Как Ребе спас р. Моше Файнштейна от тюрьмы

20.07.2020 564 (2)
Как Ребе спас р. Моше Файнштейна от тюрьмы
Как Ребе спас р. Моше Файнштейна от тюрьмы

Легендарный прокурор Манхэттена Роберт Моргентау был образцом для подражания нескольких поколений юристов в США. На протяжение трех десятилетий он наводил страх на представителей преступного мира, дельцов наркомафии и коррумпированных политиков. Роберт Моргентау в равной степени пользовался уважением как среди своих сторонников, так и среди оппонентов; все они единогласно отмечали его объективность, честность и высокий профессионализм.

Роберт Моргентау не дожил одной недели до своего столетия и скончался в 2019 году. Рав Шмуэль Шприцер, который в течение многих лет был знаком с Моргентау, рассказал о нем поразительную, никому не известную до этого историю, раскрывающую «грозу преступного мира» совершенно с неожиданной стороны.

Их первая встреча произошла в начале 60-х годов, когда Роберт Моргентау был прокурором по Южному округу Нью-Йорка, а рав Шприцер впервые помог ему наложить тфиллин. Они подружились, и рав Шприцер навещал его каждый год перед праздником Песах, принося ему в подарок мацу ручной работы. Когда Моргентау стал прокурором Манхэттена, рав Шприцер стал приходить к нему также и на праздник Ханука, а еще через какое-то время они начали видеться каждый месяц.

Роберт Моргентау очень гордился своим еврейством, он даже участвовал в постройке музея Холокоста в Манхэттене. Когда рав Шприцер приходил к нему в офис, Моргентау всегда лично выходил встречать его, оставляя в приемной важных людей, с нетерпением ожидающих своей очереди. Он делал это не из-за личных качеств рава Шприцера, а только потому, что тот был евреем, а Моргентау всю жизнь очень уважал евреев. Но подобная гордость за свой народ не приводила прокурора к практическим действиям в области еврейства — он был очень далек от соблюдения заповедей, более того, у него даже не было еврейского имени…

Однажды в начале 80-х годов р. Шприцеру позвонил личный секретарь Ребе Короля Мошиаха р. Ходаков и пригласил его к себе. Он сказал: «Так как вы хорошо знакомы с мистером Моргентау, Ребе попросил именно вас взяться за одно важное дело». Он рассказал, что Роберт Моргентау будет обвинителем в суде над р. Моше Файнштейном и задача Моргентау заключается в том, чтобы суд оправдал раввина и признал его невиновным. Судебное дело основывалось на том, что в йешиве, возглавляемой р. Файнштейном, работал человек, занимавшийся финансовыми спекуляциями, но обвинение пало также и на р. Файнштейна, хотя он не имел к этому никакого отношения.

Рав Шмуэль Шприцер был поражен такой просьбой. Он лучше других знал, что представляет собой Роберт Моргентау, который никогда и никому в зале судебного заседания не делал послаблений, а действовал всегда строго по букве закона. Он не знал ни страха угроз, ни языка просьб и взяток. Тогда р. Шприцер спросил р. Ходакова, нужно ли преподнести эту просьбу от имени самого Ребе, но тот ответил: «Нет. Вы должны встретиться с прокурором и сделать все возможное, чтобы р. Файнштейн не был осужден».

Рав Шмуэль Шприцер рассказал, как после этого разговора он почувствовал, что у него есть неограниченные силы от Ребе и, не теряя времени, позвонил секретарю Роберта Моргентау, чтобы назначить срочную встречу.

На следующий день р. Шприцер зашел в кабинет прокурора и после коротких слов приветствия начал выполнять возложенную на него миссию: «В еврейской религии есть такое понятие, как раввин. Есть также главные раввины, а есть такие талмудические мудрецы, которые намного выше даже этих раввинов. Таким мудрецом является р. Моше Файнштейн из Манхэттена, которого вы будете обвинять на предстоящем судебном заседании».

Моргентау взглянул на хасида с большим удивлением, так как он, разумеется, не помнил поименно всех людей, чьи дела он должен был вести. Он спросил: «Этот мудрец такой, как Ребе?» Рав Шприцер ответил: «Нет. Ребе неизмеримо выше, Ребе — это духовный лидер, Ребе — пророк, которому известно будущее, а р. Файнштейн — это гениальный мудрец, на мнение которого полагаются десятки тысяч людей. Поэтому осудить его — все равно что ударить их всех ножом в спину».

Моргентау помолчал немного, а потом сказал: «Меня еще никогда не просили не осуждать кого-то». Рав Шприцер ответил ему: «Я знаком с вами уже много лет и никогда не просил вас ни о чем. Я не спал этой ночью, обдумывая то, как я скажу вам все это. Я полностью уверен, что р. Файнштейн не совершал того, в чём его обвиняют».

Моргентау пообещал, что посмотрит на его дело, но р. Шприцер не довольствовался этим и спросил: «Это значит, что вы не осудите его?» «Да, — ответил прокурор, — я не осужу его».

Тогда р. Шприцер сказал: «Я хочу попросить вас еще кое о чем. Пожалуйста, не упоминайте в прессе его имя». Моргентау всплеснул руками и воскликнул: «Вы зашли уже очень далеко»... Немного успокоившись, он поднял трубку внутреннего телефона и дал своему помощнику указание снять обвинения с р. Файнштейна…

Так Ребе Король Мошиах смог предотвратить обвинение р. Файнштейна, которое бы вызвало публичное осквернение Имени Всевышнего...

Как мы уже писали, Роберт Моргентау скончался в прошлом году. Его жена не была еврейкой, поэтому после него не осталось никого, кто бы прочел по нему поминальную молитву, и р. Шприцер сам заказал для него «кадиш», который читали за «честного прокурора» в течение 11-ти месяцев.

Нет сомнений, что заслуга спасения р. Моше Файнштейна помогла самому Роберту Моргентау в Небесном суде, когда там на рассмотрение теперь было выдвинуто его собственное дело...

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Точка зрения » Профиль (другие статьи):