История одного чуда или Выздоровление благодаря благословению

27.11.2012 3295 (6)
История одного чуда или Выздоровление благодаря благословению
Шая и Анат Брусиловские

Вот и наступил месяц Кислев — месяц чудес. Совсем скоро мы будем благословлять Всевышнего, который даровал нам чудеса в дни Хануки и дарует в наши дни. Моя история — об одном из таких чудес.

Эта история была повторена мною наверняка более пары сотен раз. И если честно, то если бы это зависело от меня, то я бы давно перестала ее рассказывать. Но не все так просто. Во-первых, есть заповедь распространять истории о чудесах, во-вторых, моя история — одна из тех, которые вселяют в людей надежду, ну, а в третьих — каждый раз, когда я рассказываю историю, мое сердце переполняется благодарностью Ребе Королю Мошиаху, благословения которого дали мне силы в нелегкий период моей жизни.

Все началось восемь с половиной лет тому назад. Мне был 21 год и я была молодой и счастливой невестой. Поженившись в городе Ребе — Днепропетровске — мы уже через два дня после свадьбы прилетели на Святую Землю. Друзья мужа заблаговременно сняли нам меблированную квартиру, и мы совершенно беззаботно могли наслаждаться оставшимися днями праздничной недели.

Когда закончились дни «шева брахот», началась рутина, впрочем совсем не скучная, — муж вернулся на свою постоянную работу программиста на большой фирме, а я могла все свое время посвятить приятным хлопотам обустройства домашнего очага. Я была новой репатрианткой со свободным владением ивритом и безо всякой необходимости выходить на работу. Я жила в религиозном районе с молодой и живой хабадской общиной и чувствовала себя совершенно счастливой.

Когда через месяц мне надоело отдыхать, то муж предложил мне следующее распределение обязанностей: он зарабатывает деньги, а я делаю «мивцоим» — помогаю другим евреям. На следующий же день мне предложили работу преподавателем иврита в ульпане, а вскоре к этому добавились переводы на сайт «Время Мошиаха» и перевод «Игрот Кодеш» по телефону русскоязычным евреям.

Так пролетели еще несколько месяцев. И вот однажды утром я почувствовала боль в правой щиколотке. Сначала я подумала, что просто подвернула ногу, но после того, как щиколотка распухла и покраснела, я решила обратиться к семейному врачу. Врач не сильно впечатлился состоянием ноги, выписал обезболивающее и сказал, что, скорее всего, это один из симптомов акклиматизации организма. Прошло несколько недель, но мое состояние стало ухудшаться. Вскоре заболела и левая щиколотка, через несколько дней начали болеть локти, и врач, поняв, что климат не при чем, дал направление к ревматологу. Когда я позвонила назначить очередь, то мне сказали, что ближайшая очередь есть через четыре месяца, а пока я могу продолжать принимать обезболивающее и надеяться, что, может быть, кто-то отменит свою очередь и меня смогут принять раньше.

Работу в ульпане мне пришлось оставить, так как ходить мне становилось все труднее и труднее. По дому я предпочитала передвигаться на компьютерном стульчике на колесиках. Я перестала ходить на женские уроки по вечерам и на молитву в синагогу в шаббат. Мы с мужем не теряли оптимизма и были уверены, что как только попадем к врачу, тот сразу же даст нам волшебную таблетку, и все пройдет, как и не бывало.

Нам повезло, и очереди нам пришлось ждать всего два месяца вместо четырех. Когда один из ведущих ревматологов Израиля, профессор, посмотрел на мои суставы, то у него не осталось не малейшего сомнения в том, что у меня артрит — воспаление суставов — а точнее полиартрит — воспаление не одного сустава, а почти всех суставов. Тем не менее, даже после постановки такого невеселого диагноза, доктор бодро сказал, что нам повезло, что мы находимся в Израиле, ведь в Израиле врачи творят чудеса.

Он бодро заявил, что при соответствующем лечении все пройдет за месяц, и выписал химиотерапию в таблетках в малых дозах. Кроме химиотерапии я получила в качестве бонуса стероиды и таблетки для защиты желудка.

Прошел месяц. Если на первый прием к врачу я пришла, хоть и сильно хромая, сама, то на второй прием муж привез меня на инвалидном кресле. Кроме того, на протяжении первого месяца лечения я постоянно делала анализы крови, и мой семейный врач настоятельно советовал прекратить лечение химиотерапией, так как это лечение очень вредит моему организму.

Ревматолог, услышав обо всем и отметив обострение заболевания, посоветовал удвоить дозу химиотерапии, а также выписал таблетки морфия, потому что боли в суставах усилились настолько, что я не могла спать по ночам.

Сказать честно, половину следующего дня я сидела и плакала: «Мне 21 год, у меня вся жизнь впереди. Неужели я проведу ее на инвалидном кресле?» Мне можно было не стесняться — никто меня не слышал. С того времени, как я практически перестала выходить из дому, я почти весь день проводила сама в четырех стенах. Мои родители и близкие подруги остались на Украине, а свекровь жила в Америке. Муж уходил рано утром на работу и приходил вечером. Женщины из общины не знали, что со мной происходит, потому что я запретила мужу рассказывать кому-либо, что со мной. Сама мысль, что люди придут меня проведывать и помогать мне, усиливала мое отчаяние. Да, я прекрасно знала, что все это — только испытание и что Всевышний не посылает человеку испытания, которое тот не может выдержать, но чувствовала, что отчаяние побеждает. Я сидела и плакала и вдруг услышала телефонный звонок.

Звонила женщина, которой срочно надо было попросить благословения у Ребе Короля Мошиаха в «Игрот Кодеш», а так как она не владела ивритом в совершенстве, то попросила меня перевести ей. Когда я начала переводить ей письмо, то почувствовала, что Ребе отвечает мне. Кроме того, я поняла, что даже в том состоянии, в котором я тогда находилась, я могу помогать другим евреям и быть посланницей Ребе.

Я не только переводила ответы Ребе Короля Мошиаха другим евреям, но и сама писала практически каждый день. И почти в каждом письме было благословение на скорое и полное выздоровление. Именно благословения Ребе помогали мне не падать духом.

Несмотря на увеличение дозы лекарства, мои анализы крови продолжали все ухудшаться и ухудшаться, а болезнь захватывала все новые и новые суставы. Мы с мужем поняли, что надо что-то менять. И именно в тот вечер, когда мы решили, что так больше продолжаться не может, в нашем доме снова зазвонил телефон — мобильный телефон моего мужа. Звонил друг мужа — посланник Ребе Короля Мошиаха в одном из городов Казахстана. Он приглашал нас в Казахстан быть посланниками Ребе.

Дело в том, что после свадьбы мы, как и многие другие молодые пары, мечтали поехать куда-нибудь в шлихут. Муж спросил у всех своих друзей и знакомых, в надежде на то, что нас куда-то пригласят. Однако подходящей вакансии не нашлось, и вскоре мы про это забыли. Прошел год, и один из сокурсников моего мужа по йешиве позвонил и сказал, что им в город требуется еще одна пара посланников.

Мой муж ответил, что мы бы рады поехать в шлихут, но состояние моего здоровья оставляет желать лучшего. Тогда его друг спросил, что именно случилось, и когда услышал вкратце нашу историю, рассказал, что у него тоже было воспаление суставов, и тогда один из прихожан синагоги рассказал ему о враче, которая лечит воспаление суставов безо всяких лекарств. Посланник Ребе обратился к ней и она его вылечила.

Услышав историю друга, мой муж понял, что Божественное провидение посылает нам помощь. Мы тут же написали Ребе Королю Мошиаху и, получив благословение, заказали визу и билеты в Казахстан. Сказать честно, я немного сомневалась, в то время как мой муж был твердо уверен, что лететь надо. Дело в том, что еще в Израиле мы посетили много частных врачей и специалистов альтернативной медицины, а здесь шла речь не о поездке из Петах-Тиквы в Бней-Брак а о 8-часовом полете с пересадкой в Москве. Кроме того, я боялась еще одного разочарования.

В начале месяца адар мы приземлились в Казахстане. Перед приземлением пилот сообщил, что на улице температура —35°. Одна эта новость побудила меня спросить мужа о том, что, может быть, мы вернемся с самолетом обратно в Израиль. Следующий раз я предложила вернуться в Израиль на следующий день, после того, как мы попали на прием к врачу. Врач, женщина лет пятидесяти, осмотрела мои суставы и пообещала, что через месяц я буду ходить. Кроме того, она посоветовала мне перестать пить таблетки и стероиды и выкинуть подальше морфий. Вместо всего этого она протянула мне четыре пол-литровых бутылки обычной минеральной воды. (Оговорюсь, вода была необычная, врач намагнитила ее при помощи специальной энергии). Когда мы вышли, то я первым делом попросила мужа срочно вернуться в Израиль, на что он резонно ответил, что если мы уже проделали такую долгую и нелегкую дорогу, то стоит хотя бы попробовать лечение. Я подсчитала, что таблеток и обезболивающего мне хватит еще на два с половиной месяца, согласилась.

Я не могу сказать, что следующий месяц был легким. Перемена климата, места, холод и снег, отсутствие привычных кошерных продуктов плюс к обострению, с которого у меня началось лечение намагниченной водой — все это было продолжением испытания. Но когда месяц прошел, то я с удивлением обнаружила, что я все меньше передвигаюсь на стуле и все больше пытаюсь ходить и даже уже могу простоять 3 минуты молитвы Амида. А еще через месяц я перестала брать морфий по ночам. Прошло еще два месяца — и все, что осталось от заболевания — это легкая хромота, которая также прошла еще через пару месяцев.

Сказать, что мы были удивлены — это ничего не сказать. Мы, конечно, слышали о множестве чудес, которые произошли благодаря благословению Ребе Короля Мошиаха, но одно дело слышать о чудесах, и совсем другое дело почувствовать чудо на себе.

Уже летом мы собрались лететь домой, обратно в Израиль. Так как полет все равно надо было совершать с пересадками, мы решили остановиться на пару недель в Киеве и навестить друзей. В Киеве один из друзей моего мужа, директор одной из еврейских школ города предложил нам остаться и поработать в школе. Так мой муж стал раввином школы, а я — учительницей еврейских традиций. Первого сентября я стояла около школьной доски и вспоминала, как год назад я стояла около доски в ульпане…

А через два дня после окончания учебного года родился наш первенец, Менахем-Мендл.

В начале января, когда в школе были каникулы, мы полетели на две недели в Израиль. Я была на шестом месяце беременности и хотела, пользуясь случаем, сделать анализы крови. Когда я вошла в кабинет своего семейного врача, то он сначала меня не узнал. Он провел мою магнитную карточку и в компьютере увидел мой диагноз, и какие именно таблетки я принимаю. А когда посмотрел на меня, то увидел здоровую молодую женщину, ждущую своего первенца… Он тоже стал свидетелем чуда…

Мы пробыли в Киеве еще год, а затем вернулись в Израиль. Мой муж вернулся на свою работу (ему сохранили место все два с половиной года, что мы отсутствовали), а я стала хранительницей домашнего очага и мамой нашим детям (их к нас уже, Слава Б-гу, трое).

И казалось бы моя история достигла своего счастливого конца, но это не совсем так. Именно в Израиле мы поняли, почему Всевышний послал нам это испытание. Но это уже следующая история…

Шая и Анат Брусиловские с первенцем
Шая и Анат Брусиловские с первенцем
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Точка зрения » Чудеса сегодня (другие статьи):