133. Пурим: история и обычаи

21.02.2004 | 8066 | (7)
133. Пурим: история и обычаи
Чтение Свитка Эстер в 770

В середине IV в. до н.э. самой могущественной державой в мире была Персидская империя. Она простиралась от Индии до Эфиопии и включала в себя также Страну Израиля, еврейское население которой было в то время немногочисленным — это были те, кто вернулись из Вавилонского пленения и заново отстроили Иерусалим. Столица Персидской империи г. Сузы (Шушан) была одновременно и главным центром еврейской диаспоры.

Властитель империи, король Ахашверош, очарованный красотой еврейки Эстер, взял ее себе в жены, а ее двоюродному брату Мордехаю пожаловал один из самых важных постов в государстве. Тем не менее, Аману, наиболее приближенному к Ахашверошу министру, удалось убедить короля в необходимости истребить весь еврейский народ в один день — 13-го адара следующего года. Над евреями, жившими в империи Ахашвероша, нависла смертельная опасность.

Но Всевышний, по великой милости Своей, разрушил замыслы Амана и обратил их против него самого. В результате по приказу Ахашвероша Аман был казнен, а евреям было разрешено истребить своих врагов 13-го адара. Теперь вторым после короля человеком в империи стал Мордехай. В память об этом чуде мудрецы Торы того поколения установили, что 14-го адара, когда евреи праздновали победу над своими врагами, навечно следует сделать праздником. Праздник этот стал называться Пурим (Эстер, 9:26).

Ханука и Пурим

Сравнивая Хануку с Пуримом, 6-ой Любавичский Pебе, р. Йосеф-Ицхак, отмечает, что главной причиной жестоких гонений, обрушившихся на евреев в эпоху Хашмонаев, было «духовное разрушение Храма», выразившееся в предательстве евреев-эллинизаторов, насильно насаждавших среди евреев греческую культуру, философию и религию. В эпоху Мордехая и Эстер угроза физического уничтожения возникла из-за пренебрежения основными заповедями Торы, от которых зависит само существование еврейского народа (соблюдение законов о кашерной пище, о чистоте семейной жизни и т.п.).

В обоих случаях спасение пришло благодаря горстке евреев, которые были готовы к самопожертвованию: семья Хашмонаев возглавила восстание, а Эстер, Мордехай и его ученики своим примером побудили народ Израиля совершить тшуву. Различие характера чудес, совершенных Всевышним в награду за проявленную готовность к самопожертвованию, объясняется различием эпох: при Хашмонаях Страна Израиля была центром еврейского народа, существовали Храм и Санедрин, поэтому чудо Хануки было совершенно явным, сверхъестественным; во времена Мордехая и Эстер народ Израиля находился в изгнании, и поэтому чудо Пурима было чудом неявным, скрытым, события развивались, на первый взгляд, вполне естественно.

Пост Эстер

Еще со времен Моше-рабейну евреи знали о великой силе поста и в момент испытаний постились, чтобы пробудить милосердие Всевышнего. Из Устной Торы известно, что во время войны с Амалеком (см. Шмот, 17:8-16) Моше постился, а в Танахе упоминается о приказе короля Шауля всему войску поститься в день решающей битвы с филистимлянами (Шмуэль I, 14:24). И во времена Мордехая и Эстер, когда 13-го адара евреи расправились со своими ненавистниками, они соблюдали пост. Поэтому наши мудрецы установили в этот день всеобщий пост — Пост Эстер, чтобы каждый еврей знал: если, попав в беду, он чистосердечно раскаивается в своих прегрешениях и постится, как это делали наши предки, — Всевышний слышит его молитву.

Тем не менее, сложился обычай не считать Пост Эстер столь же обязательным, как четыре поста, о которых упоминается в книгах пророков. Поэтому от поста освобождены беременные женщины, роженицы в течение 30 дней после родов, кормящие матери, а также больные, тяжело переносящие свое недомогание (пусть даже легкое воспаление глаз). Не постятся также новобрачные, если Пост Эстер приходится на один из семи дней после свадьбы («семь дней пира»). Все они «выкупают» пропущенный день поста тем, что дают более щедрую цдаку.

Половина шекеля

В те времена, когда в Иерусалиме стоял Храм и в нем совершали жертвоприношения, в месяце адар каждый мужчина жертвовал половину шекеля для покупки общественных жертвоприношений. В память об этом принято в месяце адар, перед праздником Пурим, давать особую цдаку, называющуюся «махацит а-шекель» («половина шекеля»): половину денежной единицы, имеющей хождение в данной стране. Точнее, за каждого человека дают по три половинки денежной единицы — поскольку в том отрывке Торы, где говорится об этой заповеди (Шмот, 30:11-16), трижды упоминается слово трума («пожертвование»).

Глава семьи дает три «махацит а-шекель» за каждого члена семьи. Согласно одному обычаю, отец дает эти деньги ежегодно за каждого ребенка, пока он не достигнет совершеннолетия, согласно другому — пока он не достигнет 20-летнего возраста. Но наиболее распространен обычай давать за детей «махацит а-шекель» до тех пор, пока они не обзаведутся собственной семьей.

Лучшим временем для исполнения обычая давать «махацит а-шекель» считается Пост Эстер, даже если 13-е адара совпадает с субботой и пост переносят на два дня раньше — на четверг.

Чтение Свитка Эстер

Каждый мужчина и каждая женщина обязаны прослушать чтение книги Эстер в Пурим дважды — ночью и утром. Для женщин выбирают удобное для них время (но также дважды — ночью и днем), чтобы дать им возможность спокойно завершить все домашние дела, пока мужчины молятся в синагоге.

На чтение книги Эстер следует приводить и детей, чтобы приучать их к исполнению этой заповеди. Надо лишь внимательно за ними следить, не разрешать им шалить (когда «бьют Амана») и мешать взрослым слушать чтение.

Тот, кто испытывает сильный голод и сильную жажду после поста, имеет право поесть что-нибудь перед чтением книги Эстер, чтобы ничто не отвлекало его от слушания.

Предпочтительнее слушать чтение книги Эстер в синагоге, в присутствии не менее десяти взрослых евреев, так как «Во множестве народа — великолепие короля» (Мишлей, 14:28), и следить за чтением по рукописному свитку, повторяя про себя каждое слово. Благословения, которые произносит чтец до и после чтения, заменяют благословения, которые обязан произнести каждый из присутствующих, поэтому надо слушать их очень внимательно и отвечать на них «амен».

Если нет возможности собрать «миньян», то лучше, если каждый самостоятельно прочитает книгу Эстер по свитку. Однако Алаха разрешает также одному прочитать для всех. Если «миньяна» нет, то перед чтением благословения произносят полностью, а после чтения — пропуская имя Всевышнего и Его титул. Тот, у кого нет рукописного свитка книги Эстер, имеет право следить за чтением по печатному изданию.

Как ночью, так и днем перед чтением произносят три благословения: «Благословен... освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам читать Мегилу», «Благословен... совершивший чудеса для наших отцов в те дни, в это самое время» и «Шеэхеяну».

Перед чтением чтец и слушатели, которые следят за чтением по рукописному свитку, должны развернуть свиток и сложить его втрое. На словах «этого письма» (Эстер, 9:26) и «это второе письмо о Пуриме» (Эстер, 9:29) свиток несколько раз слегка приподнимают и опускают.

Две фразы, существующие в двух версиях, принято читать в обоих вариантах. А именно: «убить и погубить» — «и убить, и погубить» (Эстер, 8:11), «и никто не устоял против них [бифнейем]» — «и никто не устоял перед ними [лифнейем]» (Эстер, 9:2).

«Бьют Амана» — т.е. создают шум с помощью трещоток, стуча руками и т.п. — только тогда, когда его имя упоминается с каким-либо эпитетом: «потомок Агага», «злодей» и т.п.

Чтец обязан иметь в виду, что он дает возможность слушателям исполнить заповедь, а каждый из слушателей, в свою очередь, должен сознавать, что, слушая чтение, он исполняет заповедь.

Поскольку заповедь считается неисполненной, если во время чтения пропущено хотя бы одно слово, присутствующие должны слушать очень внимательно, а чтец — четко произносить слова, особенно в тех отрывках, где «бьют Амана»: лишь после того, как шум в синагоге стихнет и наступит полная тишина, чтец имеет право продолжить чтение.

Мегила 
Мегила 

Вот почему так важно следить за чтением по рукописному свитку книги Эстер: если слушатель не расслышал какое-то слово, прочитанное чтецом, но сам шепотом прочитал его по своему свитку, считается, что заповедь он исполнил. Если же слушатель следит за чтением книги Эстер по печатному тексту, то, не расслышав какое-либо слово чтеца и прочитав его по книге, заповедь он не исполняет и потому должен снова прослушать чтение всей книги Эстер от начала до конца.

В книге Эстер есть несколько отрывков, перед которыми, чтец, по обычаю, делает паузу, все присутствующие зачитывают соответствующий отрывок, а чтец потом повторяет его. Отрывки эти следующие.

а) «Жил в Шушане, столице государства, один еврей по имени Мордехай, сын Яира, сына Шими, сына Киша, из колена Биньямина» (2:5).

б) «А Мордехай вышел от короля в царском одеянии...» и т.д. до окончания стиха: «...И город Шушан ликовал и радовался» (8:15).

в) «И были у евреев свет, и радость, и веселье, и торжество» (8:16).

г) Перечисление повешенных сынов Амана — от слов «пятьсот человек» до «десятерых сыновей Амана» (9:6-10). Всю эту фразу желательно прочитать на одном дыхании, не останавливаясь (впрочем, если это не удалось, заповедь считается исполненной).

д) «Потому что Мордехай-еврей был вторым человеком после короля Ахашвероша...» (10:3).

Свиток книги Эстер в субботу (не совпадающую с праздником Пурим) не считается мукцэ: его разрешается переносить с места на место. Но если Пурим совпал с воскресеньем, в предшествующую ему субботу свиток запрещается приносить в синагогу, чтобы читать ночью, так как это означало бы, что в субботу готовят что-то для следующего будничного дня.

Если нет никого, кто умеет читать книгу Эстер по свитку, или нет пригодного экземпляра свитка, следует обратиться к раввину за указаниями, как правильно организовать чтение. Однако отменять исполнение этой заповеди нельзя, поскольку чтение «Мегилы» в Пурим заменяет чтение «Алеля».

Посылка яств, подарки бедным и праздничная трапеза

«Мишлоах манот»

Мишлоах манот 
Мишлоах манот 

Другая заповедь, которую исполняют в Пурим по установлению мудрецов, — «мишлоах манот» («посылка яств» — см. Эстер, 9:22). В Пурим каждый еврей обязан послать другому еврею, хотя бы одному, как минимум два вида еды или один вид еды и какой-нибудь напиток. Тот, кто ограничивается этим минимумом, но рассылает «мишлоах манот» многим людям, достоин всяческих похвал.

Получив «посылку яств», можно отправить ее другому человеку, даже тому, от кого она получена. При этом, по обычаю, что-нибудь в ней заменяют или добавляют.

В качестве «мишлоах манот» посылают только такую еду, которая не требует особого приготовления, — например, жареное или вареное мясо, кондитерские изделия, сладости, фрукты, вино или другие напитки, но не сырое мясо или сырую рыбу.

О «мишлоах манот» сказано, что яства надо посылать. Следовательно, эта заповедь считается исполненной, если «мишлоах манот» не приносят, а посылают, пусть даже с ребенком. Более того, рекомендуется посылать «мишлоах манот» именно с детьми, чтобы приучать их к исполнению этой заповеди. Если нет человека, с которым можно переслать «мишлоах манот», лучше отнести самому, чем совсем не выполнить этого предписания.

«Матанот лаэвьоним»

Цдака 
Цдака 

Еще одна заповедь Пурима — «матанот лаэвьоним» («подарки бедным»). Поскольку в книге Эстер (9:22) сказано «бедным», во множественном числе, то, чтобы исполнить это предписание, в Пурим надо дать цдаку по крайней мере два раза. Но тот, кто делает это многократно, достоин всяческих похвал.

Более того, заповеди о «подарках бедным» отдается предпочтение перед заповедями о «мишлоах манот» и о праздничной трапезе. Если не хватает денег, чтобы исполнить все три предписания, надо прежде всего исполнить предписание о «подарках бедным». Тот, кто заботится о бедняках, сиротах и вдовах, уподобляется Самому Всевышнему, Который стремится «оживлять дух смиренных и оживлять сердце сокрушенных» (Йешаяу, 57:15).

Ребе Король Мошиах
Ребе Король Мошиах

В Пурим не задумываются, кому дать цдаку в первую очередь, а кому — в последнюю: дают каждому, кто протягивает руку. Тот, кто в Пурим оказался в таком месте, где некому дать цдаку, обязан отложить деньги для "подарков бедным" и отдать их беднякам позже.

Женщины тоже обязаны исполнять заповеди о «мишлоах манот» и о «подарках бедным». «Мишлоах манот» мужчины посылают мужчинам, а женщины — женщинам. Но «подарки бедным» женщина имеет право раздавать как женщинам, так и мужчинам.

Праздничная трапеза

Четвертая заповедь Пурима — праздничная трапеза и особое веселье, превосходящее веселье в любой другой праздник. Уже в ночь на 14-е адара начинают веселье и устраивают трапезу, более обильную, чем всегда. А если Пурим начинается на исходе субботы, третью субботнюю трапезу сокращают, чтобы ночью, с наступлением праздника, есть с аппетитом. Однако это еще не является исполнением заповеди о пуримской трапезе, поскольку в книге Эстер написано: «дни пиршества» (9:22) — значит, главная праздничная трапеза должна быть устроена днем (заповеди о «мишлоах манот» и о «подарках бедным» тоже исполняют днем). Веселье в Пурим не знает границ и продолжается также в следующую ночь — на 15-е адара.

Чтобы пуримская трапеза была по-особому праздничной, на стол ставят зажженные свечи.

Законы и обычаи

Перед трапезой следует отвести время для изучения Торы. Наши мудрецы объясняют, что в характеристике праздника, которую мы находим в книге Эстер, есть слова: «и были у евреев свет, и радость, и веселье, и почет, и торжество» (8:16) — где «свет» означает Тору.

В Пурим принято есть пирожки, которые выпекают в форме треугольника и начиняют маком. На идише они называются гоменташ («сумка Амана»), на иврите — «озней Аман» («уши Амана»). Согласно преданию, пророк Даниэль и его друзья при дворе вавилонского правителя Навуходоносора и Эстер во дворце Ахашвероша питались маком и другими семенами, чтобы не есть некашерную пищу, которую для них готовили.

Большая роль в свершении пуримского чуда принадлежала вину. Напившись допьяна, Ахашверош приказал казнить свою жену Вашти. Благодаря этому Эстер стала королевой. Во время пира, который она устроила, ей удалось убедить Ахашвероша в том, что Аман вынашивает злодейские замыслы. Так Эстер спасла еврейский народ. Поэтому сказали наши мудрецы: «Обязан каждый напиться в Пурим до такой степени, чтобы не отличать слов „проклят Аман“ от слов „благословен Мордехай“». Тем не менее, эти слова не следует понимать буквально, так как, согласно Каббале и учению хасидизма, в них кроется глубокий духовный смысл.

Можно исполнить это предписание так: выпить вина немного больше обычного, чтобы стало клонить ко сну, а во сне действительно трудно уловить разницу между «проклят Аман» и «благословен Мордехай».

Человек со слабым здоровьем или знающий, что под действием вина он теряет над собой контроль, забывает произносить благословения и молиться, не должен пить вина даже в Пурим. И его не должно беспокоить, что он не исполнит заповедь: ведь он поступает так не из-за пренебрежения ею, но ради служения Всевышнему.

В принципе, работать в Пурим не запрещено. Тем не менее, мудрецы говорят: «Тот, кто работает в Пурим, не видит в этой своей работе даже признака благословения». Однако делать то, что требуется для Пурима или для исполнения какой-либо заповеди, можно без ограничений. В Пурим разрешено торговать, составлять документы, писать письма и т.п., не говоря уже о том, что еврей имеет полное право нанять в этот день работника-неевреея.

Самопожертвование: тогда и теперь

Центральная тема Пурима — праздника, который является главным событием месяца Адар — чудесное избавление еврейского народа от гибели после королевского указа об уничтожении всех евреев — «молодых и старых, детей и женщин, всех в один день». Мидраш повествует, каким образом этот указ был отменен:

«После того, как Аман построил виселицу, чтобы повесить Мордехая, он отправился к Мордехаю и нашел его в Бейт а-Мидраш (академия по изучению Торы). Мордехай сидел в окружении детей, одетых в мешковину. Они учили Тору и плакали. Аман пересчитал их: детей было 22 тысячи. Он набросил на них железные цепи и приказал часовым охранять детей, а затем сказал: «Завтра я убью этих детей, а после этого повешу Мордехая». Матери принесли детям хлеба и воды и сказали: «Дети, поешьте и попейте, прежде чем отправиться на смерть, чтобы вам не умереть, постясь». Дети возложили руки на святые книги, по которым они учились, и сказали: «Клянемся жизнью нашего учителя Мордехая. что не будем ни есть, ни пить; мы пойдем на смерть, постясь!» Они разразились душе раздирающими рыданиями, и их крики достигли Небес. Всевышний услыхал их, они пробудили в Нем жалость: Он поднялся с Трона Судного и пересел на Трон Милосердия».

Мишна утверждает: «Тот, кто читает Мегилу «в обратном порядке», не исполняет свой долг». Баал-Шем-Тов пояснил, что слова «в обратном порядке» относятся также к мнению, будто чудо Пурима имело значение только в «те давние дни», но не теперь.

Таким образом, мы еще раз убеждаемся в том, что события, случившиеся на Пурим, в полной мере сохраняют актуальность и в наши дни. Хотя сейчас, избави Б-г, еврейскому народу не угрожают подобные указы (наоборот, евреи, Слава Б-гу, имеют возможность жить в мире и процветании), секрет выживания евреев остается все тем же: полноценное образование еврейских детей, которое воспитывает в них готовность к «месирут нефеш» (самопожертвование) ради сохранения еврейского образа жизни.

В этом и заключается основная задача учителей и родителей: собрать еврейских детей (детей в буквальном смысле слова, а также «детей» в смысле знания Божественной Торы и Заповедей) и воспитать в них сознание того, что все они — «дети Б-га, вашего Б-га» и должны и дальше ковать золотую цепь древних традиций своего народа и быть готовыми на любое самопожертвование ради сохранения еврейского образа жизни, основанного на Торе и Заповедях.

Мой народ

Аман стоял перед Ахашверошем — могущественным правителем 127 провинций Персидской империи — и перечислял «доводы», по которым следовало бы уничтожить еврейский народ: «Есть один народ, — сказал он, — разбросанный и рассеянный между народами... Законы их отличны от законов всех народов; и законов короля они не выполняют... Поэтому, — сказал в заключение Аман, — если царю благоугодно, то пусть будет утвержден указ об их истреблении». Король согласился и издал роковой указ об уничтожении еврейского народа.

Позже, когда Эстер умоляла короля отменить этот указ, как мы знаем, она не пыталась опровергнуть «доводы» Амана! Она только сказала: «Да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей; ибо преданы мы, и я и народ мой, на погибель». Эти слова произвели такое сильное впечатление на Ахашвероша, что его тотчас охватил гнев против Амана, и он сказал в ярости: «Кто это такой и где тот, который отважился в сердце своем сделать так?!»

Почему произошла столь внезапная перемена в настроении короля? Совсем недавно он соглашался с Аманом, что даровать евреям право на жизнь — «неблагоугодно». Эстер не отрицала ни одного из обвинений Амана. Она не спорила с Аманом, что евреи были «разбросаны и рассеяны среди народов»; она не оспаривала его утверждения, что их законы «отличны от законов всех других народов»; она даже не отрицала, что евреи не исполняют законов короля (когда эти законы противоречат Торе). Она лишь сказала королю, что евреи были ее народом (факт, о котором король прежде не знал).

В этих простых словах — «мой народ» — лежит секрет поразительного воздействия ее ответа. Эстер как бы говорила: «Ты собрал самых красивых женщин из 127 провинций своей империи, чтобы выбрать среди них королеву. Затем во второй раз ты собрал самых привлекательных девушек своей обширной империи. Какая из них в твоих глазах была достойнее всех? Дочь еврейского народа. А ведь дочь еврейского народа привлекла тебя не тем, что поступала в соответствии с персидскими законами и обычаями; напротив, даже здесь, в этом дворце, она вела себя как верная дочь своего народа. Она поступала именно так, как говорит Аман. Он говорит: «Законы их отличны от законов всех народов». Это правда! Твоя королева не ест твоей пищи и не пьет твоего вина. Ты знаешь, что она наняла семь служанок, по одной на каждый день недели, чтобы не забыть, в какой день нужно соблюдать Субботу. Аман говорит: «Они не выполняют законов короля». Это правда! — Я не буду поклоняться твоим идолам, и в поведении своем не допущу нескромностей. Так что описание, которое дал моему народу Аман — верно, но его вывод — будто бы королю «неблагоугодно» даровать евреям право на жизнь — ложен и злонамерен. Выбрав меня королевой, ты сам опроверг доводы Амана: ты показал, что сохранить жизнь нашему народу — как раз «благоугодно». Ибо как раз не похожее на других поведение и неколебимая твердость веры служат доказательством нашей неповторимости и наших достоинств».

Пурим и ассимиляция

Одна из Заповедей, связанных с праздником Пурим, — это Шалах Манот, когда мы посылаем другу два разных угощения. Одно из толкований этой Заповеди заключается в том, что, соблюдая ее, мы искупаем проступки, совершенные евреями в далеком прошлом во времена Пурима. Как повествует Мегила, Ахашверош (персидский король) устроил пышное пиршество. Еда и питье, подававшиеся на этом пиршестве, были некошерные. Во время пира были осквернены священные сосуды из Бейт а-Микдаш (Священный Храм), захваченные персидскими завоевателями. Тем не менее евреи участвовали в праздничном пиршестве и принимали трефную пищу. Разумеется, Пурим празднуется в память о низвержении Амана, после того как евреи полностью вернулись к Б-гу. К праздничным традициям относится и Шалах Манот, когда мы посылаем друзьям еду и питье в знак нашей преданности Б-гу и, в частности, Его Законам, касающимся кашрута.

Есть и другое, более глубокое толкование этого предписания.

Во времена Пурима Персия была самой могущественной империей, включающей в себя весь цивилизованный мир. Она гордилась самой передовой цивилизацией своей эпохи. В то же время еврейский народ был охвачен отчаянием: Святая Земля и Бейт а-Микдаш (Иерусалимский Храм) лежали в руинах. Многим казалось, что Б-г оставил свой народ. По некоторым расчетам, основанным на Писаниях Пророков, изгнание должно было подойти к концу, но обещанное избавление не наступило. Как сказано в Мидраше, именно в этом была одна из причин, по которым король Ахашверош устроил свой пышный пир и осмелился осквернить священные сосуды из Иерусалимского Храма.

В этой ситуации, когда глава могущественной империи готовился к роскошному пиру и приглашал на него представителей всех народов, в том числе и евреев, многие не смогли устоять перед таким соблазном. Их не остановил даже тот факт, что пир устраивался в ознаменование начала «новой эры» — эры полной ассимиляции; они были введены в заблуждение заманчивым лозунгом — «Без принуждения». Таким образом, сами евреи приняли участие в осквернении священных сосудов.

В символическом смысле осквернение священных сосудов из Бейт а-Микдаш было равнозначно осквернению Б-жественной души, «святилища», скрытого в каждом еврее. Предназначение Б-жественной «искры» — озарять мир Светом высочайших Б-жественных идеалов. Забыв о предназначении своей души в земном мире, евреи способствовали ассимиляции и распространению мрака. Принимая «пищу» Ахашвероша, они осквернили собственные тело и душу.

Пурим напоминает нам о том, что мы не должны увлекаться внешним блеском чужеродных цивилизаций и культур, что мы должны сопротивляться ассимиляции, несмотря на все ее соблазны; он призывает нас к твердости духа в радостном следовании Торе и Заповедям.

Темы: Пурим
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Календарь » Адар (другие статьи):