«Ты доводишь человека»: нигун перерождения

25.08.2020 418 (0)
«Ты доводишь человека»: нигун перерождения
«Ты доводишь человека»: нигун перерождения

Во времена Алтер Ребе зародился особый жанр нигуним — «Душа спускается в тело». Нигуним такого рода строились по принципу описанного в хасидской литературе процесса прихода души в материальный мир.

Схема спуска души в тело такова. Сначала Б-г выносит душе вердикт: она должна покинуть свое место под престолом славы, где она наслаждалась Его светом и близостью, и спуститься в нижний из миров, облачившись в «змеиную кожу» (тело и животную душу). Звуковой иллюстрации этого этапа, как правило, посвящен первый раздел нигуна. Обычно, это краткая мелодия императивного характера, с маршевой поступью, построенная на звуках тонического трезвучия.

Далее следует реакция души. Понимая, насколько далеко будет теперь находиться от своей «зоны комфорта», душа кричит. Она хочет вернуться и снова быть близкой ко Всевышнему, единой с Ним. Об этом рассказывает второй раздел нигуна. Его мелодия — широкая и диссонирующая интонация, означающая горечь разлуки.

В финале Б-г отвечает душе на ее крик, полный страданий: этот спуск — ради подъёма. Находясь в теле, душа получает возможность выполнять заповеди и, благодаря этому, стать ещё ближе к Б-гу, выполняя Его волю. Эта мысль успокаивает душу, и мелодия третьего раздела звучит умиротворенно.

Нигуним подобного типа — довольно распространенное явление в хасидской музыке. Их основные жанрово-стилевые признаки: три раздела (соответствующие трем этапам воплощения души), устойчивый императивный первый раздел, «крик души» во втором и умиротворённый третий.

Начиная с хасидов Алтер Ребе и далее, на протяжении всего хабадского культурно-исторического пути, люди обращались к этому жанру прямо или косвенно: для того, чтобы снова и снова прожить ощущение спуска души в тело и максимально полно прочувствовать сострадание к ней; чтобы вернуть себе обновлённое ощущение полноты жизни; чтобы удалить с души накопившийся балласт и вернуться к себе-настоящему; чтобы осознать ненапрасность траектории жизненных событий, полной провалов и спадов; чтобы вернуть надежду на лучшее и силы для дальнейшего движения в заданном направлении.

Яркий пример сочетания жанрового типа «душа спускается в тело» с тематикой «тшувы» (покаяния) — нигун хасидов Алтер Ребе «Ташев энош». В основе нигуна лежат слова из Псалмов (90:3): «Доводишь человека до изнеможения и говоришь: покайтесь, люди».

Сначала, рассмотрим вербальный текст нигуна, т.е., приведённую цитату из Псалмов. Здесь, в рамках всего лишь одной фразы упоминаются сразу два слова со значением «человек». В первый раз, когда речь идёт о тяготах, человек упоминается как «энош», во второй, при упоминании тшувы, люди названы «сыновьями Адама». В святом языке существуют 4 разных слова, перевод которых — человек. Это «Адам», «Иш», «Энош», «Гевер». Вот как об этом сказано в сборнике «а-Йом йом», в разделе за 4 Элула:

Достоинства человека описываются (в иврите) четырьмя словами (каждое из которых означает одно и то же — «человек», но намекает на одно из определенных его качеств): «Адам» — указывает на высокое достоинство мозга и разума; «Иш» — указывает на высокое достоинство сердца и чувств; «Энош» — указывает на слабость в одном из перечисленных (в области разума или эмоциональной сферы) или и в том, и в другом; «Гевер» — тот, кто, превозмогая себя, прорывает преграды и устраняет все помехи для того, чтобы достичь высокого достоинства в области разума или чувств. То есть, «Гевер» работает с «Энош» для того, чтобы поднять его на уровень «Иш» или «Адам». И, поскольку возможно создание из «Энош» — «Иш» или «Адам», приходится признать, что также и в «Энош» содержатся все те достоинства, что есть в «Иш» или в «Адам».

Итак: титул «Адам» говорит о силе и совершенстве разума, «Иш» — об аналогичном максимально высоком уровне эмоций. «Энош» указывает на слабость в одной или обеих из этих категорий, т.е., на некий ущерб, отсутствие цельности в уровне развития или разума, или эмоциональной сферы. «Гевер» — титул, повествующий о преодолении этой слабости и достижении одного из первых двух уровней — «Адам», либо «Иш». Следовательно, энош — это потенциальный «Иш», или «Адам».

Выходит, в данном стихе Псалмов в рамках одной фразы показан весь процесс тшувы, от низшего уровня «энош», характеризующего отсутствие цельности, до наивысшего уровня «Адам». Человек категории энош подвергается испытаниям Свыше и, вынужденный делать тшуву, возвращается к своей полноте, к уровню «Адам». То есть, процитированные строки Псалмов описывают процесс, известный нам под названием «спуск ради подъема».

Теперь посмотрим, как эта идея воплощена в музыке. Действительно, нигун построен по «формуле» спуска души в тело. В нем три раздела.

Первый — императивная мелодия, построенная по звукам трезвучия — как сказал один известный композитор об одной из лучших своих музыкальных тем: «так судьба стучится в дверь» (здесь даже слышна настоящая звукоимитация стука: повторения одних и тех же звуков с характерным ритмическим рисунком — так называемым «обратным пунктиром»). По сравнению с аналогичными темами первых разделов подобных (посвященных теме спуска души в тело) нигуним, данная мелодия несколько искажена наличием диссонирующих звуков. Можно предположить, что это — «рассказ от первого лица»: не непосредственно «голос Всевышнего», изрекающий вердикт, а изложение событий сквозь призму взгляда самой души, согбенной под тяжестью выпавших на ее долю испытаний.

Вторая часть — крик души, с характерной для всех средних разделов «душеспускательных» нигуним диссонирующей интонацией тшувы. Душа чувствует себя ограниченной, сжатой испытаниями и рамками физического тела и материального мира. Не случайно, именно здесь появляется вербальный текст, ограничивающий восприятие мелодии точным значением слов. С одной стороны, это конкретизация — формулировка проблемы и «претензии» души к Создателю. Это выход наружу душевной боли, скрытой глубоко во внутренних пластах неосознанного, прорыв сквозь все материальные оболочки, раскрытие, обнаружение, Геула. В то же время, это наглядная звуковая демонстрация порабощенного состояния души, ее ощущение ограниченности в теле по сравнению со свободой бестелесного существования.

В отличие от других подобных нигуним, крик души из «Ташев энош» содержит, помимо собственно «крика», ещё одну знаковую интонацию. В ней явственно слышится (видится?) жест. Жест поклона, силуэт фигуры, склоненной в благодарности, элегантный вежливый реверанс, украсивший бы любой придворный танец (выражен он нисходящим движением звуков в узком диапазоне с повтором каждого предыдущего тона). В контексте нигуна очевидно, что адресован этот «поклон» не знатной особе, а Творцу мира. Это музыкальная иллюстрация признания душой Того, Кто больше, чем она, Того, Кто отправил ее в посланничество, полное испытаний, и, в то же время, признательность Ему, несмотря на то, что происходящее противоречит внутреннему желанию самой души.

Третья часть — умиротворение: этот спуск — ради подъёма. Здесь снова мелодия звучит без слов, обретая прежнюю свободу. В ней по-прежнему слышится отзвук диссонирующих тонов, как и в первом разделе. Следовательно, это не столько утешение души извне, сколько ее собственный опыт. Несмотря на пережитую горечь и боль испытаний, все это было не зря: таинство тшувы, перерождение «Энош» в «Адам» — состоялось.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Библиотека » Нигуним (другие статьи):