Сила в признании слабости

23.01.2020 127 (0)
Сила в признании слабости
Сила в признании слабости

Одна из известнейших и изучаемых глав трактата «Бава Мециа» называется «а-сохер эт

а-уманин» (лист 75а), что в переводе на русский язык означает «Нанимающий работников».

В общем, есть два вида работников: «схир йом» — поденный работник, который получает плату за день работы, и «каблан» — работник, который получает плату не по дням, а за выполненное задание, которое перед ним поставили.

Авторы «Тосафот» объясняют, что слово «уманим» — универсальное, и может использоваться как в отношении работника типа «схир йом», так и работника типа «каблан».

Так вот, первая Мишна этой главы говорит следующее: «Если некий человек нанял работников („уманин“), и они обманули друг друга — то у них по отношению друг к другу может быть только жалоба (в оригинале „таромет“)».

Заметили ли вы что-нибудь необычное в этой Мишне?

Не знаю как вы, а вот Гемара сразу удивляется такой постановке вопроса в Мишне, а именно: если работники обманули друг друга, то зачем начинать эту ситуацию словами «Если некий человек нанял работников…»? Зачем нам знать о нанимателе, какую роль в этой ситуации играет он, если друг друга подставили именно работники?!

А дело здесь, говорит Гемара, вот в чем: некий наниматель нанял работника Рувена, чтобы тот нанял других работников («Пойди найми мне работников (Шимона и Леви)»), и что же происходит дальше?

Удивительная вещь: работник Рувен идёт и нанимает работников Шимона и Леви, обговорив плату на уровне 4-ёх монет под названием «зуз», но после выполненной работы даёт им только 3 вместо 4-ёх!

Но что за вопрос, удивляется Гемара: если наниматель принял на себя заплатить именно 4 зуза, то должен заплатить именно столько, а если заплатить 4 зуза принял на себя Рувен, то придётся сделать это из своего кармана — и одними жалобами тут не отделаешься.

Однако, и здесь внимание: дело в том, что в обсуждаемой нами ситуации Рувен сказал, что принял на себя им заплатить сумму в 4 зуза именно наниматель, а не он сам. И когда эти два работника идут к нанимателю, то, конечно же он заявляет что ничего им не говорил, а разговаривали они не с ним, а с Рувеном.

То есть другими словами: один сказал о том, что обязался заплатить другой, а другой съехал на том, что сам лично им ничего не говорил.

Но тут ещё не все, и Гемара пытается защитить горе-работников, говоря: «Пусть посмотрят сколько обычай платить в той местности за такой труд, и если все-таки принято платить 4 зуза, то им обязаны выплатить именно эту сумму».

Но не тут то было! Оказывается, что речь идёт о такой местности где за данный вид деятельности принято платить и 3 и 4 зуза, так что сумма варьируется, и не подкопаешься уже никак к тому, что должны заплатить именно 4, и придётся довольствоваться тремя.

И поэтому говорит РОШ (рабейну Ашер), что если бы работники хотели получить именно 4 зуза — им необходимо было договориться об этом именно с самим нанимателем лично, а не с его работником...

* * *

Меня не так давно спросил один человек, не особо отличавшийся любовью к евреям: «Вот скажите мне, если вы, евреи, такие правильные и умные, то почему в ваших синагогах вы ставите „мехицу“ — разделение между мужчинами и женщинами в молитвенном зале? Значит это свидетельствует о вашей слабости?!»

На самом деле ответ на это такой, что как раз в признании своей слабости, не отречении от своих человеческих недостатков, а в работе с ними и в поиске подходов и нахождению к ним решений, и заключается настоящая сила как духа, так и тела.

А уж ни как не в мнимой браваде и популистских заявлениях о том, что «меня это не коснётся, и это не про меня сказано», потому что подобный подход — ни что иное, как ухищрения той стороны нашей личности, которая только спит и видит как нас повалить в пропасть человеческих «подвигов» и «достижений».

Но мы-то знаем что есть что...

Темы: Талмуд
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter