Заикание, которое прошло и душа, которая вернулась

23.02.2020 493 (0)
Рав Йосеф Эрентрой (Цфат) Перевод: Шауль Айзенберг
Заикание, которое прошло и душа, которая вернулась
Рав Йосеф Эрентрой (Цфат)

До трёхлетнего возраста я развивался, как обычный ребёнок. Но когда мне исполнилось три года, внезапно умерла моя мама. Это горестное событие нанесло мне тяжёлую душевную травму, которая нашла отражение в моей речи. Я стал очень сильно заикаться. Иногда проходило довольно много времени, прежде чем мне удавалось внятно произнести какое-либо слово или фразу. Мой отец, да и вся моя семья пытались помочь мне, водя меня к различным специалистам, но всё это было впустую.

В 1980 году, мой отец отправился в «770» и зашёл к Ребе Королю Мошиаху на аудиенцию. Это было уже после моего 13-летия и папа очень переживал за меня и моё будущее. И естественно, что самой главной просьбой моего отца была о том, чтобы я перестал заикаться. Ребе ответил, что в борьбе с заиканием очень помогает плавание. Я стал заниматься плаванием.

Через какое-то время после того, как мой отец вернулся из «770», у меня появилось огромное желание использовать своё свободное время для того, чтобы помогать другим евреям накладывать тфиллин. Из-за своего заикания, я очень переживал, что люди не захотят иметь со мной дело. В месяц Шват я написал письмо Ребе, в котором попросил его благословения на то, чтобы заикание не препятствовало моей работе с людьми.

В то время мы жили в Бат-Яме. Там есть очень хороший и тёплый Дом ХАБАДа, которым в то время руководил рав Зимрони Цик, благословенной памяти. Это место было постоянно переполнено людьми, которые приходили на уроки по хасидизму и различные мероприятия. После того, как я написал Ребе вышеупомянутое письмо, я решился и направился в Дом ХАБАДа, чтобы накладывать с людьми тфиллин. И вот, чудо! Всё то время, пока я помогал людям в исполнении этой заповеди, от моего заикания не оставалось и следа! Но лишь стоило мне вернуться к повседневным занятиям, как заикание возвращалось с новой силой. Люди, которым я рассказывал об этом, корили меня, почему я попросил у Ребе благословение лишь на работу с людьми и что надо было просить его, чтобы я совсем перестал заикаться.

В 1982 году, я начал учиться в йешиве в Иерусалиме. Моё заикание стало более сильным и очень мешало мне в общении с друзьями. Я решил написать Ребе и в этот раз попросить его благословение на то, чтобы я полностью перестал заикаться. Я в своём письме описал Ребе всю ту проблему, которую создаёт мне заикание и попросил у него благословение перестать заикаться. Вскоре мне пришёл ответ от Ребе. Ребе написал мне, что насколько ему известно, в Иерусалиме, в районе Катамон, проживает врач, который лечит от заикания. Ребе посоветовал мне обратиться к этому врачу. Я очень обрадовался такому конкретному ответу и тут же отправился на поиски этого врача. Я спрашивал и выяснял у кого только мог — никто даже не слыхал о таком враче! Я расспрашивал различных логопедов — всё впустую! Никто не слышал о логопеде из Катамона. Я уже готов был опустить руки от отчаяния.

Однажды мы с друзьями сидели и беседовали. Вернее, беседовали они, а я молча сидел в сторонке. Потом, когда компания разошлась, со мной остался один из беседовавших — Исраэль Гершкоп. Он поведал мне, что раньше он тоже сильно заикался, но ему помогла одна женщина врач, которая живёт в... Катамоне! Я аж подпрыгнул от радости! Я рассказал Исраэлю об ответе, полученном от Ребе и о моих бесплодных поисках.

На протяжение довольно долгого периода, я раз в неделю занимался с этой женщиной. Успехи были поразительные. Она сумела внушить мне уверенность в себя и заикание стало проходить. Я был несказанно рад своим успехам. Естественно, я знал, что всё это благодаря благословениям, полученным мной от Ребе.

Однажды, во время своего визита, я обратил внимание на то, что у этой женщины на шее цепочка с крестом! Я обомлел и спросил у неё, зачем она это носит? Она поведала мне, что её дедушка проживал в Хевроне и что он являлся потомком Алтер Ребе и являлся одним из основателей еврейского квартала в Хевроне. Но её отец полностью ассимилировался и женился на арабке.

Мной овладел ужас! Я не мог произнести ни слова! И в этот раз уже не из-за заикания! Я собрал в кулак всю свою силу воли и заявил ей: «Этого не может быть! Продолжатель рода Алтер Ребе не может носить крест!» сказав это, я выбежал из её дома. Больше я там не появлялся. Слава Всевышнему, моё заикание полностью прошло. Со временем, я как-то позабыл эту историю.

Прошло два года. Однажды я отправился к Стене плача, чтобы помолиться там. Закончив свою молитву, я остановился на площадке, разделяющей мужскую и женскую половины. И вдруг ко мне подошла какая-то женщина, одетая, как религиозная еврейка. Она спросила меня, узнал ли я её? Я посмотрел на неё, но она никого мне не напоминала. И я ответил ей, что нет, я её не знаю. И тут она сказала мне: «Йосеф! Я очень рада, что твоё заикание прошло». И даже после этих слов, я был не в состоянии понять, кто эта женщина. И тогда она спросила меня: «Неужели ты меня не помнишь? Ведь это я занималась твоим заиканием!»

И она рассказала мне, что после того, как я ушёл от неё в последний раз, сказав, что выходец из рода Алтер Ребе не может носить крест, она начала много думать об этом. Мысли эти навели её на желание начать интересоваться корнями своей семьи. Этот интерес пробудил в ней желание перейти в иудаизм и стать частью еврейского народа, того народа, в котором дедушка её дедушки был великим лидером. Свой переход в иудаизм она завершила за две недели до нашей встречи возле Стены плача — 19 Кислева.

Позже, мой друг Исраэль Гершкоп, который направил меня к этой женщине, рассказал мне, что видел её в «770» у Ребе Короля Мошиаха.

У меня нет никаких сомнений в том, что Ребе Король Мошиах, который видит и знает обо всём, что творится в мире, совершил эту «сделку», что моё заикание пройдёт, а эта женщина — выходец из королевской семьи, пройдёт гиюр и вернётся к своему народу!

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Точка зрения » Чудеса сегодня (другие статьи):