Ребе учил меня еврейскому алфавиту в Ницце в 1940 году

Ш.-З. Бергер Перевод: Шолем Лугов
11.06.2015 | 1122 | (0)
Ребе учил меня еврейскому алфавиту в Ницце в 1940 году
Ребе РАЯЦ и Ребе в 1942 году

До сегодняшнего дня история Рут Безек неизвестна широкому кругу исследователей истории хасидизма во время Второй мировой войны. Это естественно, ведь большинство живших в то время людей уже не с нами. Сегодня Рут, которая живет в Израиле, больше 80 лет, но она прекрасно помнит все события того времени, когда она удостоилась видеть Ребе Короля Мошиаха во Франции.

«Ребе (в то время зять Ребе РАЯЦа) приходил в наш дом и учил меня и мою сестру еврейскому алфавиту», — вспоминает Рут, которой было тогда пять лет.

Но сначала сделаем маленький экскурс в историю.

Перед войной Ребе с женой жили в Париже. Когда нацисты подошли к городу, они, как и многие другие евреи сбежали в Виши. В конце лета 1940 года они смогли уехать в Ниццу на севере Франции, где было немного спокойнее. Эта территория находилась под властью Италии, поэтому многие евреи надеялись, что итальянцы защитят их от наци. Профашистское итальянское правительство, несмотря на свой коллаборационизм, не желало отправлять евреев в концлагеря.

Ребе с женой жили в Ницце около девяти месяцев до лета 1941 г. Некоторое время они жили в съемном помещении в маленькой гостинице возле железнодорожной станции. Это было опасное место и они старались реже выходить на улицу. В субботу Ребе ходил на молитву в синагогу в большой гостинице, где находились еврейские беженцы.

Несмотря ни на что, Ребе и его жена старались помогать евреям как материально, так и духовно.

Р. Яаков-Моше Ротшильд, который жил в то время в Ницце, доставал для Ребе еврейский хлеб. В городе была одна пекарня, принадлежащая несоблюдающему субботу еврею, и Ребе попросил Ротшильда зажигать печь и покупать испеченный после этого хлеб. Ребе использовал его во время субботних и праздничных трапез.

Одна еврейка хотела уехать из Ниццы и Ребе помог ей достать фальшивые документы, чтобы она могла свободно пройти через нацистские заслоны. Ей удалось сделать это.

Р. Мендель Нотик рассказал, что для того, чтобы снять комнату в гостинице, нужно было иметь при себе по крайней мере 100 долларов (большая сумма в то время). Тогда Ребе, у которого было банкнота в 100 долларов, искал людей, которым было негде жить, и давал им эту банкноту, чтобы они могли предъявить ее при въезде в гостиницу.

Позже нацисты издали указ, чтобы все евреи под страхом смерти сдали свое золото. Один богатый еврей решил, что Ребе не будет никто подозревать, и попросил его спрятать золото у него дома. Ребе согласился. Когда ситуация ухудшилась и начали проводить обыски, ребецн предложила перепрятать золото в другое место, но Ребе отказался. «Это еврейское золото и мы не должны его трогать», — сказал он.

Эти истории уже слышали многие, но сейчас мы расскажем о том, что неизвестно никому.

Когда итальянцы контролировали Ниццу, они ввели строгие ограничения в отношении изучения религии. Поэтому некоторые евреи организовали маленькие группы для учебы. Профессор Рина Познанская, директор центра по изучению Холокоста в университете Беэр-Шевы, вспоминает о том, как будучи детьми они занималась изучением еврейства по два-три человека.

Рут Безек родилась в 1935 году и в то время, когда Ребе учил ее, ей было всего пять лет. Но позднее она услышала это от своего отца.

«Я родилась в Вене, — вспоминает Рут. — Мои родители были Александр-Клонимус и Стелла Штейнер. Отец руководил металлургическим заводом, а мать была домохозяйка. Мой дедушка, р. Морис Лейтер, был главой еврейской общины. В 1938 году после Аншлюсса нацисты захватили Австрию и мой дедушка был арестован. Его пытались заставить отдать все деньги, но он отказался и через неделю был освобожден. Предвидя наступающую трагедию, он приказал всей семье немедленно бежать из страны. Он предупредил нас, чтобы мы нигде не регистрировались как члены общины.

Сначала мы уехали в Чехословакию, затем в Италию, а после этого попали в Ниццу. Мы жили на втором этаже большого здания. Перед отъездом мой отец снял все деньги со счетов и купил бриллианты, которые мы спрятали в большую куклу. Я несла ее с собой и во время всех проверок никто и не заподозрил этого. Время от времени мои родители продавали по камню и на вырученные деньги мы и жили.

В 1940 году к нам приходил какой-то хасид в берете и с бородкой, чтобы учить нас с сестрой; это продолжалось три месяца. Я не знала, кто был этот человек, но позже отец рассказал, что это был зять шестого Любавичского Ребе.

Он пришел сам и спросил отца, хочет ли он, чтобы его дети учились. Он учил нас еврейскому алфавиту по книге, как мне кажется, это был молитвенник. Он также рисовал нам буквы. Иногда он оставался пообедать у нас».

После этого семья Рут сбежали в Бордо, затем в Испанию, Португалию и Северную Африку. Затем они попали в Каир и уже оттуда в Хайфу. Это было в конце 1941 г. Они поселились в Тель-Авиве, где Рут пошла в школу «Бейт-Яаков». Ее учительницей была Двора Карасик (впоследствии — жена р. Моше Ашкенази).

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Учебный центр » Биография (другие статьи):