Неожиданный поворот

16.06.2005 2183 (0)

Не все интересуются различными новостями экономики. Рабочие конфликты, взлеты и падения биржи и т.д. — все это не кажется очень интересным. Но если это связано с вами, то это еще как интересно.

В такое положение попали муж и жена, Ханох и Зисл — хасиды Ребе שליט"א Короля Мошиаха. Многие годы они жили, зарабатывая достаточно, чтобы обеспечить себе достойное существование, пусть и не очень роскошное.

Вся жизнь Ханоха, сколько он себя помнит — один сплошной акробатический трюк. Сделать так, чтобы все были довольны — жена, дети, министерство образования, хозяин магазина, кредитная компания, фонды цдаки, хозяин квартиры, которую он снимает, и самое главное — директор банка. Да, директор банка.

Ханоху удается справляться с этим заданием. На протяжении всех лет его жизнь текла в полном спокойствии. Он никогда не был среди богатых, но и среди бедных тоже не был. Ханох с женой жили скромной жизнью, имели все основное, что необходимо для жизни хасидской паре, не желая большего и не смотря искоса в сторону соседей.

Однажды, когда Ханоху надо было сделать важную покупку, он взял ссуду в банке, которую обязался вернуть в несколько платежей. День проходил за днем, месяц за месяцем, иногда платить сумму было легче, иногда труднее, но Ханох и Зисл старались, как могли, и сумма долга постепенно снижалась. И если бы так продолжалось и дальше, то всего этого рассказа могло бы и не быть.

Все изменилось с приходом к власти правительства нового премьер-министра, которое решило произвести отделение религиозных учреждений от государственного субсидирования. Это отделение продолжалось довольно долгое время — и тысячи работники этих учреждений остались без средств к существованию.

Собраниям в министерстве, заседаниям и бесчисленным комиссиям, казалось, не будет конца. На вопросы, когда будет решен вопрос о финансировании религиозных учреждений, чиновники равнодушно отвечали, что это неизвестно, а работники уже который месяц не получали ни копейки.

Поэтому Ханох из кормильца семьи превратился в волонтера. Он работал бесплатно — на работе ему не платили даже за проезд, не говоря даже о зарплате.

С каждым месяцем положение все ухудшалось. Долг в продовольственном магазине приблизился к угрожающей цифре. Ханоху с женой уже было стыдно туда заходить, и они посылали детей снова покупать самое необходимое «под запись». Минус удвоился и даже утроился. Зарплата Зисл успокоила директора банка, хоть и временно.

Тем временем все чиновники обещали, что такое положение — временное, и скоро все наладится, и работники, как и раньше, будут получать зарплату.

Ханоха в районе все знали, как честного и порядочного еврея, и понимали, что если он просит отсрочку платежа, то это потому, что у него действительно нет денег, а как только они появятся, так он тут же заплатит. Поэтому он до сих пор мог покупать продукты и обеспечивать семью самым необходимым.

Ханох прислушался к разговорам в коридорах учреждения, и все понял. Он понял, что зарплаты в ближайшее время не будет. С сегодняшнего дня ему будет очень трудно обещать тем, кому он должен, что скоро он все вернет. В его сердце и голову начало постепенно проникать отчаянье.

Вначале, когда он еще тешил себя мыслью, что еще немного и деньги появятся, Ханох взял взаймы у своего родственника и близкого друга Едидьи сумму денег на некоторое время. Ссуда была дана при условии, что когда Едидье понадобятся деньги, Ханох их вернет.

Так продолжалось некоторое время. Долги росли, как снежный ком. Ханох и Зисл пытались жить согласно их хасидскому воспитанию. Понимать, что все, что с ними происходит — это испытание, что все, что делает Всевышний — это только добро. Это было очень трудное задание. Не невозможное, но трудное. Наша пара почувствовала себя на грани срыва. Физического и морального.

Все это уже продолжалось год с четвертью. Пятнадцать месяцев нервного напряжения. Пятнадцать месяцев без ответа на вопрос, где взять денег, чтобы кормить семью в следующем месяце. Тот, кто это не пережил, тому не понять.

На каком-то этапе Ханох был вынужден начать играть в прятки с директором банка. Директор был совсем не доволен финансовым положением Ханоха. Поэтому перед тем, как брать трубку, Ханох смотрел на определитель номера, чтобы убедиться, что звонят не из банка. Он избегал заходить в ближайшее отделение, где его все знали, а старался зайти в банк подальше, и нервничал каждый раз, когда был вынужден туда идти.

Но недавно игра закончилась. Директор банка потребовал довольно внушительную сумму в несколько тысяч шекелей для пополнения счета до утра среды недельной главы Лех Леха (5765 г.), а иначе он пригрозил, что будет вынужден закрыть счет. И это не шутки.

Что делать? Плакать, вытирать слезы, напрячь мозги, чтобы найти какой-то выход. Отчаиваться и снова плакать.

Вдруг забрезжил проблеск надежды. Едидья! Давай обратимся к Едидье и попросим дополнительной помощи! Он — еврей с добрым сердцем, который не способен отказать в трудную минуту. Вот подходящее решение. Подумав об этом, Ханох с женой задышали свободнее. Едидья поможет с Б-жьей помощью, пусть не со всей суммой, но хотя бы одолжит сумму, достаточную для того, чтобы успокоить директора банка.

В доме у Едидьи зазвонил телефон. Он увидел на цифровом табло, что звонит Ханох. Интересно, чего он хочет. Понятное дело, что не вернуть долг, хотя эти деньги нужны Едидье именно сейчас, но он не требует их вернуть, потому что знает, в каком положении находится Ханох. Этих денег придется ждать еще долго.

Ханох нерешительно заговорил с Едидьей. Ему очень трудно просить денег, ведь он еще не вернул предыдущий долг. Но у него нет другого выхода.

В первый раз со времени их знакомства, Едидья вынужден отказать Ханоху. Ему самому нелегко. Он прекрасно понимает Ханоха. Он готов подумать, что можно сделать, чтобы вытащить Ханоха из болота, но у него нет решения на завтра. У него есть связи, он может поговорить с друзьями и другими родственниками. «Дай мне несколько дней, и я организую хотя бы часть суммы», — сказал Едидья.

Ханох положил трубку в полном отчаянии. Единственная соломинка, за которую он держался, поломалась. Что теперь будет? Срелки часов спешат перейти в завтрашний день. Слишком спешат.

Зисл, как настоящая хасидская жена, начала действовать. Она решила поговорить с Песей — женой Едидьи. Может все изменится и Песе удасться уговорить Едидью помочь Ханоху найти практическое решение проблемы до завтрашнего утра. Зисл быстро набрала знакомый номер. Услышав голос Песи, она не выдержала и разрыдалась, умоляя им помочь.

«Зисл, не волнуйся, давай подумаем вместе, что можно сделать. Минуточку — а что сказал вам Ребе Король Мошиах? Что? Вы не писали ему? Как такое может быть?»

«Песя, мне надо сейчас несколько тысяч шекелей! Несколько тысяч шекелей до завтрашнего утра. Не ответ из „Игрот Кодеш“. Д-е-н-ь-г-и! Ш-е-к-е-л-и! Если вы нам не поможете, то придется обращаться на черный рынок».

Песя прекрасно знала, что такое отчаяние, поэтому она нисколько не осуждала Зисл за такой ответ. Она хотела добиться своей цели — чтобы Ханох и Зисл написали Ребе Королю Мошиаху и попросили его помощи. «Где Ханох — я хочу поговорить с ним?»

«Ханох, — напомнила Песя Ханоху, — ты помнишь, когда у тебя были финансовые трудности много лет назад? Тебе тогда могло помочь только чудо. И кто помог вам? Только Ребе Король Мошиах. Ребе, который является для всех отцом, только к нему ты должен и обязан обратиться. А сейчас (я извиняюсь за свою наглость) возьми чистый белый лист и ручку, омой руки и напиши письмо Ребе».

Ханох был потрясен! Почему, действительно, они не обратились к Ребе в трудное время? До сих пор, находясь под впечатлением слов Песи, Ханох поспешил написать Ребе и переложить весь груз на подходящие плечи. Он закончил писать, посмотрел на фотографию Ребе и вложил письмо в 17 том «Игрот Кодеш». Ответ пришел незамедлительно — на страницах 180-181:

«В ответ на его письмо с просьбой об искуплении души — без указания времени написания — полное жалоб и описывающее состояние, в котором он находится, в самых мрачных тонах. Очень удивительно, что он забыл о словах Алтер Ребе, автора книги «Тания» и «Шулхан Арух», который пишет в своей книге «Тания», что весь аспект отчаяния — это уловки «йецер-ара» — «дурного начала», вся цель которого помешать человеку служить Всевышнему. И как объясняется, что каждому дана возможность и силы идти по пути Торы и заповедей и подниматься от одной вершины к другой. И то, что он пишет, что ему необходим лучик света, чтобы разогнать тьму по дороге — нет вообще никакой тьмы. Потому, что как это все объясняется в «Шулхан Арухе» и в других хасидских книгах, и даже то, что касается деталей того, как «йецер ара» вселяет сомнение, на это тоже есть действенные советы.

И вот два главных совета:

Известно изречение Адмора аЭмцаи (второго Любавичского Ребе), что у него есть хороший друг, с которым он советуется по духовным вопросам, потому что в таком случае происходит борьба двух Б-жественных душ против одной животной.

Что же касается вопроса, с какой стороны кроется подвох, то, что касается работы в действии — если есть какое-то препятствие этому — пусть даже самое возвышенное — это и есть уловки животной души (см. «йом-йом» от 23 сивана).

И пусть будет воля Всевышнего, чтобы сразу по получению этого письма, он полностью перестал думать об этом и вздыхать, а начал действовать. И как говорили наши главы поколений, одно действие лучше тысячи вздохов, то тем более несколько действий лучше целой серии вздохов. И на протяжении короткого времени он увидит, что полностью ошибался, когда описывал свое положение, он только должен учиться со всем усердием, и придерживаться порядка йешивы, и пусть повлияет в этом также и на своих друзей.

Благословение на хорошие новости во всем вышесказанном».

Через несколько минут в доме Едидьи зазвонил телефон. В этот раз на линии был Ханох. Его голос был сильным и четким. Первое изменение уже наступило.

Я обязан вас поблагодарить. С того момента, как я написал Ребе, я чувствую себя намного лучше. Если вам интересно, вы можете посмотреть ответ Ребе в 17 томе.

Едидья и Песя взяли с полки книгу, чтобы посмотреть, что такого написал Ребе, что это вернуло Ханоха к нормальному состоянию. Они с изумлением смотрели на святые строки! Неужели у кого-то есть сомнение в том, что Ребе жив и здравствует? Ведь Ребе заботится о каждом из своих детей.

Но как? Как все решится? Тем более, что Ребе пишет: «В течение короткого времени увидит, что полностью заблуждался, описывая свое положение». Ну, это уже дело Ребе. Но сейчас, после такого ответа, понятное дело, что все уладится.

Иногда спасение приходит сразу, а иногда оно задерживается, но оно всегда приходит тогда, когда надо. В этот раз это было дело одной ночи: двенадцати часов.

Утром в среду, после трудной ночи, когда Едидья пытался собрать необходимые деньги для Ханоха и его семьи — у него в доме зазвонил телефон. Это был номер Ханоха. «Что же мне сказать ему? Что я не нашел для него решения?»

Звонки продолжались с настойчивостью. «Хорошо, — подумал Едидья, — возьму трубку. По крайней мере еще раз повторю ему слова поддержки, которые написал Ребе».

— Едидья! Замечательное утро!

— Замечательное???

Ты не поверишь, но двадцать минут назад на мой счет была переведена вся необходимая мне сумма!!! Я, слава Б-гу, спасен! Мне заплатили зарплату.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Точка зрения » Чудеса сегодня (другие статьи):