Бар-мицва

24.07.2008 4561 (0)
Бар-мицва
Бар-мицва

Сказал рабби Эльазар: «Человек должен заниматься своим сыном, пока он не достигнет тринадцатилетнего возраста; тогда он должен сказать: „Благословен Тот, Кто освободил меня от наказания за [проступки] этого“» («Берейшит раба» 63). Согласно Торе человек не обязан выполнять заповеди и не подлежит наказанию за их нарушение, пока не станет «мужем». Когда он становится «мужем»? Когда ему исполняется тринадцать лет.

После появления на небе звезд вечером того дня, когда ему исполнилось тринадцать лет, он — «бар-мицва» (буквально — «сын заповеди», т.е. человек, обязанный выполнять заповеди). Это традиция, которая опирается на закон, полученный Моше на горе Синай.

В тексте Торы также есть намек на это. Тора обязывает исполнять свои заповеди того, кого она называет «мужем», а самый молодой из них тот, кому исполнилось тринадцать лет. Леви, сын Яакова, младше всех, кого Тора называет «мужем»: «И взяли два сына Яакова, Шимон и Леви, братья Дины, муж — свой меч, и вошли в город безопасно...» («Берейшит» 34:25). Леви тогда было тринадцать лет, и его называют «мужем». Значит, первый бар-мицва, которого мы знаем по имени и по его делам, — Леви, сын Яакова.

Под словом «муж» Тора подразумевает человека смелого и сильного. Например, Давид сказал Авнеру, прославленному воину: «Ведь ты — муж, и кто уподобится тебе в Израиле?» (Шмуэль I 26:15). Но самое главное — это то, что сказано о Леви: «Муж — свой меч». Писание уже назвало его по имени вначале, так зачем же упоминать его вторично, называя мужем? Чтобы сказать о его силе и мужестве. Мужу этому было всего тринадцать лет. Он взял меч и пошел отомстить Шхему, сыну Хамора, и всем жителям его города, «ибо грязное дело сделал он в Израиле... а так — не делается!»

Это качество, которым прославился Леви в начале своей жизни, когда стал бар-мицва, никогда не исчезло в нем, и он передал его всем своим потомкам. Вот благословение, которым благословил левитов Моше-рабейну: «Будут наставлять они Яакова Твоими законами и Торой Твоей — Израиль» («Дварим» 33:10).

За какие заслуги? Леви, прародитель их, едва сделавшись бар-мицва, начал проявлять себя как воин-герой и с оружием в руках очистил свой лагерь от нечистоты Шхема. Так же поступили и его потомки, все колено Леви: когда проникла нечистота в лагерь Израиля, и евреи согрешили, построив золотого тельца, левиты не поддались греху и очистили весь лагерь от нечистоты, как им приказал Моше, учитель их: «Пусть возьмет каждый муж свой меч, пройдите и вернитесь от ворот стана и до ворот...» («Шмот» 32:27).

Два начала

В каждом человеке происходит борьба двух начал — доброго («йецер а-тов») и дурного («йецер а-ра»). Дурное начало — это свободные желания человека; доброе начало — это принятие на себя бремени заповедей, сознательный отказ от свободы своих желаний.

Творец создал человека так, чтобы до тринадцати лет в мальчике и до двенадцати лет в девочке властвовал только дурное начало. Неважно, делает ли ребенок хорошее или дурное, он руководствуется при этом собственными желаниями, источник которых — дурное начало.

Только ту силу называют наши мудрецы доброе начало, которую человек сам пробуждает в себе, чтобы полностью подчинить свою волю воле Творца и Его приказаниям.

Порывы, возникающие в человеческой душе, могут быть разными; некоторые приносят пользу, другие — вред. Они борются, воюют друг с другом, и иногда добрые побуждения пересиливают дурные, и все-таки в этом не играет никакой роли та сила, которую мудрецы называют дурное начало. Пока человек дает себе полную свободу действий и не взял на себя бремя исполнения заповедей, он совершает добрые дела по свободному выбору, определяемому только его доброй волей. Поэтому в нем еще не проявляется доброе начало. Ведь эти добрые дела он совершает, подчиняясь побуждениям, которые возникают в нем в момент действия, а не потому, что они хороши сами по себе. Когда же человек получает свыше повеление исполнять заповеди и принимает их для себя как обязательные, даже если они еще не дошли до своего осуществления, он уже получил приказ, уже дал клятву его исполнить, и выбор между хорошим и дурным уже не зависит от его доброй воли, это его обязанность. Он уже не свободен в своих действиях, потому что взял на себя обязательство и знает, что понесет наказание, если не выполнит его. Начиная с этого момента, в нем проявляет себя доброе начало.

Заповеди и проступки

Сразу же после того, как мальчик стал бар-мицва, он должен вести себя, как подобает мужу, то есть богатырю, покоряющему свое дурное начало и возбуждающему доброму началу. Отец и учитель обязаны помогать ребенку, который начинает этот путь. Они должны помочь ему понять и осмыслить то новое, что в нем появилось сейчас, и в чем состоят его обязанности с теперешнего момента и далее. Новое — это то, что он принял на себя бремя заповедей Всевышнего навсегда и никогда уже не сможет свергнуть его с себя. А его обязанность — беречься от совершения проступка, опасаться действия дурного начала, которое постоянно его подстерегает. Он должен верить всем сердцем, что Творец дал ему достаточно сил для этого.

Хотя заповеди составляют саму суть еврейской души, нельзя пренебрегать той силой, которая тянет человека к проступкам, и не дай Б-г поддаться ей, говоря: сейчас я согрешу, а потом вернусь ко Всевышнему. Тот, кто так говорит, не имеет возможности раскаяться. Потому что раскаяние («тшува») дано человеку как средство спасения от греха, а здесь сама «тшува» является причиной греха. Если бы не она, человек боялся бы согрешить, и потому у него нет возможности совершить «тшуву».

С момента сотворения человека дурное начало не покидает его ни на мгновение. Поэтому осилить его человек может, только если постоянно будет вести борьбу с ним.

Дурное начало приходит к человеку, чтобы заставить его совершить промах, проступок, он является в самых различных обличьях, расставляет множество ловушек. Он разжигает в человеке настоящий пожар вожделений, делает его нечувствительным к добру, обольщает, уничтожает боязнь перед Всевышним и любовь к Нему, лишает человека чистоты, заставляет страстно желать все запрещенное. Если бы Всевышний не помогал человеку, он никогда не смог бы осилить свое дурное начало.

Чтение «Шма» и тфиллин

Первая заповедь, которая ожидает человека, становящегося бар-мицва, это чтение «Шма» в первый же вечер по достижении совершеннолетия, когда на небе появляются звезды. Выполняя ее, он возлагает на себя «иго власти Небес». Заповедь чтения «Шма» включает в себя не только прочтение молитвы, нужно сердцем откликаться на слова молитвы и чувствовать близость Всевышнего.

Следующая заповедь, которая ожидает юношу, это заповедь тфиллин. Он обязан наложить тфиллин на руку и на голову в первое же утро после того, как стал мужем, прежде, чем примется за все остальные дела.

«И будет это знаком на руке твоей и украшением между глаз твоих, ибо силою руки вывел нас Б-г из Египта» («Шмот» 13:9). Тфиллин — это знак на руке нашей, что не она, но десница одного Всевышнего вершит все. Не было более сильной руки, чем рука фараона, и не было более сильного царства, чем Египет, но вывел тебя Всевышний оттуда силою Своей руки. Так повяжи этот знак на твою руку напротив сердца, чтобы помнить, что Всевышний один дает тебе силу и рука Его во всех твоих делах, и на голову, чтобы душа твоя была подчинена служению Ему.

Некоторые законы и обычаи дня бар-мицва

1. Дети не обязаны исполнять заповеди Торы. Мальчик начинает исполнять заповеди с тринадцати лет, девочка — с двенадцати. Когда они достигают этого возраста, мы считаем, что вместе с этим приходят к ним и все остальные признаки зрелости.

2. Если ребенок родился первого числа месяца Нисан, он становится бар-мицва первого числа месяца Нисан четырнадцатого года своей жизни.

3. Если ребенок родился в месяце Адар обычного (не високосного) года, а тринадцатый год его жизни был високосным (в котором два месяца Адар), он становится бар-мицва только в день своего рождения во втором Адаре.

4. Если ребенок родился в Адаре високосного года и тринадцатый год его жизни тоже оказался високосным, то если он родился в первом Адаре, он становится бар-мицва также в первом Адаре, если же он родился во втором Адаре, то бар-мицва он тоже во втором Адаре. Но если тринадцатый год его жизни оказался обычным, то безразлично, родился он в первом Адаре, или во втором, как только настает его день рождения в месяце адар, он становится бар-мицва.

5. Есть обычай в субботу вызывать ребенка, который на следующей неделе становится бар-мицва, читать отрывок из книг пророков («мафтир»). Таким образом он не оказывается в числе семи мужчин, вызываемых к Торе перед ним. Потому что вызов семи мужчин к Торе в субботу — это обязанность, установленная Моше-рабейну. Что касается чтения мафтира — это более позднее установление мудрецов.

6. В понедельник или четверг, дни, когда читают Тору в утренней молитве, если мальчик уже стал бар-мицва, он должен подняться к Торе и произнести благословение как перед чтением Торы, так и после ее чтения. Если он стал бар-мицва накануне субботы, его вызывают к Торе в субботу в числе семи взрослых мужчин.

7. После того, как бар-мицва закончил чтение Торы и произнес полагающееся благословение, его отец произносит: «Благословен Тот, Кто освободил меня от наказания за [проступки] этого». Есть два основания для этого благословения:

а. Отец воздает славу и благодарность Всевышнему за то, что Он удостоил его воспитать сына для исполнения заповедей, теперь сын уже вырос и обязан исполнять заповеди, и отец свободен от ответственности за воспитание своего сына и от наказания, если тот пренебрежет его воспитанием;

б. Отец благословляет Всевышнего за то, что Он освободил его от того, что сын может быть наказан из-за своего отца, так как маленькие дети как бы становятся соучастниками греха, совершаемого их отцом. Теперь сын сам отвечает за свои поступки.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Учебный центр » Иудаизм (другие статьи):