поддаваться давлению Запада, и не скрывал своих намерений выпустить по Израилю свои «скады». Насколько точными будут эти удары, не знал никто, но о последствиях догадывался каждый…

Эпизод 10.

Приближался срок ультиматума. Израильские войска были приведены в состояние полной боевой готовности. Мирное население тоже готовилось к предстоящей войне: в специальных герметизированных комнатах находились противохимические комлекты, противогазы, запас воды и провизии на несколько дней и детские игрушки. Вопросы, адресованные к Ребе, не прекращались. Одни спрашивали — должны ли их дети, которые сейчас находятся в Эрец-Исраэль, в срочном порядке уезжать оттуда, другие спрашивали — должны ли они сейчас находится там, рядом с детьми. Ребе всегда отвечал отказом первым, и одобрял намерения вторых. Более того, желающим ехать в Святую Землю Ребе давал свое благословение.

Несмотря на это аэропорт имени Бен-Гуриона был наполнен до отказа. Люди хотели успеть на последние рейсы, чтобы покинуть страну до 15 января. А на взлетное поле в это время садились самолеты, которые привозили сотни любавичских хасидов со всего мира. Любопытная деталь: Яаков Гольдштейн, офицер американской армии, перед отлетом в зону боевых действий приехал за благословением к Ребе и сказал, что берет с собой «Мегилат Эстер», чтобы читать ее в Пурим. Ребе улыбнулся и сказал: «В Пурим бои уже закончатся…»

Эпизод 11.

Прошло 14 января, и потянулась длинная, тягостная ночь. Люди не спали. Радиоприемники были включены практически у всех. Но наступило утро, и ничего не произошло. Ничего не произошло и на следующий день. Радио молчало. Казалось, что пустыня поглотила тысячи солдат вместе с огромным количеством военной техники. Стояла тишина, и напряжение становилось невыносимым. Первые краткие сообщения об ударах американских солдат в центре Багдада передало радио БиБиСи, а на следующее утро ситуация окончательно прояснилась.

Ближе к полуночи, американские истребители пересекли границу Саудовской Аравии и, — один за другим — появляясь на ночном багдадском небе принялись наносить прямые, точечные удары. Репортер СиЭнЭн, расположившийся на крыше самой большой гостиницы города, периодически сообщал о прямых попаданиях: «Самолеты абсолютно точно поражают цели! Ни один из самолетов не пострадал!» Пушки Хусейна молчали.

Люди вздохнули свободно. Ночной кошмар рассеялся. По радио были слышны торжественные голоса военных экспертов. А американские самолeты продолжали свои боевые вылеты, обрабатывая артогнем иракские оборонительные линии. Вскоре поступило сообщение о том, что по иракским боевым складам нанесено несколько прямых ударов. Корабли выпустили по Ираку серию ракет, и казалось, что на этом война закончится. Но все-еще только-только начиналось…

Главнокомандующий американскими войсками, генерал Норман Шварцкопф, не был настроен столь оптимистично и понимал, что радость преждевременна. «Мы не знаем, почему молчит иракская армия, и должны быть поэтому крайне осторожны, — сказал он и повторил: — Мы должны быть крайне осторожны…» Генерал Шварцкопф оказался прав. Да, иракские противовоздушные орудия безмолвствовали. Но в этом и заключалась хитрая стратегия Хусейна…

В ночь на 17 января, около двух часов ночи завыли сирены. Люди выпрыгивали из постелей, полусонные, не понимая, что происходит. Сирены продолжали выть, и люди начали приходить в себя. Родители бросились в герметизированные комнаты, спешно заталкивая туда детей. Вслед за сиреной послышался страшный, нарастающий рев, а затем раздался громкий взрыв. Вздрогнула земля. Зазвенели лопнувшие стекла. Дома стали наполняться густым дымом. Заговорило радио: «Воздушная тревога! Воздушная тревога! Просим всех пройти в укрытия и надеть противогазы!..»

Генерал Нахман Шай, выступив чуть позже в качестве военного представителя, объяснил, что в сторону Израиля было выпущено несколько ракет, но их груз пока ещe не известен. «Есть разрушения, — сказал генерал в конце. — Эксперты исследуют ситуацию. О дополнительных ударах со стороны Ирака сообщений пока нет».

Оказалось, что Хусейн после затянувшегося молчания решил, наконец-то, «заговорить». Из двух районов Ирака, которые условно назывались «Эйч 1» и «Эйч 2» и которые так «усердно» поливали огнем американские истребители, в сторону Израиля было выпущено несколько «скадов». К счастью, жертв не оказалось.

Через несколько часов военный представитель объявил, что противогазы можно снять, так как химической угрозы нет, но попросил пока оставаться в своих укрытиях. Через час всем было разрешено покинуть свои герметизированые «жилища», и люди вздохнули с облегчением… Перед субботой пришла телеграмма от Ребе. «Шаббат шалом! — было написано в ней. — Как говорит наша святая Тора: „И в дни веселья твоего…“. Слова эти указывают на субботу. И как это с каждым законом Торы, ясным и четким, веселье должно быть открытым и чистым…»

Эпизод 12.

И хотя война еще не закончилась, люди поняли — слова Ребе о том, что этот год будет годом открытых чудес, сбылись с потрясающей точностью. В течение последующих шести недель по Израилю было выпущено еще несколько ракет, которые причинили стране огромный ущерб. Но если один-единственный «скад», нацеленный на американскую военную базу в Саудовской Аравии, принес десятки смертей, то 39 «скадов», выпущенных по Израилю, — по сообщениям агенства «Итим», — непосредственно привели только к двум жертвам, хотя разрушения были масштабными. «Исследованы 14 смертных случаев, происшедших во время ракетных атак, — заявил бригадный генерал Данон, главный врач ЦАХАЛа. — Выяснилось, что два человека были убиты ракетами, семеро умерли от сердечного приступа и пятеро, в том числе один солдат, задохнулись в плохо отрегулированных противогазах». События этих дней тронули сердца даже самых заядлых скептиков.

Ракетные удары больше не повторялись, а 28 февраля Хусейн капитулировал, понимая, что воевать со всем миром — дело неблагодарное и бесполезное. Так к Пуриму, что, собственно, Ребе и предсказывал, закончилась самая быстрая война в истории человечества…

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Эра Мошиаха » Действия Мошиаха (другие статьи):