Ребе спас тонущего хасида

Перевод: Алексей Ушаков
19.12.2018 | 569 | (1)
Ребе спас тонущего хасида
Рав Берел Баумгартен стоит возле Ребе ШЛИТА (1962 год)

12 Тамуза 5687 (1927) года предыдущий ребе, р. Йосеф-Ицхак Шнеерсон был освобожден из тюрьмы в сталинской России. С тех пор эта дата отмечается как большой праздник среди любавичских хасидов. Рав Берел Баумгартен — посланник Ребе Короля Мошиаха в Аргентине с большим почтением относился к этой знаменательной дате и всегда старался провести этот день в «770», принимая участие в хасидском застолье у Ребе, или же использовать этот праздник как возможность распространять знания о хасидизме среди людей.

Однажды он был вынужден отправиться из Аргентины в Бразилию, и вдруг осознал, что 12 Тамуза он будет как раз посередине своего путешествия. Он был обеспокоен перспективой провести ближайшее 12 Тамуза вдали от тех, с кем можно было разделить радость этой даты, поэтому прежде чем начать свою поездку он послал Ребе телеграмму с просьбой, чтобы о нём вспомнили в этот особенный день.

Следуя инструкциям, рав Баумгартен вместе с другими пассажирами отвез свою машину на паром. Как только все машины были припаркованы в указанном месте, он и другие люди покинули свои автомобили и проследовали в зону для пассажиров, чтобы насладиться свежим воздухом и прекрасными видами сменяющихся пейзажей. Вначале рав Баумгартен обрадовался, узнав, что двое его попутчиков были евреями. Но его радость длилась совсем недолго: в коротком разговоре стало понятно, что его собеседники полностью отдалились от своего еврейского наследия и не хотели ничего слышать об иудаизме. Более того, один из этих случайных попутчиков гордо указал на свой бутерброд с ветчиной, недвусмысленно давая понять раввину, как мало для него самого значил еврейство. Чувствуя, что дальнейший разговор будет бесплодным, и немного обиженный поведением своих новых знакомых, рав Баумгартен вернулся к своей машине, сел в нее и углубился в прерванную на время учебу.

Внезапно раздался мощный удар — в паром врезался плот! Огромные балки, сложенные в углу плота, начали валиться, выталкивая машины прямо в реку Игуасу.

Машина рава Баумгартена также начала медленно двигаться... Он пытался нажать на тормоза, но оказался не в силах остановить машину, которая упала в воду и начала тонуть!

Здесь стоит сказать, что рав Баумгартен — не маленький человек, ростом он за метр восемьдесят, а весом за 120 килограмм. Но несмотря на внушительные параметры, у него никак не получалось открыть дверь машины; давление воды было слишком велико. Тогда он в отчаянии закричал: «Ребе, помогите!» Что произошло после этого, он так и не понял, но вдруг стекло лопнуло: его вытолкнуло из машины и он почувствовал, как что-то тянет его наверх.

Однако его неприятности далеко ещё не закончились. Он уже не был узником тонущей машины, но все еще не мог считать себя спасенным от гибели, ведь он совсем не умел плавать. Он отчаянно и невпопад дергал ногами и изо всех сил размахивал руками. Ему показалось, что это длилось очень долго. И вот, когда силы его были уже на исходе, его голова оказалось над поверхностью воду и он смог глотнуть живительный глоток воздуха. Измученный от непрерывной «гребли» рав Баумгартен беспомощно всплывал и снова погружался под воду: то вверх, то вниз, будто поплавок, сам до конца не понимая, что удерживает его на плаву.

Что еще хуже, он услышал громоподобный шум падающей воды вдалеке, и с ужасом осознал, что мощный поток реки начинает уносить его всё дальше от парома и всё ближе к водопаду! После того, как рава Баумгартена накрыла очередная волна, он устремил свой взор вверх и увидел человека, который бросил ему спасательный круг. Круг упал как раз в пределах досягаемости раввина. Рав Баумгартен крепко схватил его и попытался надеть его на себя, но оказался слишком крупным для спасательного круга стандартного размера. Хотя силы были на исходе, альтернатив не оставалось: ему придется держаться за спасательный круг руками. Находясь в воде он представлял перед собой лицо Ребе Короля Мошиаха.

Через некоторое время, когда его вытащили на паром и он пришёл немного в себя, два еврея — его недавних знакомых подошли к нему, переполненные раскаянием. Они поняли, что именно из-за них рав Баумгартен вернулся в свою машину, и извинились за свое неподобающее поведение. Человек, который щеголял некошерным бутербродом, переполняемый эмоциями от увиденного, даже пообещал с этого момента соблюдать кашрут.

После того, как рав Баумгартен достиг цели своего путешествия, он начал обдумывать то, что с ним произошло. У него не было логического объяснения произошедшему чуду. Спустя несколько дней, осознание пришло к нему само собой. Когда он позвонил в офис Ребе и попросил рассказать Ребе о том, что произошло, один из секретарей сообщил ему, когда его первая телеграмма, посланная еще до этой опасной поездки, была доставлена Ребе. Рассчитав разницу в часовых поясах, он понял, что Ребе скорее всего читал телеграмму именно в то время, когда его машина упала с парома!

Все эти расчеты были сделаны уже намного позже; на данный момент у него были более насущные проблемы. Все его личные вещи мирно покоились теперь на дне реки, а он был далеко от какой-либо еврейской общины. Где он найдет тфиллин для молитвы?

Месяц Тамуз в Бразилии выпадает на зиму и световые дни довольно короткие, времени оставалось все меньше и меньше. Рав Баумгартен обнаружил, что поблизости есть небольшой аэропорт, но до вечера никаких рейсов не было, а добраться до другого города до захода солнца на автомобиле также не получится. Рав Баумгартен не знал, что делать, он не мог себе позволить провести день, не надев тфиллин.

После многочисленных поисков, раввин узнал, что в аэропорту есть возможность найма частного самолета. Хотя стоимость этой услуги была непомерно высокой, он смог найти пилота, который согласился доставить его в другой город до захода солнца. Он послал телеграмму в еврейскую общину того города с просьбой встретить его в аэропорту с парой тфиллин.

Однако по непонятным причинам в аэропорту рава Баумгартена никто не встретил. До наступления темноты оставалось меньше часа. Рав Баумгартен поймал такси и попросил водителя, как можно быстрее, отвезти его в ближайшую синагогу. К сожалению, солнце зашло прежде, чем он смог туда добраться. С разбитым сердцем он попросил остановить такси, вышел из машины и, сев на ближайшую скамейку в парке, заплакал… Все попытки успеть до захода солнца надеть тфиллин оказались безуспешными.

Когда он, наконец, добрался до «770», хасиды окружили его и наперебой начали спрашивать: «Что у тебя случилось в среду в час дня?» В тот момент Ребе внезапно вышел из своего кабинета и приказал срочно принести водку и стаканчики и немедленно сделать «лехаим» за Берла Баумгартена. Потом Ребе как будто к чему-то прислушался, довольно кивнул головой — и зашел обратно в кабинет. Рав Баумгартен потрясенно сказал: «В те минуты я тонул в машине...»

На своей следующей аудиенции рав Баумгартен спросил Ребе, как он может искупить то, что он не надел тфиллин в тот роковой день, который мог стать для него последним.

Прежде чем ответить на его вопрос, Ребе посмотрел на него и спросил: «Ну, я вспомнил о тебе? Да или нет?»

Затем он посоветовал раву Баумгартена изучать законы о тфиллин в «Шулхан Арухе» Алтер Ребе и трактаты по хасидизму, говорящие о подчинении сердца и разума — духовное послание, связанное с заповедью тфиллин.

В беседе рав Баумгартен посетовал на то, что карманный молитвенник и книга «Тания», которые ему дал Ребе, теперь находятся на дне реки Игуасу. «Не мог бы Ребе их заменить?» — спросил он с большим почтением. «По какой причине? Разве в этом моя вина?» — ответил Ребе с улыбкой. Однако Ребе дал раву Баумгартену еще один молитвенник и книгу «Тания».

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Точка зрения » Чудеса сегодня (другие статьи):