Легенда о динозаврах (заметки по поводу теории эволюции)

Свободный перевод: Эли Элкин Источник: Letters from the Rebbe, том 1 №92
25.03.2007 | 6750 | (2)
Легенда о динозаврах (заметки по поводу теории эволюции)
Легенда о динозаврах (заметки по поводу теории эволюции)

Аргумент о раскопках, в результате которых обнаружены окаменелости, никоим образом не является убедительным доказательством о древнем происхождении нашего мира... Предлагаем вам свободный перевод письма Любавичского Ребе שליט"א Короля Мошиаха о несостоятельности теории эволюции...

С Б-жьей помощью
18 Тевета, 5722 (1962) г.
Бруклин, Нью-Йорк
Мир и благословение!

От Вас долгое время ничего не было слышно. И вот, наконец, студенты любавичской йешивы которые не так давно посетили вашу общину, передали мне от Вас привет, что меня чрезвычайно обрадовало. Мне также было приятно узнать о том, что Вы участвовали в дебатах. Однако, меня весьма удивило, что Вы все еще обеспокоены проблемой возраста вселенной и мнением различных научных теорий, которые не согласны с мнением Торы о том, что миру уже 5722 года. Я не случайно подчеркнул слово «теории». Ведь наука, — и это обязательно нужно учитывать, — имеет дело прежде всего с теориями и гипотезами, в то время, как Тора — с абсолютной истиной. Одним словом, существуют как бы две дисциплины, между которыми нет «согласованности» в данном вопросе.

Меня особенно удивило, — во всяком случае, так мне передали, — что Вы обеспокоены упомянутой «проблемой» настолько, что это мешает Вам вести настоящую еврейскую жизнь и исполнять заповеди Торы. Я искренне надеюсь, что впечатление это ошибочно.

Вы знаете, что основной принцип еврейского образа жизни — «Наасэ Венишма» («Исполним и выслушаем»). Сначала — исполним, а затем — выслушаем. Это означает, что еврей обязан исполнять Б-жественные предписания даже в том случае, если он не может постичь и объяснить их интеллектуально. Иначе говоря, непонимание того или иного предписания и даже наличие «вполне законных» сомнений не оправдывает пренебрежения Божественными заповедями. И уж тем более это так, если сомнения не имеют никаких «законных» оснований, как, например, в случае с Вашей так называемой «проблемой».

Совершенно очевидно, что наша давняя беседа, о которой Вы до сих пор не забыли, не прояснила для Вас этот вопрос. Я попытаюсь снова ее повторить, на этот раз — в письменном виде, что, конечно же, не допускает долгих обсуждений. Но я уверен, что все нижеизложенное послужит нашей истинной цели.

Ваша «проблема» ошибочна уже в самом ее корне — в том, что вы применяете к ней научный подход, таким образом неверно определяя, что такое наука. Необходимо сразу же провести черту между экспериментальной наукой, которая опирается на описание и классификацию наблюдаемого явления, и спекулятивной наукой, которая использует в качестве фактов неопознанные явления, порой и такие, которые невозможно подтвердить в лабораторных условиях. Сам термин «научная спекуляция» звучит нелепо, поскольку слово «наука» буквально означает «знание», и ни одна спекуляция не может быть названа знанием в самом строгом смысле этого слова. В лучшем случае, наука может сделать некоторые предположения, основываясь при этом на установленных фактах, а затем распространить эти предположения на еще не исследованные с помощью опыта ситуации.

У науки есть два общих подхода в определении выводов:

1) Метод интерполяции, посредством которого, зная реакцию того или иного явления при двух крайних условиях, мы пытаемся заключить, какой может быть эта реакция в любой промежуточной точке.

2) Метод экстраполяции, посредством которого мы распространяем на явление, которое находится вне исследуемого диапазона, знание, полученное внутри этого диапазона. Предположим, мы знаем, как ведет себя определенный элемент внутри температурного диапазона от нуля до ста градусов, и на основе этого знания мы рассчитываем, каким может быть его поведение при температуре 101, 200 или 2000 градусов.

Из этих двух методов второй — наименее надежен, поскольку с удалением от известного отрезка ряда возрастает неопределенность вывода. Т.е наше заключение относительно поведения элемента при 101 градусе, более вероятно, чем при 1001.

Следует заметить раз и навсегда, что все научные спекуляции, касающиеся возраста мира, возникают в результате использования второго, более слабого метода — экстраполяции. Слабость эта становится еще более очевидной, если учитывать, что обобщение, выведенное из следствий и распространяемое на неизвестные причины, является догадкой в большей степени, чем выводом от причины к следствию. Это легко можно проиллюстрировать примером.

Если четыре разделить на два, в результате получится два. Причина здесь — делимое и делитель, а следствие — частное. Знание причины в данном случае дает нам один возможный результат — число два. Если же мы знаем лишь следствие, а именно — число два, и задаемся вопросом «Каким образом можем мы получить это число?», предположить можно несколько вариантов ответа: один прибавить один — это два; четыре отнять два — это два; один умножить на два — это два; четыре разделить на два — это два. Заметьте, как растет количество вариантов, если в игру вступают другие числа: пять отнять три — это два; шесть отнять четыре — это два и т.д. до бесконечности.

Добавьте к этому еще одну трудность, которая доминирует во всех методах индукции. Выводы, сделанные на основе известных данных, являются по своей природе пространными. То есть, будучи распространенными на область неизвестного, они имеют какую-то силу лишь при наличии «всех прочих равных условий». Иначе говоря — при сохранении существующих условий во время наблюдений, на основе которых строятся гипотезы, и при сохранении этими условиями действий и противодействий, оказываемых ими друг на друга. Если мы не уверены, что варианты или изменения этих условий в той ситуации, на которую мы пытаемся распространить теорию, будут хотя бы как-то соответствовать по своим значениям существующим при наблюдениях переменным; если мы не уверены, что изменения будут хоть как-то схожи по своему характеру; более того, если мы не уверены, что не существуют еще какие-нибудь факторы, — подобные выводы абсолютно ничего не стоят.

В качестве примера укажу на одну деталь, о которой я уже упоминал во время нашей беседы. Возьмем любую химическую реакцию, при этом неважно — расщепляющую или соединительную. Введение нового катализатора в данном случае, пусть даже в минимальном количестве, может изменить всю скорость и форму химической реакции, либо послужить причиной для начала нового химического процесса.

Однако, мы еще не закончили с трудностями, присущими всем так называемым «научным» теориям о происхождении мира. Вспомните — все здание науки построено на основе наблюдений за реакцией и процессами в поведении атомов в данном, теперешнем состоянии. Ученые имеют дело со скоплениями миллиардов атомов, поскольку они уже объединены и связаны с другими существующими скоплениями атомов. Ученые мало что знают об атомах в их первоначальном состоянии, о том, как отдельный атом реагирует на другой отдельный атом. Еще меньше они знают о том, как частицы, из которых состоит один отдельный атом, реагируют на частицы того же или другого отдельного атома. В одном ученые твердо уверены — реакция одного отдельного атома на другой отдельный атом полностью отличается от реакции одного скопления атомов на другое скопление.

Теперь мы сможем ясно увидеть, насколько слабой и, более того, беспомощной выглядят так называемые научные теории о происхождении и возрасте нашей вселенной.

1) Эти теории были выдвинуты на основе данных, полученных за сравнительно короткий период времени — всего лишь несколько декад и уж во всяком случае не более чем несколько столетий.

2) На основе такого малого диапазона имеющихся (но никоим образом не совершенных) данных ученые пытаются выстроить теории при помощи ненадежного метода экстраполяции, — от следствия к причине, — прибавляя к возрасту вселенной миллионы и даже миллиарды лет!

3) Выдвигая подобные теории, они полностью игнорируют факторы, которые приняты всеми учеными, а именно, что в первичной стадии «рождения» вселенной температура, атмосферное давление, уровень радиации и множество других условий абсолютно отличались от ныне существующих.

4) Ученые сейчас пришли к единодушному мнению, что в первичной стадии «рождения» вселенной существовало множество радиоактивных элементов, которые сейчас уже не существуют или существуют, но в чрезвычайно малом количестве. О некоторых из них известно, что они обладают мощной разрушительной силой даже в минимальных количествах.

5) Формация вселенной мира согласно всем этим теориям началась с процесса соединения отдельных атомов или их компонентов в конгломераты и консолидации, что включало совершенно неизвестные процессы и переменные.

Короче говоря, «научные» теории о происхождении космоса и пытающиеся определить его возраст с самого начала (по общему признанию самих ученых) — слабейшие из слабых.

Нет ничего удивительного в том (и это, между прочим, одно из явных противоречий подобных теорий), что различные «научные» теории, обсуждающие возраст вселенной, не только противоречат одна другой, но некторые из них совершенно несовместимы друг с другом и даже взаимоисключаемы — максимальный возраст мира согласно одной теории меньше минимального возраста мира согласно другой теории.

Тот, кто слепо принимает на веру одну из таких теорий, может прийти к ошибочным и непоследовательным выводам.

Возьмем, к примеру, так называемую теорию эволюции, которая построена на гипотезе о том, что вселенная образовалась из уже существующих атомов и элементарных частиц, которые в процессе эволюции объединились и сформировали физическую вселенную и нашу планету, после чего на ней каким-то образом появилась органическая жизнь. Этот процесс продолжался до тех пор, пока на свет не появился homo sapiens.

Трудно понять, почему человек с легкостью принимает создание атомных и элементарных частиц в том их состоянии, которое по общему мнению неизвестно и непостижимо, но в то же самое время отвергает создание планет, организмов или человеческих существ, в том виде, в котором они существуют сейчас.

Аргумент о раскопках, в результате которых обнаружены окаменелости, никоим образом не является убедительным доказательством о древнем происхождении нашего мира по следующим причинам:

1) В связи с тем, что условия «предысторического» периода, — атмосферное давление, температура, неизвестные катализаторы и т.д., и т.п. (как это уже было упомянуто выше), — из-за которых могли произойти изменения в природе той эпохи, полностью отличались от нынешних, влияющих на нынешний естественный ход событий, нельзя исключать возможность того, что найденным останкам динозавров всего 5722 года, а окаменеть они могли в результате разрушительных природных катаклизмов в течении нескольких лет… Так или иначе, обстоятельства эти неизвестны, и у нас нет приемлемых критериев, по которым можно было бы произвести необходимые расчеты.

2) Даже если предположить, что период времени, который Тора допускает, определяя возраст мира, слишком мал в сравнении с возрастом окаменелостей (хотя я не понимаю, как можно столь категорично это утверждать), нельзя исключить возможность того, что Всевышний (по известной лишь Ему причине) создал уже готовые ископаемые остатки организмов, — кости и скелеты, — как Он создал уже завершенные живые организмы, совершенного человека и такие готовые вещества, как нефть, уголь и алмазы. Все это — безо всякого процесса эволюции.

Можно возразить: «Допустим, все описанное во втором пункте, — правда. Почему же тогда Б-г вначале создал окаменелости?» Ответ прост — нам не дано знать, почему Всевышний избрал именно такой путь творения мира, а не какой-либо другой; и какая бы теория о создании вселенной ни была принята, вопрос этот останется без ответа. Вопрос «Для чего сотворять окаменелости?» ничем не лучше вопроса «Для чего сотворять атомы?» Такой вопрос не может служить веским аргументом и уж тем более — логическим обоснованием теории эволюции.

Есть ли научная основа для того, чтобы ограничивать процесс сотворения мира одним лишь процессом эволюции, которая начинается, — по мнению эволюционистов, — с образования вселенной из атомных и элементарных частиц? Теория эта полна пробелов и необъяснимых противоречий, но в то же время она исключает возможность творения согласно мнению Торы. И это понятно. Ведь если точка зрения Торы будет открыто признана, все трудности решатся и на все вопросы найдутся ответы, а все измышления по поводу происхождения и возраста мира окажутся бесполезными и не будут иметь ни малейшего отношения к делу.

Совершенно ясно, что вопрос «Почему же Всевышний создал готовую вселенную, если достаточно было создать соответствующее число атомов и элементарных частиц, которые, благодаря способности самоорганизации и последующей эволюции, создали бы существующий ныне космический порядок?» абсурден. Нелепость подобного возражения еще более очевидна, когда построенная на ее основе неустойчивая теория считается построенной на твердых и неоспоримых аргументах, исключающих все остальные возможности.

Можно спросить: «Если все теории, объясняющие происхождение и возраст мира, настолько слабы, почему же они занимают такое ведущее место в науке?» Но такова природа человека — пытаться найти объяснение всему, что его окружает. В такие моменты любая теория, даже натянутая и полная противоречий, лучше, чем ничего — во всяком случае, пока не найдется что-то более правдоподобное.

Сейчас Вы можете задать вопрос: «Если нет твердого мнения о происхождении и возрасте мира, почему тогда ученые не принимают точку зрения Торы?» Ответ, опять же, лежит в понимании природы человека. Человек (так диктует ему честолюбие) постоянно стремится быть изобретательным и оригинальным. Соглашаясь с библейским подходом, он (так ему кажется) лишает себя возможности демонстрировать свою изобретательность и умение мыслить аналитически. Поэтому, отрицая мнение Торы, он должен найти разумное «оправдание» своему поступку. И, таким образом, рассказ Торы о сотворении мира рассматривается как древний, примитивный миф или нечто подобное. И все потому, что — из-за отсутствия научных оснований — ему нечем по-настоящему аргументировать свою позицию.

Если Вас все еще беспокоит теория эволюции, могу смело сказать, безо всякой боязни внести противоречия, что нет ни малейшего доказательства, которое смогло бы поддержать эту теорию. Наоборот, на протяжении многих лет поисков и исследований с тех пор, как теория эта была выдвинута, был проведен ряд наблюдений за определенными видами животной и растительной природы, чья продолжительность жизни чрезвычайно коротка. Наблюдения проводились за тысячами поколений этих видов, но не был засвидельствован ни один факт мутации из одного вида в другой, и тем более — из растения в животное. Следовательно, такой теории не место среди естественных наук.

Теория эволюции, о которой мы сейчас говорили, действительно не имеет ни малейшего отношения к рассказу Торы о творении. И даже если бы эта теория подтвердилась, и мутация видов была бы доказана путем лабораторных опытов, нельзя было бы отвергать возможность, — которая куда вероятнее, чем теория эволюции, — сотворения мира согласно Торе.

Я вынужден был изложить суть теории эволюции только для того, чтобы продемонстрировать ее несостоятельность и псевдонаучность, которые способны пленить воображение несведущего. И это усугубляется еще тем, что теория эволюции преподносится в качестве «научного» объяснения таинства творения вопреки тому факту, что сама по себе она не имеет никакой научной основы.

Нет нужды добавлять, что я не собираюсь очернять науку или отрицать научный подход. Просто наука не может работать, предварительно не выдвинув определенные рабочие теории и гипотезы, пусть даже не подтвержденные. Хотя случается довольно часто, что такие теории, даже если они опровергнуты, умирают с трудом (теория эволюции — одна из них).

Технический прогресс не был бы возможен без общепринятых определенных физических «законов», несмотря на то, что нет никакой гарантии, что «закон» этот будет всегда повторяться. Однако, я хочу подчеркнуть, — как уже было сказано, — что наука имеет дело только с теориями, а не с неоспоримыми фактами. Все научные заключения или обобщения могут быть в большей или меньшей степени вероятны в соответствии с предосторожностью в вынесении какого-либо заключения согласно имеющимся результатам опыта. Вероятность эта неизбежно падает с удалением от имеющихся результатов или с увеличением неизвестных переменных… Серьезно изучив все вышесказанное, Вы признаете, что не может быть никакого конфликта между любой научной теорией и Торой.

Мои заметки оказались более продолжительными, чем я сам ожидал. И все же они слишком кратки, если учесть, сколько еще людей сбито с толку подобными псевдонаучными теориями и заблуждениями. Кроме того, я вынужден был ограничиться лишь общими замечаниями, так как сейчас — не время и не место для того, чтобы рассматривать этот вопрос подробно. Если у Вас есть еще какие-либо вопросы, смело пишите мне об этом.

Хотелось бы закончить это письмо замечанием, касающимся нашей с Вами беседы.

Существует заповедь Торы о том, что необходимо каждый будний день накладывать тфиллин — на руку (напротив сердца — источника чувств) и на голову (вместилище разума). Исполнением этой заповеди еврей выражает истинный еврейский подход ко всему, что связано с Божественной волей: сначала — исполнить заповедь от всего сердца (на это указывает рука — орудие действия) и лишь только затем пытаться постичь ее интеллектуально (на это указывает голова — вместилище разума). Таким образом, этой заповедью выражается основной принцип учения иудаизма — «Наасэ Венишма» («Исполним и выслушаем»).

Пусть же этот подход станет неотъемлемой частью Вашей интеллектуальной деятельности и пробудит необходимые эмоциональные силы, которые найдут свое выражение в каждом аспекте Вашей повседневной жизни, ибо, как говорят наши мудрецы: «Главное — дело».

С благословением
М.М. Шнеерсон

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Учебный центр » Из писем Ребе (другие статьи):