Голда Липш — переводчица хасидизма

12.01.2005 5925 (2)
Ш. Бергер Перевод: А. Брусиловская
Голда Липш — переводчица хасидизма
Голда Липш

Не каждый день можно встретить женщину, которая сидит над десятками книг по хасидизму, смотрит, углубляется, сравнивает, и после этого пишет плотными строками на русском языке глубокие аспекты хасидизма. И все это простым и понятным языком, доступным даже тем, кто делает свои первые шаги в иудаизме.

Такой была Голда Липш, обладательница особых душевных качеств, душа которой покинула наш мир в прошлом году, оставив после себя длинную вереницу переводов профессионального уровня в книгах по иудаизму и хасидизму — возглавляет которую несомненно перевод святой книги «Тания».

Некоторые подробности своей жизни Голда Липш написала для книги «Шмоне-Эсре», выпущенную издательством ШАМИР. Нет ничего лучше, чем читать ее рассказ от первого лица:

— Я родилась в 1935 году (5695) в Москве, в семье художников. Мое имя тогда было Ольга Мартынова. Моя мама не могла посвятить свою жизнь искусству, потому что отец был убит, когда воевал в Красной Армии во время второй мировой войны. Поэтому она работала на самых разнообразных работах, чтобы прокормить семью.

В доме говорили по-русски, но когда взрослые не хотели, чтобы я поняла, о чем они разговаривают, то переходили на идиш. Частые беседы на этом языке привели к тому, что со временем я стала понимать этот язык, также я понимала и то, о чем они говорят... Несмотря на то, что наша семья была ассимилирована, любовь к «а-идише мама лошн» была в ней всегда. На протяжение многих лет мама не разговаривала со мной, со старшей дочерью, об иудаизме. но я всегда знала, что я еврейка, благодаря детям на улице. Уже в детстве, когда мне было шесть лет, я слышала, как дети обзывают мою подружку-еврейку антисемитскими кличками, и мы вместе были вынуждены убежать оттуда.

Когда мне было 13 лет, ходили слухи, что скоро перестанут издаваться книги на идише. Я очень волновалась, что могу «прозевать» такую возможность, поспешила купить книгу на идише и начала по ней учиться.

Бабушка со своей стороны пыталась помочь мне учить идиш, но дедушка сказал: «Зачем ты запутываешь девочку, ведь скоро никто не будет знать идиш», и поэтому я была вынуждена учить идиш сама. Я много училась до тех пор, пока не стала читать практически отлично, но прошло еще много лет до того, как я стала говорить на идише. Это случилось, когда я стала ходить в синагогу и разговаривать со стариками, которые молились там.

Когда мне исполнилось 16 лет, я пошла получать паспорт. Местный чиновник, который как видно был «добрая душа» попытался уговорить меня, чтобы в графе «национальность» я записалась как русская, а не как еврейка. Он объяснил мне, что так у меня не будет проблем в жизни. Но я отказалась принять такое предложение. Я всем сердцем и всей душой чувствовала себя еврейкой, и не хотела обманывать ни себя, ни других!

Когда мне исполнилось 19 лет, моя заинтересованность в религии все усиливалась. Я решила прочитать про разные религии, и только после этого решить, каким будет мой жизненный путь. Я прошла «новый завет» и много книг про другие религии, но не нашла там то, чего искала. Я поняла, что в Москве я не найду того, что мне надо.

Академическая учеба меня не привлекала, так как я не хотела тратить время на то, чтобы получить лишь диплом. Я поехала в Вильнюс, там я надеялась найти ту культуру, которой смогу заинтересоваться. Я пошла учиться в музыкальное училище, там я училась играть на виолончели. В Вильнюсе я также страдала от антисемитизма и поэтому попробовала поехать в Польшу, но не смогла достать все необходимые документы.

На одной из лекций в училище разгорелся спор на тему иудаизма между мной и профессором. Так как мы опасались того, что поймут, о чем мы говорим, мы спорили на итальянском языке, который я учила в 15 лет. «Осторожность», которую мы предприняли, не помогла, беседа выглядела запрещенной в глазах коммунистического руководства училища, и меня исключили.

Я вернулась в Москву. Я знала, что теперь властям известно, что я интересуюсь иудаизмом. Я стала вести себя с удвоенной осторожностью, и обо всем, что знала, молчала. Я нашла разные работы по переводу, которыми с удовольствием занималась. В те годы я уже знала несколько языков: польский, английский, французский, немецкий, итальянский, латынь, латвийский. Сейчас к ним можно добавить еще идиш, иврит и арамейский, и это не считая русского, разумеется…

В тот период я пыталась жить, как все: учеба, работа и удовольствие от жизни, но я не могла продолжать, так как я хотела ответов на те духовные вопросы, которые у меня были.

В 1963 году я купила иврит-русский словарь и книгу по грамматике иврита. С помощью этих книг я выучила иврит относительно быстро, и уже скоро могла читать сидур, который достала еще в Вильнюсе, но понимала я очень мало. Я начала регулярно приходить в синагогу, и постепенно начала понимать хазана. Я почувствовала, что молитвы освобождают мою душу из ассимиляции и возвращают ее к истинному источнику.

От раввина синагоги я получила книги РАМБАМа и другие, но он предупредил меня, что иврит религиозных книг труден для понимания, и у меня не получится их понять. Он пообещал достать мне Тору. На самом деле он не сделал этого, и только спустя несколько лет, когда мы были в отпуске, я случайно нашла Тору.

В московской синагоге я познакомилась с одним из старейшин хасидов ХАБАДа, хасидом — равом Бенционом Ривкиным. Вначале он отказывался говорить со мной, но после того, как через некоторое время молящиеся в синагоге были знакомы со мной и знали, что я не шпионка, он согласился ответить на мои вопросы. У Ривкина в доме была библиотека, в которой было много еврейских книг и он пригласил меня выбрать книгу. Первой книгой, которую я у него взяла, был «Кицур Шулхан Арух». Ривкин сказал мне, что книги мне не помогут, если я не буду соблюдать заповеди. Эти слова вошли мне глубоко в душу, и полностью изменили мою жизнь. Я начала соблюдать заповеди, пусть и медленным темпом.

В то время я уже была замужем, я вышла замуж в 29 лет. Мой муж был образованный и культурный человек и между нами не было никаких проблем. Мы жили вместе, несмотря на то, что я заинтересовалась иудаизмом, а он был очень далек от этого. Мы развелись только после того, как мне стало ясно, что он не согласится сделать хупу, как этого требует еврейский закон.

Однажды я сказала Ривкину, что хочу соблюдать кашрут, но я хочу понять смысл соблюдения этой заповеди. Вначале он попытался найти отговорку: «Это хорошо для здоровья». Но я сразу же ответила ему: «Со мной не надо ходить вокруг да около. Скажите серьезно. Объясните мне духовный смысл этой заповеди, так как вы сами понимаете ее». Когда он увидел, что я говорю серьезно, он начал объяснять мне смысл заповедей с точки зрения хасидизма. Так я начала соблюдать кашрут и параллельно с кашрутом еще много заповедей.

В синагоге я сидела в женском отделении, практически всегда одна. Однажды пришла женщина и начала задавать мне странные вопросы: «Кто мои родители?», «Замужем ли я?», «Что я здесь делаю?». Я начала подозревать ее и не рассказывала ей подробности. Через некоторое время мои подозрения подтвердились, когда мне сообщили, что она шпионка…

Однажды я познакомилась в синагоге с религиозной женщиной по имени госпожа Лернер. Когда я рассказала ей, что собираюсь поехать в Израиль, она сообщила мне, что есть один человек, которому можно дать подходящую сумму и он сделает визу. Я очень обрадовалась, и сразу же начала делать визу в Израиль.

Госпожа Лернер познакомила меня со своим сыном, который был одним из организаторов поездки в Израиль и со временем я вошла в его группу. Я начала работать с молодыми людьми, которые хотели репатриироваться в Израиль: учила их ивриту, читала подпольную газету, которая издавалась и многое другое.

Уже тогда я перестала соблюдать меры предосторожности, требуемые по отношению к властям. В большой синагоге, в которой я постоянно молилась, мне сделали выговор, что у меня есть связи с иностранцами. После этого я перешла молиться в синагогу ХАБАД в районе Чиркизово. Там меня не приняли с распростертыми объятьями: хасиды были согласны, чтобы только их люди молились там, а я была им незнакома. В любом случае, мне удалось там молиться, и благодаря этому ХАБАД стал очень близким мне.

Так, после того, как я изучила Тору с комментарием РАШИ, я также начала учить книгу «Тания». Но в любом случае окончательный выбор моего дальнейшего жизненного пути я сделала в Израиле.

После того, как я репатриировалась в Израиль, я обратилась в Министерство Абсорбции в Ашдоде. Я хотела продолжать учить хасидизм, но не знала, как это сделать. Я поехала в хабадский район в Кирьят-Малахи, потом в Кфар-Хабад. И тут я столкнулась с серьезной проблемой: говорить с женщинами о хасидизме было очень трудно, потому что они не обладали достаточными знаниями в этом, а с мужчинами говорить мне было не очень приятно…

И тогда я познакомилась со своим будущим мужем (р. Цви Липш), который обладал обширными знаниями хасидизма. Перед тем как я согласилась выйти за него замуж, я поставила ему одно условие: что он будет учить меня хасидизму. Но он тоже всегда повторял, что женщинам не надо глубоко изучать хасидизм. Так я была вынуждена учиться сама.

В то время я начала переводить на русский язык беседы Ребе. Когда это стало известно издательству ШАМИР (организация выходцев из России, соблюдающих Тору и заповеди, во главе которой находился профессор Ирмияу Брановер), то они связались со мной, проверили мои работы, и когда увидели, что это им подходит, я начала работать на них. На протяжении долгих лет я работаю в ШАМИРе.

За эти годы я перевела «Танию», «Кузари», трактат «Брахот» (который я надеюсь вскоре будет издан), части из Торы, беседы Ребе, и сейчас я работаю над переводом «Сефер Мицвот».

Я очень хотела перевести на русский язык также книгу «Зоар», но Ребе был против этого. Когда я была на йехидуте — аудиенции у Ребе, то Ребе привел мне мнение, что книга «Тания» — предназначена для всех, чего нельзя сказать о книге «Зоар», а если я переведу ее на русский язык, то могут быть такие люди, которые не понимают Каббалу, и они прочитают книгу «Зоар» и не поймут ее настоящих тайн. На перевод «Тании» Ребе дал мне благословение.

И потом, снова и снова я сталкивалась с той же проблемой: я учусь целыми днями, но у меня нет возможности учиться с другими, спорить и выяснять трудности. Может я «по ошибке» была создана женщиной, но что делать, такой создал меня Всевышний…

В любом случае, я довольна своей работой, потому что благодаря ей я могу помочь евреям, живущим в России вернуться к их Отцу Небесному.

Удивительная женщина

Про деятельность госпожи Голды, ее талант и особенный перевод книги «Тания», рассказывает профессор Ирмияу Брановер, руководитель организации ШАМИР и редактор книг, выпущенных организацией:

— Про Голду необходимо написать книгу. ее талант и деятельность — настоящая «легенда». Женщина, которая много вынесла в жизни, приехала в Израиль совершенно одна, ей удалось здесь выйти замуж, но через несколько лет ее муж умер, и у нее не было детей. И, несмотря на это, она посвятила всю свою жизнь учебе и переводу.

Организацию ШАМИР основал сам Ребе, и ее целью была деятельность с евреями России и репатриантами из России в Израиле. На протяжении лет требовал Ребе, чтобы святые книги перевели на русский язык, потому что русские — признанные ценители книг, и так книги дойдут до широкого круга читателей.

И здесь перед нами встала большая проблема: Ребе просил, чтобы книги не были написаны ученым языком, а языком современной журналистики таким образом, чтобы каждый новичок смог понять смысл книги. Надо было найти таких мудрецов, которые отлично владели бы и ивритом и русским, чтобы у них был талант к переводу и также талант к объяснению и упрощению, но найти такого человека, который будет обладателем всех этих талантов, было трудно найти.

И вот однажды мой друг р. Бецалель Шиф услышал про госпожу Голду Липш, которая была удивительной женщиной. Она была связана с ХАБАДом и ее знания в учебе и переводе были поистине фантастическими. Когда мы предложили ей перевести Пять книг Торы, она заколебалась. В дополнение к ее колебаниям, были многие, которые говорили с удивлением: «Женщина будет переводить Тору? Нужен мужчина-талмид-хахам, чтобы проделать такую святую работу!»

Так как было сомнение, мы спросили у Ребе, и ответ не замедлил прийти (содержание ответа): «Если это мудрая женщина, которая много учила Тору, и у нее есть способность, надо сразу же дать ей работу. Это большое преимущество, что женщина достигла такого уровня».

И вот она вместе с еще несколькими профессиональными переводчиками начала работать над переводом Торы. Параллельно с этим добавился еще коллектив людей, которые составили собрание комментаторов Торы и приготовили сокращенный комментарий.

Однажды к нам пришла Голда и сама предложила перевести «Танию». Это было более чем дерзкое предложение. Мы даже не смели думать о такой идее, потому что понятия в «Тании» были слишком высокого уровня понимания для того, чтобы их перевести. Мы снова спросили у Ребе, и после того, как получили положительный ответ и она также получила положительный ответ, начали продвигаться к началу работы.

Если когда она начала переводить Тору, были недовольства тем, что женщина переводит, то во время перевода «Тании» они умножились. Кроме того, еще до начала работы над переводом, попросили у нескольких известных раввинов ХАБАДа проверить ее знания в хасидизме. Каждый, кто экзаменовал ее, поражался знаниям женщины, которая не так давно вернулась к жизни по Торе и приехала из России.

После прохождения проверок Голда с энтузиазмом принялась за работу при поддержке нескольких важных хасидов. С одной стороны, просмотрели материал юноши, отлично знающие хасидизм, с другой стороны — передали перевод тем, кто вообще ничего не понимает в учебе, чтобы сказали, понятен ли им перевод.

Каждый, кто видел ее работу, восхищался от ее отдачи работе. Она не экономила усилий для того, чтобы перевод получился наилучшим. Она открывала книги по грамматике и словари, и также книги по Каббале и хасидизму, и только после тщательнейшего просмотра темы и каждой главы начинала строка за строкой и глава за главой профессиональный перевод.

Голда перевела три центральные части книги Тания: «Ликутей Амарим», «Шаар а-Ихуд ве а-Эмуна» и «Игерет а-Тшува». В 5736-5742 годах были изданы главы как брошюры, а в 5747 году впервые были изданы все три части. После этого другие переводчики добавили «Игерет а-Кодеш» и «Кунтрас а-Ахарон». И тогда объединили все части в книгу, которая находится сейчас во многих еврейских домах в Израиле, в России и в мире.

Отзывы не замедлили появиться и о них рассказывает госпожа Роза Петербурски из ШАМИРа:

«В офисах ШАМИРа мы начали получать теплые отзывы о переведенной „Тании“, и подтверждение этому можно найти в повторных и многочисленных переизданиях книги».

Первые издания выходили тиражом в тысячу копий, но сейчас есть большая потребность со стороны посланников ХАБАДа в СНГ. Они заказывают большие количества книг «Тания» благодаря помощи мецената Йекутиэля Рапа, и каждое издание выходит тиражом в тысячу копий.

Проработав с ней многие годы я могу сказать, что Голда была особенно талантлива. Она сама подтвердила мне в минуту откровенности: «Я могу выучить любой иностранный язык. Я беру книгу на этом языке, читаю ее со словарем. Когда я заканчиваю читать книгу, я уже знаю язык…»

Ее подруга госпожа Люба Горелик из Кфар-Хабада добавляет и рассказывает о ее профессии переводчицы:

«Она перевела на русский язык многие книги, и написала книгу, в которой объяснила, что такое хасидизм. К профессии перевода она относилась как к искусству, а не как к работе. Она проверяла каждое слово, как оно переводится на всех языках, которые она знала, чтобы удостовериться, что перевод выполнен правильно. Она не думала о количестве, она проверяла и думала снова и снова, до тех пор, пока решала, как перевести.

Она была очень осторожна в переводах. Известно, что есть понятия в иудаизме и в хасидизме, которые при переводе могут быть трактованы как христианские символы, или относиться к христианским аспектам — и она была бдительна в этом. Любое слово, насчет которого у нее было подозрение, что могут ошибиться в его понимании, она старалась найти ему синоним.

Она была настоящим гаоном. У нее были обширные знания во всех частях Торы. Она погружалась в учебу и перевод и полностью забывала про собственные нужды. Вместе с другими женщинами мы позаботились нанять ей женщину, которая готовила пищу и убирала в доме…»

Она особенно выделялась на уроках Торы, все присутствующие были свидетельницами ее образованности и гениальности.

Рассказывает ее подруга госпожа Соня Липскер:

«Была особая радость для души видеть Голду на уроке Торы. Любой закон, цитата или хасидское изречение — она могла сказать точное место, откуда это приведено. На уроках и беседах, которые мы организовывали, я убеждалась, что она превосходит других. Образованная женщина с полным самоаннулированием перед Ребе. Она была готова сделать все, чтобы исполнить желание Ребе».

В последние годы Голда переводила на русский язык «Сихат а-Геула». Рассказывает рав Зимрони Цик, посланник Ребе Короля Мошиаха в Бат-Яме и редактор «Сихат а-Геула»:

— В последние годы Голда жила в доме престарелых в Бат-Яме. У нее была хорошая связь с Кфар-Хабадом, а ее твердая вера в то, что нам необходимо распространять пророчества Ребе Короля Мошиаха побудила ее предложить нам перевести «Сихат а-Геула» на русский язык. Я согласился с предложением, и она, несмотря на ее возраст, переводила каждую неделю газету на русский язык, и она распространялась тысячами копий среди новых репатриантов.

Вместе с этим она начала перевод бесед Ребе и «Игрот Кодеш», которые к сожалению до сих пор не изданы.

Через несколько лет нам показалось, что из-за возраста и состояния здоровья ей трудно переводить, и я сообщил ей про окончание ее работы, как переводчицы «Сихат а-Геула». Но произошло прямо противоположное тому, что мы ожидали: она приняла перерыв в работе очень близко к сердцу, и нам ничего не оставалось, только с радостью вернуть ее на работу.

Аспекты Мошиаха и Геулы она выучила очень глубоко. Рав Шолом-Бер Вольпо рассказал мне однажды, что она учила его книги по вопросам Мошиаха и Геулы очень внимательно, открывая все указанные ссылки и делая себе пометки. Иногда она звонила раву Вольпо для того, чтобы выяснить некоторые вещи с целью понять и узнать личность Мошиаха наилучшим образом.

В Бат-Яме Голда дружила с госпожой Песей Маром, которая рассказывает о ней: «Она была хасидской женщиной совершенно особенного типа. Когда она была занята изучением аспектов Мошиаха и Геулы, она не замечала проходящего времени. Она не думала про еду, питье или отдых.. Во многих случаях я напоминала ей, что она ничего не ела и не пила с утра. Часы ее сна были малочисленны, она училась день и ночь, даже когда была уже в преклонном возрасте».

Голда перевела еще много книг, которые пока не напечатаны. Профессор Брановер рассказывает, что в архивах ШАМИРа находятся ее рукописи с переводами нескольких трактатов Мишны.

Вскоре выйдут две книги, связанные с ее работой. Первая — это полный ТАНАХ на русском языке, в котором она перевела Пять книг Торы. Кроме того, будет издан ее перевод книги рава Гинзбурга, в которой объяснены буквы еврейского алфавита с точки зрения Каббалы.

Через короткое время после ее репатриации в Израиль она поселилась в Кфар-Хабаде. Она была очень индивидуальна, и большинство лет провела наедине с собой. Она была единственной дочерью у своей матери, а ее отец погиб, когда она была еще маленькой девочкой. Когда она приехала в Израиль, ее мать осталась в России. Ее второй муж умер через несколько лет после свадьбы и у них не было детей. «Ее детьми» были книги, которые она переводила и люди, которые вернулись к жизни по Торе и приблизились к хасидизму благодаря ее переводам.

12 Тевета 5764 года ее душа покинула этот мир.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Точка зрения » Профиль (другие статьи):