Сущность нашего учителя Моше

04.03.2009 | 5291 | (0)
Нехама Грайзман Перевод: Шейндл Пугач Источник: книга «Глазами женщины»
Сущность нашего учителя Моше
Благодаря вашей работе оливы могут стать сладкими и чистыми

В приведенной ниже беседе Ребе рассказывает о полном возвышении нашего учителя Моше над личными интересами — он был готов полностью устранить себя ради своих братьев евреев. Многочисленными гранями описывает такое самопожертвование Моше — нашего учителя в нынешнем поколении.

У нашего учителя Моше было много конфронтаций с сынами Израиля. Были случаи, когда евреи жаловались, и даже грешили. Комментаторы тоже отмечают, что не всегда евреи были полностью виновны, и, несмотря на это, мы видим, что в определенных случаях евреи были наказаны. это явилось причиной того, что они не вошли в Землю Израиля сразу, как того хотел Всевышний и это явилось причиной смерти в пустыне поколения выходцев из Египта, и т.д.

После одного из самых сильных столкновений — греха золотого тельца, сказал Б-г нашему учителю Моше: «И увидел я народ этот, что упрям он. А теперь оставь их мне, разгневаюсь я и уничтожу их, а от тебя произойдет великий народ». Что ответил на это Моше Всевышнему? Он пытался умилостивить Всевышнего говоря, что если Б-г не простит грех сынов Израиля, то «сотри меня, пожалуйста из книги, которую Ты написал», то есть из Торы.

Моше пожертвовал собой ради спасения евреев. Он делал это не раз, и не два. Большинство лидеров страстно желают власти. И это является мотивом, кроющимся за их желанием быть лидером. Люди бегут на президентские выборы, на выборы премьер-министра. Они пытаются показать всем, насколько они удачливы и замечательны. И на самом деле, их стремление — это занять должность, и когда они ее добиваются, они не оставят ее ни за какие сокровища в мире. Они не хотят лишиться своего величия. Интересы народа заботят их меньше, чем свои собственные. Часто происходит то, что все, чего они хотят — это престижа, силы власти, зарплаты, или положения в обществе.

Наш учитель Моше, напротив этого, был лидером, не желавшим им быть. Это было доказано в самом начале его пути, когда он пытался не подчиниться словам Б-га принять на себя управление сынами Израиля. Нужно было его заставлять и принуждать возглавить народ, и с того момента, когда он стал лидером еврейского народа, его личные интересы стали второстепенными и всегда отодвигались в сторону перед интересами сынов Израиля. У евреев всегда было преимущество. И поэтому, когда Б-г просил уничтожить весь народ и начать создавать новый народ, который назывался бы «сыны Моше» вместо «сыны Израиля», сказал Моше, что он категорически не хочет об этом слышать. А если Б-г это сделает, то лучше, чтобы Б-г забыл о нем — «сотри меня, пожалуйста, из Твоей книги».

Комментаторы пишут, что проклятие мудреца, даже если оно зависит от выполнения какого-то условия, все равно сбывается. Так было у нашего праотца Яакова, который провозгласил, что тот человек, который украл идолов у Лавана «не будет жить». Раши написал комментарий, что от этого проклятья умерла в дороге наша праматерь Рахель, причем Яаков не знал, что его любимая жена Рахель сделала это, чтобы удержать своего отца от идолопоклонства. И, однако, его слова сбылись, и позже умерла Рахель при родах Биньямина. Имеются также еще дополнительные примеры в ТаНаХе этому принципу.

Итак, когда сказал наш учитель Моше слова «сотри меня, пожалуйста из Твоей книги», они должны были сбыться. И, однако, мы видим, что недельная глава «Тэцавэ» отличается от остальных глав, так как это единственная глава — от начала истории рождения нашего учителя Моше, и до последней главы Торы, в которой имя Моше вообще не упоминается. Комментаторы объясняют, что вместо того, чтобы стереть имя Моше из всей Торы вообще, его имя было стерто только из одной главы — главы «Тэцавэ».

Но почему именно из «Тэцавэ»? Ребе объясняет, что хотя имя нашего учителя Моше вообще не упомянуто в главе «Тэцавэ», оно упомянуто в первом предложении этой главы, в самом первом слове, но в измененной и завуалированной форме. Эта глава начинается со слов «а ты прикажи сынам Израиля, и возьмут они для тебя чистое оливковое масло… вознести вечную свечу».

Под словами «и ты» подразумевается, разумеется, наш учитель Моше, но вместо того, чтобы назвать его по имени сказал ему Б-г «ты». Объясняет Ребе, что имя человека не представляет его сущности. Имя человека не является чем-то необходимым для самого человека, а для других, чтобы они могли называть его по имени. Мы видим, что можно поменять имя человека, добавить, или даже отменить имя. Человек не получает свое имя сразу же при рождении, а только когда ему совершают обряд обрезания — у мальчиков, а у девочек — во время ближайшего чтения свитка Торы к дате ее рождения. То есть, имя человека дается ему, когда он пробыл в этом мире какое-то время. Иногда это только один день, иногда — неделя, а иногда необходимо отодвинуть обрезание даже на несколько месяцев, а тем временем младенец — просто мальчик без имени.

Итак, мы видим, что сущность человека находится над его именем, которое ему дается здесь, в этом мире. Имя есть не что иное, как возвышенное проявление, но не синоним сущности человека. Когда мы говорим кому-то «ты», это является чем-то более высоким, чем его имя. «Ты» направлено на самого человека, этим словом не дано человека ограничить.

Хасидизм объясняет, что это является толкованием слова «Анохи» («я»), первого слова в десяти речениях. Почему со слова «Анохи» начинаются десять речений? Потому что оно нацелено на самого Б-га, оно выше, чем любое имя или слово. Все имена Б-га являются раскрытием, «по деяниям своим я называюсь», — сказал Б-г нашему учителю Моше.

В имени скрыт намек на одно из качеств Б-га. Когда кто-то называет определенного человека добрым, блестящим, творческим или вспыльчивым, он намеревается этими именами показать качества того человека, а не его сущность. Сам человек более высок, чем любое описание. Похожим образом, понятно, что это не идет ни в какое сравнение, имена Б-га отмечают его определенные качества, а слово «я» относится к Нему самому, который находится надо всеми его именами, к сокрытой сущности Б-га. Это верно также и по отношению к слову «ты», которое отмечает наивысший уровень человека, выше любых имен и описаний.

Когда кто-то говорит: «ты мне нравишься», не имеется в виду, что кто-то любит твое имя, твой нос, что ты хороший человек или факт того, что вчера вечером ты приготовила вкусный ужин. «Ты мне нравишься», то есть мне нравится твоя сущность, твоя личность.

Когда Всевышний говорил с нашим учителем Моше «и ты прикажи», имеется в виду, что он обращается к внутренней сущности нашего учителя Моше, а не как к лидеру, не к его образованности, а к самому Моше, к источнику этих качеств. И хотя имя Моше вообще не упомянуто здесь, не надо комментировать данный факт в худшую сторону, как будто Б-г его наказал. Наоборот, из-за проявленного самопожертвования, из-за его готовности быть стертым из книги Торы ради сынов Израиля, раскрывает Тора его сущность, его личность — «и ты», того, кто находится над всеми его качествами и чертами характера.

Ребе продолжает и объясняет следующую часть предложения: «…прикажи сынам Израиля, и возьмут для тебя чистое оливковое масло…». Олива по своей природе является горьким плодом. Если вы сорвете оливу с дерева и будете его есть такой, какая она есть, то убедитесь, что она вообще неприятна на вкус. Чтобы оливы стали вкусными, или чтобы сделать из них масло нужно, чтобы оливы прошли определенный процесс обработки. Я не разбираюсь в процессе приготовления олив и не могу сказать вам, каков он, но он существует, и посредством этого процесса превращается олива из горького плода в нечто вкусное. И это является подобием сынов Израиля.

Когда еврей служит Б-гу, он не должен искать именно ту работу, где имеется вкус и сладость, то есть, например: «Я буду работать с блестящими людьми, потому что от такой работы я получаю больше наслаждения, я буду заниматься тем, что популярно, я буду делать то, чем легко заниматься». Иногда есть нужда заниматься с «оливами», даже с такими, которые только что сорваны с дерева. Это не приносит большого наслаждения, не так легко и популярно, и даже не приносит большого удовлетворения. И несмотря на все, благодаря вашей работе оливы могут стать сладкими и чистыми. Это и имел в виду Ребе, когда он говорил о горьких оливах.

Более легко служить Б-гу в такой форме, которая нам нравится, но тогда мы должны себя спросить, кому мы служим: Всевышнему, или себе? Человек должен спросить себя, если все же он выбирает служить себе. Но если нашим желанием является выполнять желание Всевышнего. это не всегда приятно, и эту идею отражает олива.

Ребе продолжает разъяснять слова «вознести вечную свечу». В храмовом светильнике было семь ответвлений. Одно посередине, и по три ответвления, выходящих из центрального в каждую сторону. Каждый вечер нужно было зажечь шесть свечей, а седьмая свеча, носящая название «вечной свечи» горела круглосуточно. Одним из чудес храма было чудо с седьмой свечой, которая никогда не затухала.

Предложение в Торе пользуется словом «возносить», в смысле зажигать. Однако «возносить» в своем словесном значении намекает на то, что нам надо пользоваться материальными вещами этого мира ради духовной цели, и посредством этого поднять материальность на самую высокую ступень, на которую в ее силах подняться.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Тора » Тэцаве (другие статьи):