Упование на Всевышнего или «Битахон»

20.08.2019 387 (0)
Свободный перевод: Шолем Лугов Источник: «Ликутей Сихот» том 36, стр. 1-6
Упование на Всевышнего или «Битахон»
Упование на Всевышнего или «Битахон»

1. Моше испугался из-за того, что евреи не заслуживают Освобождения

Сказано в гл. «Шмот» (2:11–15): «И вырос Моше, и вышел к братьям своим... и увидел, (что) некий египтянин избивает некого еврея... и поразил он египтянина... и вышел он на другой день... и сказал он неправому: зачем тебе бить ближнего твоего?.. И сказал: не замышляешь ли ты убить меня, как убил египтянина? И испугался Моше, и сказал: Истинно, стало известным это. И услышал фараон об этом, и вознамерился убить Моше, и бежал Моше».

РАШИ объясняет слова «и испугался Моше» так: «(Это) в прямом смысле. А мидраш (говорит:) его беспокоило то, что он видел среди (сынов) Израиля преступных (людей), доносчиков. Подумал: „Если так, быть может, они недостойны избавления (не заслуживают его)“».

Нужно понять, почему РАШИ не довольствовался простым толкованием этой фразы в прямом смысле (что Моше опасался за свою жизнь, так как уже всем стало известно, что он убил египтянина), а привел ещё и объяснение из мидраша, что Моше беспокоился о том, что евреи не удостоятся освобождения — ведь на это нет даже намека в Торе? Более того, в соответствии с таким объяснением страха Моше, следует толковать и следующие слова («истинно, стало известным это») не по их простому смыслу (речь идёт об убийстве египтянина, послужившему причиной страха Моше), как делает РАШИ: «Мне стало понятным то, чему я удивлялся: чем (сыны) Исраэля провинились, чтобы их порабощали тяжким трудом?»

Следует предложить простое объяснение всему этому:

РАШИ намеревался разъяснить общую проблему в этом отрывке — какое следствие вытекает из рассказа о Моше: «И испугался Моше, и сказал: „Истинно, стало известным это“»? Ведь его испуг не привел ни к какому действию, так как Моше сбежал в Мидьян только после того, как фараон услышал об этом и распорядился убить Моше.

[И не следует возражать на всю эту историю с Моше и Датаном с Авирамом, что следовало бы написать в Торе только «И услышал фараон... (об убийстве египтянина) и убежал Моше...», а весь рассказ о том, как ссорились двое людей и Моше попытался урезонить их, на что они сказали ему: «А ты кто такой?» совершенно лишний. Ведь это понятно из комментария РАШИ на слова «и услышал фараон» — «Датан и Авирам) донесли на него»; отсюда следует, что Тора рассказывает о том, каким образом этот слух дошел до фараона. Но это не объясняет, почему Тора рассказывает о страхе Моше].

И поэтому РАШИ приводит комментарий мидраша, что страх Моше был вызван его опасениями относительно возможности евреев удостоиться Освобождения.

2. Яаков и Моше: страх и упование на Всевышнего

Вот, так как Писание никогда не теряет своего простого смысла (особенно в нашем случае, когда РАШИ не только не довольствовался толкованием из мидраша, но ещё предварил ему простое объяснение), мы вынуждены сказать, что также в соответствии с простым смыслом «страха Моше» — когда он беспокоился о своем благополучии после того, как стало известно об убийстве египтянина — есть смысл и причина (по крайней мере на уровне толкования) того, что об этом написано в Торе.

Для лучшего понимания нужно привести мидраш на слова Торы («Ваишлах» 32:8): «И устрашился Яаков очень» — где приводятся слова р. Пинхаса о двух людях, которые уповали на Всевышнего и боялись. Речь идёт о Яакове, которому Всевышний сказал («Вайеце» 28:15): «И вот Я с тобой, и хранить тебя буду везде, куда бы ты ни пошел», но потом он испугался, как сказано: «И устрашился Яаков». Речь идёт о Моше, которому Всевышний сказал («Шмот» 3:12): «Ведь Я буду с тобой», но потом он испугался, как сказано («Хукат» 21:34): «И сказал Господь Моше: Не страшись его», ведь такие слова говорят только тому, кто боится.

Комментаторы мидраша разошлись во мнениях, как понимать это. Одни полагают, что это хвала в честь Яакова и Моше: несмотря на то, что они уповали на Всевышнего, в любом случае они не полагались на Его обещание, так как опасались, что может быть они согрешили и уже более недостойны исполнения этого обещания. Но другие комментаторы считают, что не следует брать пример с подобного поведения, так как им не нужно было бояться, а «уверено сердце его — полагается он на Б-га». Они приводят пример с пророком Йешаяу, которой упрекал евреев (51:13): «И забыл ты Г-спода, создавшего... и страшишься всегда, весь день гнева притеснителя».

И нужно понять мнение комментаторов, которые полагали, что не следовало бояться — в чем недостаток того, что человек опасается последствий возможно совершенного им греха? [На первый взгляд, наоборот, это ведь большое достоинство — проявление большой скромности].

Но этот вопрос относится в общем к качеству упования на Всевышнего, как нам было заповедано [см. «Решит Хохма», рабейну Йона... что это следует из Торы («Дварим» 20:1): «Когда выступишь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы, народ, многочисленнее тебя, то не бойся их, ибо с тобой Г-сподь»]. Идея упования человеком не только ограничивается верой в возможность Всевышнего оказать ему добро и спасти от напасти, а он уповает на Всевышнего, что так и произойдет на самом деле. Для него это настолько очевидно, что он пребывает в полном спокойствии и не волнуется, как об этом сказано в книге «Обязанности сердец»: «Мы уповаем на Б-га всегда и во всем. Это дает душевный покой».

И нужно понять, в чем основания подобной уверенности? Ведь даже если есть четкое обещание Всевышнего, оно может не исполнится на практике из-за совершенного человеком греха, а тем более, когда не было ясного указания. А ведь это опасение в возможном грехе присутствует у каждого, ведь даже сам праотец Яаков испугался возможно совершенного им греха.

3) Уповать на Всевышнего и бояться

На первый взгляд можно объяснить это так:

Идея упования основана на вере, что все [происходящее с нами] — от Всевышнего. Когда человек попал в беду, это случилось не оттого, что у кого-то появилась над ним власть, так как все происходящее с ним — с Небес. Поэтому такой человек находится в полнейшем спокойствии: если ему не полагается никакого вреда, то Всевышний без сомнения избавит его от беды [и это также в том случае, когда нет никакой возможности спастись естественным путем, ведь Всевышний может легко изменить природу]; а если он недостоин этой милости (и ему положено наказание), то и в этом случае он спокоен, так как твердо знает, что все от Всевышнего — он не исполнил чего-то по отношению ко Всевышнему и получил за это наказание. Поэтому он страшится только Всевышнего. [Это вообще для его пользы, ведь известно, что также наказания по Торе являются милостью Всевышнего для очищения нанесенного человеком ущерба после прегрешения и поэтому нет смысла для беспокойства и страха].

На основании этого понятно, что нет никакого противоречия. Человек может уповать на Б-га и при этом знать, что он совершил прегрешение и не сможет избежать наказания. Эта ситуация не хуже той, когда он находится в полнейшем спокойствии так как знает, что все происходящее с ним — от Всевышнего.

Что касается совета комментаторов «не бояться» (и при этом не следует брать пример с Яакова и Моше, которые боялись), то это следует из простого смысла слов Торы. Сказано, что Яаков испугался Эсава («Берейшит» 32:8): «И устрашился Яаков очень, и тяжко стало ему...», поэтому «...разделил он народ». И также о Моше сказано («Бамидбар» 21:34): «И сказал Г-сподь Моше: Не страшись его...» — такое проявление страха показывает о недостаточном уповании на Всевышнего.

4. На чем основано упование?

Но это объяснение недостаточное, так как идея упования по простому смыслу состоит не только в полном спокойствии, а в уверенности человека в то, что ему будет хорошо именно в открытой форме, так как Всевышний избавит его от этой напасти...

Из вышесказанного следует, что идея упования по его простому смыслу не относится к большинству людей (как сказано в Коэлет (7:20): «Ибо нет на земле такого праведника, который творил бы благо и не погрешил бы»; и кто может сказать про себя, что он заслужил милость Всевышнего?) И идея упования у него главным образом такая, что если он не удостоится милости от Всевышнего, он все равно будет находиться в спокойствии, так как все в мире от Творца (и это также для его блага, пусть даже это не благо в открытом виде).

[Только абсолютные праведники, которые завершили свою работу и не опасаются возможных последствий грехов, могут быть уверенными в том, что их ждёт благо в раскрытом виде].

В книге «Обязанности сердец» сказано, что идея упования основана на том, что Всевышний оказывает добро также и тому, кто не достоин этого.

Нужно объяснить: несмотря на то, что милосердие Всевышнего относится и к недостойным, может быть человеку полагается наказание за его недостойные действия? Тогда на чем основано упование, когда человек уверен, что Всевышний окажет ему добро (даже если он недостоин этого)?

5. «Думай позитивно, и все будет хорошо»

Это можно понять на основании слов Цемах-Цедека (их неоднократно цитировал Ребе РАЯЦ), который ответил одному человеку на просьбу пробудить милосердие для излечения больного, находящегося в опасном для жизни состоянии: «Думай позитивно, и все будет хорошо». Из этого следует, что сама мысль о добре (упование) привела к хорошему результату (в открытой форме).

Можно объяснить это так:

Обязанность упования на Б-га, которая была нам заповедана, не только часть (и следствие) веры в то, что все находится в руках Небес и что Всевышний милостив и милосерден — а это самостоятельная работа. Ее смысл заключается в том, что человек начнет полагаться и уповать только на Всевышнего, вплоть до того, что он вверит всю свою судьбу в руки Небес, как сказано (Псалмы 55:23): «Возложи на Б-га бремя твое, и Он поддержит тебя» — ему не на кого полагаться в мире кроме Всевышнего. И нужно сказать, что в этом смысл слов из книги «Обязанности сердец», что упование похоже на поведение раба, который находится в яме под властью своего господина.

[И поэтому понятно, что при таком уповании на Всевышнего совершенно не важно естественное положение вещей; также если в соответствии с естественными путями человеку нет спасения, он полагается на Всевышнего, Который не ограничен законами природы, не дай Б-г].

И это является основой упования человека, что Всевышний сделает ему добро в открытой форме, даже если он недостоин этой милости:

Упование не означает, что человек верит в бесконечную и неограниченную милость Всевышнего — достоин ли он ее или нет — и что он получит эту милость без каких-либо действий со своей стороны (ведь тогда пропадает вся идея награды и наказания). Упование это работа человека и его духовные старания, благодаря чему и в результате чего привлекается милость Всевышнего. С помощью того, что человек со всей искренностью уповает только на Всевышнего, вплоть до того, что он совершенно не беспокоится, это пробуждение влияет на то, что Всевышний ведёт Себя с ним подобным образом, оказывая ему милость (также если он был недостоин этого).

И это содержание указания (Псалмы 37:3): «Уповай на Б-га» — человек должен возложить свои надежды на Всевышнего, что Он окажет ему милость в открытой форме. И когда он уповает только на Всевышнего (не делая расчета, можно ли ему спастись...), то тогда ему отплачивают мера за меру — Всевышний хранит его и оказывает ему милость, даже если согласно расчёту он недостоин этих милостей в открытой форме.

И это объяснение слов Цемах-Цедека, что само упование приведет к хорошим результатам — это не второстепенная по отношению к упованию вещь, а это определение заповеданного нам упования.

6. Упование на Всевышнего изменяет реальность в мире

На основании вышесказанного можно сказать, что это смысл отрывка из нашей главы Торы, где идёт речь о страхе Моше, который услышал еврея слова: «Не замышляешь ли ты убить меня, как убил египтянина?» Здесь рассказывается об основной идее упования на Всевышнего, что само упование приводит к спасению от Всевышнего. И из этого можно понять обратное: когда человек не может освободиться от беды, это значит, что у него отсутствует упование на Всевышнего.

И это смысл сказанного: «И испугался Моше, и сказал: Истинно, стало известным это». И сразу после этого: «И услышал фараон об этом, и вознамерился убить Моше, и бежал Моше». Так как Моше испугался за свою жизнь и не полагался на Всевышнего, что ему не будет нанесено никакого ущерба из-за его хорошего поступка [защита еврея от египтянина, который бил его, и обличение двух людей, которые ссорились между собой], это привело к тому, что «услышал фараон об этом, и вознамерился убить Моше», поэтому Моше был вынужден убежать.

[Можно уточнить, так как сказано: «И испугался Моше, и сказал: „Истинно, стало известным это“» — Моше не просто подумал об этом, но и высказал свои опасения вслух, а это ещё больше усиливает ущерб упования, когда он не только думает, но и говорит об этом].

Если бы он полностью уповал на Всевышнего и его совершенно не волновала бы эта ситуация (что о происшествии стало известно окружающим и это может дойти до фараона), то это само оказало влияние и весь инцидент был бы забыт. И все было бы хорошо.

Отсюда мы учим практическое указание:

Когда человек встречает на своем жизненном пути помехи и преграды в отношении исполнения заповедей Торы, он должен знать, что отмена всех этих преград зависит от него самого и его поведения. Если он уповает на Всевышнего и знает, что Он спасет его от всех напастей, он полностью спокоен и не волнуется [вместе с этим он делает всё зависящее от него по законам природы, чтобы аннулировать эти преграды] — то раз нам обещано: «Думай позитивно, и будет хорошо», так и будет на деле — все преграды исчезнут и человек увидит истинное благо в этом физическом мире.

И так как об освобождении из Египта было сказано, что оно произошло в заслугу упования на Всевышнего, это произойдет также и в наше время...

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Учебный центр » Из бесед Ребе (другие статьи):