Реб Гершель Рабинович: отважный хасид с чудесной палкой

Натан Авраам Сокращенный перевод: Шолем Лугов
17.08.2017 | 365 | (0)
Реб Гершель Рабинович: отважный хасид с чудесной палкой
Реб Цви-Гирш (Гершель) Рабинович

Реб Цви-Гирш (Гершель) Рабинович был одним из тайных солдат Любавичского Ребе ШЛИТА Короля Мошиаха в течение двадцати лет за «железным занавесом». Он жил в Черновцах и несмотря на притеснения коммунистов отвечал за еврейскую жизнь в городе: постройку микв, организацию подпольной молитвы, открытие секретных еврейских школ, выпечку мацы, производство кошерного мяса и т.д. Он собирал на это деньги и платил зарплату всем, кто был вовлечен в эти дела.

Он всегда помогал другим евреям. Самым выдающимся его подвигом было спасение рабби Леви-Ицхака Шнеерсона (отца Ребе) из ссылки в Казахстане. Впоследствии, он заботился о реб Левике до его кончины 20 Ава.

Реб Гершель Рабинович родился в Кубличах возле Витебска. В 1936 г. он женился и поселился в Харькове. Как и многие евреи, он зарабатывал на жизнь работая на дому, но вместе с этим он начал активно заниматься общественной деятельностью. Реб Мотл Козлинер рассказывал, что Когда Ребе РАЯЦ уехал из России, все важные вопросы среди хасидов ХАБАДа решали три хасида. Несмотря на свою молодость, реб Гершель был одним из них.

После начала войны реб Гершель эвакуировался в Алма-Ату. С первой же недели он собрал у себя дома евреев на субботнюю молитву и начал заниматься еврейскими вопросами в городе: он построил микву, организовал выпечку мацы и собирал людей на общественную молитву.

Среди его добрых дел особо выделялся спасение рабби Леви-Ицхака, который находился в то время в ссылке в Чиили в очень тяжелых условиях. Ему удалось собрать для этого огромную сумму несколько тысяч рублей. Когда рабби Леви-Ицхак приезжего в Алма-Ату, реб Гершель сначала поселил его у себя дома, а потом нашел для него жилье. Врачи прописали ему каждый день куриный бульон, что было очень непросто в то время. Однако, реб Гершель каждый день покупал курицу, зарезал и кошеровал ее, и кормил реб Левика, который был так слаб, что не мог есть сам. Он пек ему халы на субботу и делал вино из изюма.

Все время, когда рабби Леви-Ицхак болел, реб Гершель находился возле него — до последнего дня. 20 Ава рабби Леви-Ицхак попросил стакан воды и миску, а затем сказал: «Теперь мне будет легче перейти границу». Он омыл руки, закрыл глаза, прочитал молитву и скончался.

Ребе ШЛИТА Король Мошиах хорошо знал о том, как много сделал реб Гершель для его отца, и поблагодарил его это. Когда один из хасидов вырвался из России и приехал в «770», он привез Ребе фотографию реб Гершеля. Ребе встал и сказал: «Вы даже не представляете себе, что этот человек сделал для моего отца!»

Реб Гершель получил много писем с указаниями от Ребе, но из них сохранилось лишь одно — от 17 Менахем-Ава 5721 г., которое Ребе подписал просто «Менахем».

После кончины рабби Леви-Ицхака реб Гершель Рабинович уехал с женой из Алма-Аты и поселился в Черновцах. И здесь он сразу начал заниматься общественной работой и завязал хорошие знакомства с начальством. Для многих евреев за большие взятки он доставал разрешение на проживание в городе. Вместе с ним работали р. Моше Вышецкий, р. Ойзер Винокурский, р. Хаим-Меир Каана, р. Моше Пен, р. Довбер Робинсон и другие хасиды.

Реб Йоэль Добкин из Цфата вспоминает, как в начале 60-х годов, когда они жили в поселке Глыбокая, «органы» пытались заставить его отца написать антирелигиозную статью. Отец был офицером медицинской службы и воевал с немецами и японцами, но он оставался религиозным человеком. За отказ его уволили с работы и никуда не брали. Об этом узнал реб Гершель Рабинович, привез их в Черновцы, нашел им жилье и в течение нескольких месяцев буквально содержал всю семью, пока отец не нашел работу врачом на шахте.

Официальная синагога в городе была под плотным наблюдением КГБ. Если какой-то молодой еврей заходил туда на молитву, его сразу «вычисляли» и увольняли с работы. Реб Гершель открыл несколько тайных молитвенных домов, адреса которых постоянно менялись. Его смелость простиралась до такой степени, что он организовал молитву в доме секретаря парткома, который в глубине души питал слабость к некоторым еврейским традициям. Только 1 мая, когда у него дома собирались все начальники, молитва проходила в другом месте.

Реб Гершель также занимался производством кошерного мяса. Он платил зарплату старому шойхету, а когда того арестовали и сослали в Сибирь, он нашел другого.

Когда реб Мендель Футерфас освободился из лагеря в Сибири и прибыл в Черновцы слабый и больной, многие хасиды боялись дать ему кров, но только не реб Гершель. Он приютил его на долгое время, пока тот не поправился. Реб Лейзер Нанес также вернулся в Черновцы, но в милиции ему сказали, что на следующий день он должен будет уехать. Когда об этом узнал реб Гершель, он дал взятку кому следует и с радостью сообщил р. Лейзеру, что он может оставаться в городе.

Когда реб Гершель приехал в Черновцы, там была только одна миква в синагоге, которую построил еще рабби Хаим из Могилев-Подольска. Когда в 1953 г. умер Сталин, евреи начали надеяться на лучшие времена, но все было тщетно. Когда-то в Черновцах было 70 синагог, но после войны осталось 12. Сталин закрыл еще 9, а после его смерти власти закрыли еще 2 и осталась всего одна синагога. Это была целая история, как реб Гершель обнаружил старую микву в доме Циммлеров и получил согласие у хозяйки дома, а потом тайно достал все материалы и тонну льда, чтобы наполнить микву. Он ней не знали даже в КГБ...

Конечно, реб Гершель Рабинович постоянно находился в контакте с Любавичским Ребе ШЛИТА Королем Мошиахом. Посланники Ребе иногда приежзали в Черновцы, чтобы передать ему указания и письма, отправленные через хасидов в Израиле и США. Гершель Рабинович также получал финансовую помощь для своей деятельности через секретариат. Когда возникала какая-нибудь проблема, он обычно говорил: «Давайте напишем письмо дедушке, а потом посмотрим, что делать». В начале 60-х годов Гершель очень хотел уехать в Израиль и у него даже был план. Так как он не служил в армии, ему было проще получить разрешение на выезд. Но будучи хасидом он не делал и шага без благословения Ребе. Он получил ответ оставаться в Черновцах и продолжать там работу по укреплению еврейства. Хотя у него все уже было готово для отъезда, реб Гершель остался и все последующие годы помогал уезжать другим евреям.

Когда в 1968 г. р. Моше Вышецкий приехал в «770» на аудиенцию к Ребе, он привез с собой известную фотографию р. Леви-Ицхака, которую дал ему реб Гершель, и попросил благословения для него (реб Гершель был тогда очень больной) и его племянника р. Ицхака Эзерковича с маленьким сыном. Ребе сказам ему: «Знаете что… Оставьте это на мое усмотрение».

В последние годы р. Гершель ходил с палкой, которую подарил ему р. Леви-Ицхак. «Эта палка была его визитной карточкой», — говорил р. Шломо Раскин из Цфата. С этой палкой реб Гершель ходил на самые опасные и ответственные задания, встречаясь с начальниками в милиции и КГБ. «Палка р. Лейвика ведет меня» — так он объяснял свой успех. Как-то раз он пошел в КГБ просить за одного еврея и забыл там свою палку. Он не мог вернуться туда и был очень угнетен этим. Через некоторое время он сказал: «С тех пор, как я потерял свою палку, успех отвернулся от меня».

Через несколько месяцев он скончался 14 Кислева 5728 г.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Точка зрения » Профиль (другие статьи):