Поговорим о 28 Нисана или Как привести Мошиаха

Перевод: Ора Хайловская
04.05.2017 | 473 | (0)
Поговорим о 28 Нисана или Как привести Мошиаха
Как привести Мошиаха?

Ведущий беседует с р. Ш.-Д. Вольфом, р. Авраамом Майданчиком и журналистом р. Мати Тохфелдом об их работе по выполнению указания Ребе ШЛИТА привести Мошиаха.

— Рав Вольф, выпустив замечательную книгу «Идея Мошиаха», вы стали специалистом по теме Мошиаха и Освобождения. Чего хочет от нас Ребе? Что реально нужно делать?

— 28-го Нисана 5751-го г. Ребе сказал нам, что надо найти одного, или двух, или трех упрямцев, которые «посоветуются (между собой) и найдут, что делать и как делать». Ребе просит у нас «советов»? Как нам это понимать?

Посмотрим на общую идею беседы. «Может ли быть, что собираются десять евреев и не делают все возможное, чтобы привести Мошиаха! Почему кричат „Доколе?!“ только оттого, что так приказано? Что еще могу сделать, чтобы все евреи действовали и кричали по-настоящему и добились реального прихода Мошиаха?» И тогда Ребе говорит: «Единственное, что могу сделать — это передать дело вам; делайте все, что можете».

Ребе Король Мошиах задает вопрос и дает ответ, представляет нам проблему и ее решение. Проблема: с нашей точки зрения дело нас «не касается». Что делать, чтоб касалось? — «Единственное, что могу сделать — передать дело вам». Когда человек за что-то в ответе, он иначе к этому относится. Если он понимает, что дело зависит от него, он принимает его всерьез. Вот чего Ребе хочет в этой беседе — чтобы мы поняли, что отныне это зависит от нас.

До того момента мы учили Тору, соблюдали заповеди и старались привести Мошиаха, но это было таким образом, что Ребе ответственный, а мы выполняем указания. Должны ли мы думать о том, как привести Мошиаха? — ни в коем случае, это было дело Ребе. Здесь же Ребе говорит — я передаю дело вам, под вашу ответственность. Ребе как бы дает нам ключи: давай посмотрим, что ты сам придумаешь, что раскроешь в себе, чтобы привести Мошиаха.

Еще один момент: просьба Ребе, чтобы мы «посоветовались и нашли, что делать и как делать». Ребе не раз давал нам советы, как привести Освобождение, но в более поздних беседах, особенно — от 5751-52 гг. Ребе не только дает советы, но и рассказывает нам, о чем он думал, давая тот или иной совет.

Рав Моти Галь однажды сказал об этом так: например, в беседе на главу «Экев» 5751 г. Ребе говорит о напечатании книги «Тания» шрифтом Брайля. Ребе спрашивает: «Что происходит? Почему Мошиах еще не пришел?» И объясняет, что приход Мошиаха зависит от распространения источников, значит давайте посмотрим, распространили ли как следует. Ребе перечисляет Баал-Шем-Това, Алтер Ребе и т.д., до нашего поколения — и далее: «Возникло у меня предположение, что возможно, есть шрифт, до которого источники еще не дошли, и это — шрифт Брайля, может, поэтому Мошиах еще не пришел». «А теперь — подчеркивает Ребе — осуществилось и это, напечатали книгу „Тания“ шрифтом Брайля».

Зачем Ребе нам рассказывает, о чем он думал — «возникло у меня предположение» и т.д.? Наверное, он хочет, чтобы и мы научились думать. Еврей, встав утром, должен задаться вопросом: «Почему он еще не пришел? Отчего это зависит? Мы делали то и это, может быть есть то или иное, чего мы еще не сделали?!»

— Перейдем к р. Мати Тохфелду. «Жить Мошиахом» — как вам это удается в вашей сфере — в кнессете, среди политиков? Что вы можете посоветовать для достижения этого каждому из нас в своей области?

— «Дай Б-г, чтобы были один, двое, трое…» — по-моему, тут речь идет о том, что надо объединиться, чтобы привести Освобождение. В следующей своей беседе — на главы «Тазриа-Мецора», Ребе говорит о прямом, легком и быстром пути привести Освобождение — это изучение темы Мошиаха и Освобождения, и добавляет: желательно это учить вместе. Почему? Потому, что совместная учеба воодушевляет, привносит жизненность в изучаемое. Вообще любое дело сообща приносит лучший результат.

Вот пример: вы слышали наверняка, что правительство решило заняться делом похищенных йеменских детей — это результат борьбы группы членов кнессета во главе с Нурит Корен, которая решила во что бы то ни стало добиться справедливости. Для продвижения этого дела она задействовала специалистов и организовала большое собрание в присутствии многочисленных СМИ.

За несколько дней до того я показал ей слова Ребе на эту тему и сказал, что надо обязательно ознакомить с ними всех присутствующих, включая тех, кто отрицает происшедшее. Она согласилась зачитать их на собрании. За два часа до собрания заходит в кнессет р. Авраам Майданчик по каким-то своим делам и видит меня с ксерокопией речи Ребе о похищенных детях. Я ему все рассказал, а он недоволен: «Ребе говорит, что надо действовать, как завоеватель, то есть не оставлять ни одного клочка не завоеванным». Спрашиваю: «Ну и что мне делать?» Он не знал, что именно, но посоветовал «думать шире».

Тогда я решил, пусть не она (Нурит Корен) зачитывает речь Ребе, а то вдруг она не найдет для этого времени. Начал срочно искать и нашел р. Ами Пайковского, который спешно прибыл в кнессет. Но Авреми все равно остался недоволен:

«Нужно, чтобы каждый из присутствующих сам прочитал то, что Ребе говорит». Чудом удалось распечатать сто копий. Наклеил на каждую из них фотографию Ребе и прибежал в зал одним из первых, успев на каждый стол и стул положить по листу. Постепенно зал наполнился, все сидели и внимательно читали речь Ребе. То есть все с нею ознакомились еще до начала собрания. И тут Нурит Корен говорит: «Здесь присутствует посланник Любавического Ребе, и прежде всего я прошу р. Ами Пайковского зачитать его слова об этой истории…»

«Завоевание» оказалось полным! Все те, кто собирались выступать с заявлением, что вся история высосана из пальца, отказались говорить, встали и ушли. Ведь Ребе четко и ясно определяет в беседе факт похищения и его причину. Далее Ребе продолжает, что хотя прошло с тех пор много времени, но еще можно спасти детей от духовной смерти, и надо раскрыть, кто они и что они, и соединить их с их настоящими семьями.

Именно такова и была цель вышеупомянутого собрания — сделать то, о чем Ребе говорит в этой беседе.

Отсюда я сделал вывод, что «завоевание» возможно, и особенно — когда вы действуете вместе, подталкиваете один другого, советуетесь между собой, как и что делать. Как сам Ребе говорит: «Дай Б-г, чтоб нашлись один, двое или трое, которые посоветуются между собой и найдут, что делать и как делать», и вместе сумеют завоевать мир и выполнить задачу, которую Ребе возложил на нас 26 лет назад.

— Вопрос к р. Аврааму Майданчику. В беседе на главу «Хаей Сара» 5752 г. Ребе говорит, что с темой Мошиаха надо знакомить окружающих так, как они способны воспринять. Но ведь есть много глубоких пластов у этой темы, должны ли мы знакомить людей и с ними тоже, или только с простыми вещами? Можно спросить иначе: как передать истину в любое время и в любом месте?

— Мой дед р. Шломо Майданчик очень любил цитировать «Йом йом» за 25-го Нисана, что если кто-то может заниматься огранкой бриллиантов, а вместо этого печет хлеб — то ему это засчитывается, как грех. Хотя выпечка хлеба — это очень тяжелая и нужная работа, но поскольку это не его задача, то он считается злодеем.

Задача хасидов ХАБАДа — это Мошиах, бриллиант на короне. Мы много чем занимаемся, но главным для нас должно быть — Мошиах и Освобождение. Необходимо говорить об этом с каждым евреем, и если возможно, разбивать тему на «кусочки» — главное, чтобы каждый еврей ее воспринял. Изучение с евреями этой темы творит чудеса.

Приведу простые тому примеры. Каждую пятницу я рассылаю разным людям слова Торы. Людям всех слоев общества. И всегда подчеркиваю, что это слова Ребе — Короля Мошиаха. В конце всегда «Йехи Адонейну». Если у кого-то возникают по этому поводу вопросы — это хорошо! Посылаю им ссылки с ответами на вопросы. Прочитает — хорошо, значит его это интересует и он получит ответы на вопросы, а если он не по- настоящему спрашивает, а просто морочит голову, так все равно не прочитает…

Насчет внешнего вида. Не все ли равно, ходишь ли ты с кипой «Йехи» и флажком Мошиаха или без? На самом деле это не только для окружающих, а прежде всего для нас самих: это помогает нам не скрывать истину от самих себя. Не раз попадаешь куда-нибудь, где тебя вряд ли послушают, так и не хочешь ничего говорить. Но твоя «обмундировка» говорит сама за себя.

Как-то мы поехали в качестве посланников в поселок «Бейт Ханан». Я открыл там синагогу, куда стали приходить самые разные евреи с самыми разными кипами, но нужно очень четко вести молитву по обычаю ХАБАДа. После молитвы провозглашаю «Йехи» и объясняю, что это значит.

Перед Песахом надо было раздавать мацу, конечно на коробке был флажок Мошиаха и «Йехи». Так как я не мог попасть ко всем и каждому, то взял несколько местных парней — не хабадников, и показал — как заходить в дом, как давать мацу, что говорить, что не говорить, и всем понятно, что это от Ребе. Когда тебе самому все ясно, тогда окружающие сами скажут «Йехи».

— Что вы можете сказать об изучении «Двар Малхут» — бесед Ребе от 5751-2 гг.?

Мати Тохфелд:

— Главное — учить не только самому, но и с окружающими. Ни в коем случае не оставлять сокровища при себе. Главное — распространять. Все, что Ребе говорит в беседах, имеет отношение к любому еврею, и мы обязаны донести это до каждого.

Один из советников главы правительства, еврей, тепло относящийся к еврейству, время от времени принимает участие в наших уроках хасидизма с членами кнессета. Никогда у нас с ним не было проблем. Недавно появилась в кабинете главы правительства женщина — большой «специалист» по харедим, и прочитала ему лекцию о ХАБАДе. Он мне говорит: «Теперь я понял, есть ХАБАД такой, а есть сякой…»

Я сказал: «Она наговорила тебе глупостей, вот я тебе объясню. Есть подход, который гласит, что все, во что мы верим, все, что Ребе учил и объяснял, мы не должны выносить на широкую публику, потому что это тяжело для восприятия нехабадника. А есть другие, которые говорят — если Ребе это учил, значит и это, как и любую вещь, которую Ребе нам дал, надо распространять повсюду. Но верят все в одно и тоже».

Он подумал немножко и сказал: «Так я как нерелигиозный, не вижу вообще никакой разницы между этими подходами». Я спросил его, плохо ли он воспринимает, что я ему говорю, что Ребе — Мошиах? «Конечно нет! Я с тобой, тем более, что это ты мне говоришь…»

В который раз убеждаешься, что все помехи — не что иное, как плод нашего воображения. Если говорить от всего сердца с нехабадниками и даже с нерелигиозными, они скажут: «Какая разница, почему бы и нет? Кто-то ведь должен быть Мошиахом…»

Р. Авраам Майданчик:

— Главное — действие! В любом месте, где бы вы не жили, вы не просто так находитесь, а должны быть посланником, служить примером и гордо провозглашать свою веру.

Кроме того, каждый должен усилить изучение темы Освобождения и Мошиаха. Кто еще не ходит на кампании Ребе, должен ходить вместе с друзьями и соседями. Когда выходишь наружу, все становится на свои места, влияет и на тебя самого, и на окружающих.

Есть много мест сегодня, где очень недостает посланников. Но если нет возможности, то можно, например, делать кампании Ребе в субботу. В субботу люди не так заняты и лучше слушают. Главное — во всем, что делаешь, помнить о том, что нужно привести Мошиаха по-настоящему.

Темы: 28 Нисана
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Точка зрения » Наши действия (другие статьи):