Общие положения воспитания

27.08.2007 3850 (1)
Общие положения воспитания
Общие положения воспитания

Вся Тора, которую ребенок получает от отца, матери и остальных своих учителей, все воспитание, которое родители дают своим сыновьям и дочерям, не пропадает втуне, но оставляет неизгладимый след, пусть даже не сразу, но спустя некоторое время. Однако, никогда не может быть полной гарантии, что подросток спасется от распущеннос­ти, провалов и греха.

Даже если душа мальчика и сердце его стремятся следовать «учению матери и морали отца», его подстерегают многочисленные ловушки, тяжелые испытания, которые преподносит ему жизнь. «Учение матери и мораль отца» не всегда помогают ему устоять в испытаниях, он может и споткнуться. А один провал влечет за собой другой, и если бы Всевышний не помогал ему, он не смог бы избежать греха.

Что же дает основание родителям надеяться, что их учение не пропадет для детей даром? На это есть только один ответ: родители, учащие своих детей творить милость и справедливость, сами должны вести себя так, как они учат. Если они говорят своим детям: «делайте так-то», то сами не должны посту­пать иначе. Дела и жизнь родителей должны быть хоро­шим примером для детей.

Был ли на свете праведник более великий, чем Йосеф? Когда в испытание ему подослана была к нему жена его господина, ни Тора, которую он учил от своего отца, ни его повеления, ни его учение не могли бы спасти его от греха. Всего этого было недостаточно для Йосефа, чтобы с честью пройти испытание. Что же помогло ему? Образ его отца, Яакова, который возник перед ним в тот момент. Дела отца и образ его жизни имеют большее значение для воспитания детей, чем учение, поучения и все повеления отца.

О родителях, которые учат своих детей добрым путям, а сами не идут по ним, Писание говорит: «И мудрость бедняка презренна». Ваши дети могли бы с уважением относиться к вашей мудрости и вашим урокам, но вы собственными руками все испортили!

«Почитай отца своего и мать свою» — эта заповедь дана не одним только детям, она относится в равной степени и к самим родителям. Каким образом? Раньше мужчина не был обязан так почитать самого себя; теперь, когда он произвел на свет детей и стал отцом, он должен почитать того отца, что в нем самом. Так же и женщина, пока не родила, не была обязана так почитать саму себя; теперь, когда она стала матерью детей, она должна почитать мать, ту мать, что в ней самой!

И нет большего почитания, которое можно проявить по отношению к отцу или матери, чем то, которое они сами проявляют, ведя себя так, как они хотят, чтобы юли себя их дети.

Даже если человек будет изо всех своих сил стараться, чтобы его дети шли по доброму пути, он все равно должен молиться о помощи Небес, чтобы благословение по­чило на его делах. Тем не менее, ни на мгновение он не освобождается от обязанности прилагать все усилия к правильному воспитанию детей. Однако, иной раз человек действует из самых хороших побуждений, а резуль­тат его действий оказывается отрицательным. Почему? Потому что этот человек не знает, какими путями ему следует идти, и некому его научить.

Поэтому мы должны быть благодарны каждому, кто осветил перед нами путь истины в великом деле воспитания детей. Существует много правил в науке о воспитании, но достаточно тех нескольких, которые сформулиро­вали наши мудрецы, чтобы они дали ключ к изучению остальных. Всякий, кто идет по этой дороге, всегда видит в своих делах признак благословения.

Не должен человек говорить ребенку, что он даст ему что-нибудь, а потом не выполнит обещания, потому что это учит ребенка лгать. Это учит нас тому, что основа хорошего воспитания — истина. Стоит убрать этот фундамент — и все здание рухнет. Чего бы стоило все наследие наших отцов, все доброе, что они оставили нам во владение, если бы не этот фундамент истины? Если бы, упаси Б-г, мы нашли в наших отцах что-нибудь позорное, ложное, наше сердце отказалось бы верить и во все остальное, что они оставили нам, потому что как проверить нам — что истинно из их слов, а что ложно? Но нам известно, что наши предки шли на самопожертвование ради сохранения истины во всей ее полноте, чтобы ничего не было убавлено от нее, и ничего не было прибавлено.

Это доброе наследие отличается тем, что мы передаем его нашим детям в точности таким же, каким сами полу­чили его от наших предков, безупречным. Чтобы знал юноша, чтобы знала девушка, что из уст отца и матери никогда не выйдет слово лжи. Ни относительно вещей незначительных, ни денежных вопросов, ни — тем более в отношении вопросов, имеющих отношение к духовному, религии и вере! Всякая ложь дурна, а тем более та, с помощью которой должна быть достигнута истина.

Не должен человек выделять одного сына среди дру­гих сыновей, как то сделал Яаков, дав Йосефу две меры шелка сверх того, что дал другим своим сыновьям. Братья стали завидовать Йосефу, это повлекло за собой другие события, и в результате наши отцы спустились в Египет. Отсюда мы должны сделать вывод, что отношение отца к своим детям должно определяться разумом, а не чувствами. Если у человека много детей, он обя­зан со всеми обращаться одинаково приветливо, даже если один из них более дорог ему, если он умнее всех, понятливее всех, лучше и красивее всех остальных детей. Тем более, если один из сыновей отличается от остальных в худшую сторону своим внешним видом, умом и всем остальным, не имеет права отец выделять его и относить­ся к нему хуже, чем к остальным детям.

Если отец видит, что один из его сыновей не желает воспринимать его воспитания и вредит своим братьям, если отец старается склонить этого сына в лучшую сто­рону и не может — он имеет право прогнать его из своего дома, чтобы это зло не затронуло других. Так сделал Аврагам, отослав из своего дома Ишмаэля, своего сына. Тем не менее, все время, пока он не отослал из дома плохого сына, он не должен выделять его среди всех остальных детей.

Так же, если отец видит, что один из его сыновей -готовый сосуд для восприятия благословения Торы, мудрости и знания более, чем все остальные его сыновья, и все пути этого сына прямы и честны, и он хорошо отно­сится к своим братьям, этот отец может — и даже обязан — учить этого сына более, чем других детей, обратить на него внимание и открыть ему свои тайны более, чем другим братьям. Потому что для того и сделал Всевышний его широким и открытым сосудом, чтобы вошло в него больше мудрости, чем в остальных братьев. Так поступил Яаков с Йосефом, который родился у него на старости лет и был более одарен, чем другие сыновья, и сердце его было открыто для знания тайн мудрости, которыми владел Яаков. Все тайны, всякую мудрость, скрытую от глаз, передал Яаков своему сыну Йосефу и не был наказан за это. Так должно и так приличествует делать. Яаков учил Йосефа больше, чем остальных своих детей, только тому, к чему Йосеф был более восприимчив, чем остальные его братья, и потому это не вызывало зависти.

Впрочем, если отец хочет поделить между детьми остальные блага, которые касаются жизни тела, а не жизни души, он не имеет права различать между ними, убав­ляя от одного и прибавляя другому. Материальные блага для всех равны, и все одинаково достойны получить их поровну. Даже если один из них умом и делами заслужил больше других, нельзя выделять его, давая награду за праведность. Отец не имеет права отмерять детям награду за их дела согласно тому, что видят его глаза. Он обязан только воспитывать их, — каждого по мере его возможности воспринимать учение.

Один Всевышний знает, как наградить Свои создания по справедливости, человек не может этого знать. Истинная награда — это та, что дается за муки и страдания в глубине сердца, а не за таланты и способности, которые видны всем, даже не за множество совершаемых добрых дел. Один человек совершает много дел, вклады­вая в это мало труда, а другой делает мало, затрачивая на это очень много труда, и только его сердце знает об этом. Тот, Кто проверяет все сердца и которому извест­но все, что лежит на совести людей, только Он знает это.

Йосеф был любимцем Яакова и сыном Рахели, любимой жены Яакова, и все-таки невозможно обнаружить за все семнадцать лет, в течение которых все дети Яакова жили вместе, чтобы Яаков выделял Йосефа среди других своих детей, кроме того единственного случая, когда он сделал Йосефу рубашку из шелка, стоившего всего-навсего два шекеля, а другим своим детям этого не сделал. Но и это сделал он, руководствуясь разумом, и для этого у него было много оснований, и все они были правильны, но смотрите, что получилось из этого! Этот пример учит нас, насколько надо быть осторожным, чтобы не вызвать зависти между детьми даже пустячным делом, сделанным якобы по справедливости. Страшна зависть, возникающая в семье, она уничтожает все результаты тяжкого труда.

Раби Шимон бен Эльазар говорит: Ребенок и женщина таковы, что с ними надо обращаться по принципу «левая рука отталкивает, а правая притягивает» (Сота 47а).

В Лоде произошла такая история: один мальчик убежал из школы. Увидел его отец и показал ему на ухо [чтобы напугать]. Ребенок очень испугался, бросился в колодец и погиб. Другой случай произошел в Бней-Браке, когда однажды в субботу один ребенок разбил кувшин, и показал ему отец на ухо. Ребенок очень испугался, бро­сился в колодец и погиб. Об этом сказали наши мудрецы: «...Или накажи его немедленно или молчи!» (Смахот 2).

Из этих примеров следует, что тяжелая рука или запугивание тяжестью своей руки — дурное качество в воспитателе. Вредит оно наверняка а будет ли от этого польза, — непонятно. Более того, запугивание наказанием хуже самого наказания.

И мудрый Шломо тоже сказал: «Воспитывай мальчика согласно его пути, и даже в старости не свернет он с него» (Мишлей, 22:6). Это означает, что ребенок должен полу­чить такое воспитание, которое поможет ему идти по вер­ному пути в течение всей жизни. Знай, что настанет время, когда сын выйдет из-под твоей власти и освободится от страха перед тобой. Если твое воспитание будет основано только на страхе, то завтра, когда исчезнет в нем страх перед тобой, исчезнет и воспитание. Но если ты будешь воспитывать его с терпением и лаской, то даже когда он состарится, твое воспитание не уйдет от него, более того, с течением времени он будет проникаться им все больше и больше.

Пища питает не только тело человека но и его душу. Поэтому человеку следует выбирать такую пищу, кото­рая делает тело более здоровым, и ею он должен кормить своих детей, когда они еще маленькие.

Не следует употреблять слишком большое количество лакомств, потому что они услаждают тело и балуют душу, но не следует кормить детей и чересчур грубой пищей, по­скольку она делает грубыми силы тела и более темными силы души. Следует придерживаться золотой середины. Так же следует приучать детей есть в определенное время. Они не должны есть на ходу, лежа или стоя, но сидя за столом.

Нет в воспитании ничего лучшего, чем приучать сына и дочь, пока они еще маленькие, к чистоте тела, чистоте одежды и ко всему красивому. Нужно следить за тем, чтобы речь детей и манеры их поведения были красивы­ми, чтобы они были вежливы друг к другу, а тем более с другими, чтобы их поведение за столом, их одежда и все их тело были в порядке и чистыми. Наши мудрецы сказали так: «Внешняя одежда воздействует на одежду внутреннюю».

Горе людям, которые жалеют своих детей больше, чем нужно, и горе их детям! Пока их дети еще малень­кие, их родители думают: «Они еще маленькие, им нужно дать то, что они хотят, а когда вырастут, то сами пой­мут, что такое зло, и выберут добро». Это приводит к тому, что дети растут совсем без воспитания. Когда они вырастут, и даже когда состарятся, они не изменят своей глупости. Если же кто-нибудь вздумает их упрекнуть, когда они уже станут взрослыми, они отвергнут упреки и еще прибавят к тем проступкам, которые уже со­вершили. Поэтому родители должны приучать детей слушаться их и вообще старших, чтобы дети не нару­шали порядок, говоря: «Мы играем». Так сказал Шломо в мудрости своей: «Жалеющий розгу ненавидит своего сына» (Мишлей 13:24).

Если ребенок провинился, его следует отругать и спустя короткое время уже проявить к нему приветливость, не напоминая о его вине слишком часто. Не следу­ет преувеличивать его грех, но сказать: если бы ты знал, как плохо поступил» наверняка ты бы не сделал это­го, а теперь, когда ты знаешь, остерегись на будущее и больше этого не делай.

Человек должен показывать своим маленьким детям, какого почета заслуживают те, кто исполняют заповеди и идут по правильному пути. Так же им следует говорить о наказаниях, постигающих нечестивцев, и о страданиях и стыде их близких. Тем не менее, не следует слишком увлекаться отрицательными примерами, а больше рассказывать о славе тех, кто выполняет заповеди. Детская душа очень впечатлительна, и то, что дети видят и слышат, производит на них сильное впечатление, поэтому отрицательный пример всегда опасен: невозможно знать, какие последствия это вызовет в будущем.

Хорошо тому, кто с детства приучен нести бремя определенных обязанностей. Нужно приучать своих детей, пока они еще маленькие, выполнять домашние обязанно­сти, даже если в доме много домочадцев и слуг. Нет ничего лучше, чем приучать ребенка проявлять милосердие ко всем созданиям — к человеку и к животному, быть чувст­вительным к страданию любого создания и готовым прийти ему на помощь. Счастлив человек, который с детства привычен обслуживать гостей, помогать бедным и тем, кто попал в беду, и стоять перед ними словно раб перед господином.

Человек должен предостеречь своих детей от поступ­ков и слов, которые могут привести в замешательство другого, от злословия и сплетен друг о друге, от доносов.

Не следует выслушивать от детей злословие, а надо как следует выругать ребенка, если тот пришел с доносом.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Семья » Родители и дети (другие статьи):