Три мнения о разводах и служении Всевышнему

09.01.2012 5349 (2)
Источник: «Ликутей Сихот» том 4, стр. 1121-3
Три мнения о разводах и служении Всевышнему
Три мнения о разводах и служении Всевышнему

Сказано в Торе (глава «Ки тэце» 24:1): «Если возьмет кто-либо жену и совокупится с нею, и будет тогда, когда не обретет она милости в его глазах, ибо нашел он в ней нечто постыдное, он напишет ей грамоту разводную и даст в руку ей, и отошлет ее из своего дома».

Здесь объясняется, при каких случаях человек может дать развод своей жене и, самое главное, что это должно быть произведено с помощью разводного письма.

Три мнения о разрешении мужчине дать развод жене

В Талмуде (трактат «Гитин» 90а) есть три мнения о разрешении мужчине дать развод своей жене:

1. По мнению «Дома Шамая» (школы, основанной мудрецом Шамаем), человек может дать развод жене только в том случае, когда он нашел в ней что-то постыдное (прелюбодеяние).

2. По мнению «Дома Гилеля» (школы, основанной мудрецом Гилелем), человек может дать развод жене, если она дала ему (специально) подгоревшую еду.

3. А рабби Акива считает, что человек может дать развод жене, даже если он нашел другую женщину более красивой, как сказано: «не обретет она милости в его глазах».

Ребе Король Мошиах замечает, что обычно в споре между школами Шамая и Гилеля первые устрожают, а последние, наоборот, послабляют (кроме приведенных в Мишне единичных мест, где все наоборот). Причина этого в том, что души учеников школы Шамая происходят из качества строгости и поэтому они занимает более непримиримую позицию и устрожают: ведь не всё можно разрешить и «поднять» к святости. А ученики школы Гилеля обладают душами из качества добра и извлекают все хорошее в каждой вещи, чтобы разрешить это и «поднять» к святости.

Несоответствия трех подходов

Мы видим проблему и несоответствие в приведенных выше мнениях. Разрешение дать развод жене, хотя и является послаблением (ведь речь идет о том, что можно дать развод), но в соответствии с внутренним смыслом не соответствует линии добра. Наоборот, развод — это стремление к отдалению и расцеплению, что происходит от проявления злопамятности и строгости. А ведь любовь — противоположное качество по сравнению с разводом. Тогда, говорит Ребе, непонятно: как может быть, что ученики школы Гилеля — источник добра — разрешают давать развод в больших случаях, чем ученики школы Шамая? Есть ведь огромная разница между прелюбодеянием и приготовлением подгоревшей еды!

Также непонятен подход обычно оправдывающего евреев рабби Акивы — ведь он представляет возможность дать развод, даже в том случае, если человек нашел более красивую женщину, чем его жена! В данном случае, это вообще не связано с самой женой, как в первых двух примерах.

Проблема в духовном прототипе

Наше удивление возрастает еще сильнее, если мы рассмотрим духовный прототип мужчины и женщины — это Всевышний и еврейский народ, которых называют муж и жена. Отсюда понятно, что данный спор между учениками Шамая, Гилеля и рабби Акивой ведется о разводе между еврейским народом и Всевышним (отчего происходит также и развод в нашем материальном мире). И что касается развода в духовном смысле, то, несомненно, разрешение разводиться имеет в корне атрибут строгости. Тогда, спрашивает Ребе, как возможно, что ученики Гилеля устрожают больше, чем ученики Шамая, а рабби Акива считает, что даже если нет никакого ущерба, а только «она не понравилась ему», сразу произойдет развод между еврейским народом и Всевышним?

Хотя определение «муж и жена» относится обычно к Всевышнему и еврейскому народу, но так как душа является «частью Всевышнего в буквальном смысле», то и душа также носит название «муж», а тело — «жена».

Объяснение с точки зрения хасидизма

Ребе Король Мошиах объясняет этот спор так:

У каждой души есть определенная миссия, которую она должна исполнить в этом мире. Еврей должен знать, что он должен превратить место, в котором он находится по воле Провидения — ведь «Г-сподь утверждает шаги человека» — в жилище для Всевышнего. И также, когда возникают различные трудности в работе там, где он находится, и ему кажется, что другая работа (служение) будет легче для него или даже в ней он достигнет больших успехов, он не должен оставлять нынешнюю работу и переходить на другую. Ведь тот факт, что Провидение направило его именно на это место, говорит о том, что в этом и заключается его миссия.

И об этом ведется спор — в каких случаях можно «разводиться» и отдаляться от своего служения в данном месте и переходить на другую работу:

1. Ученики Шамая считают так: человек не должен разводиться с женой, а только если нашел в ней что-то постыдное…

Несмотря на огромные трудности и встречающиеся на пути преграды, запрещено человеку отдаляться от порученной ему работы; и пусть не впечатляется от преград, так как, в конце концов, его ждет успех в этой работе. Только если найдет он в этом что-то постыдное, когда есть четкий закон в «Шулхан Арухе», что запрещено ему продолжать эту работу (также как и в простом смысле, что человеку запрещено жить с женой после ее прелюбодеяния), тогда есть доказательство, что эта работа не для него. И он должен оставить ее и посвятить себя новой деятельности. А для его прежней работы — «и станет женой другого» — Свыше назначат другую душу, у которой есть больше сил.

2. Ученики Гилеля говорят, даже если она дала мужу подгоревшую еду…

Когда человек видит, что не может достичь успеха в своей работе и «его еда» — его тело портит даже то, что было прежде у души, тогда можно ему оставить это место и посвятить себя новой работе.

3. Рабби Акива считает, что даже если нашел более красивую…

Даже если нет ущерба в практической деятельности (во внутренних силах души), но нет у него в этом наслаждения и удовольствия (что связано с внешними силами), то еврей может оставить эту работу и начать другую. Ведь он должен выполнять свою работу Всевышнему с радостью и добрым сердцем.

Не оставлять работу!

Мы знаем, завершает свое объяснение Ребе, что закон в данном случае соответствует мнению школы Гилеля. Если нет практического ущерба в работе человека, а только нет у него наслаждения в ней, то ему запрещено «разводиться» — оставлять эту работу. Но если есть реальный ущерб («еда подгорела») и человек чувствует, что сейчас портятся даже те вещи, которые у него были раньше в порядке, то по закону ему разрешено уйти и заниматься другим видом служения.

Но это все по букве закона. Однако, сказано в Талмуде (трактат «Гитин» 90б): «Когда человек разводится со своей первой женой, даже жертвенник льет слезы» и вообще, «как тяжелы эти разводы» (трактат «Санедрин» 22а). Поэтому, лучше всего, если человек устрожится и будет продолжать свою работу, выполняя возложенную на него миссию. Но даже если произошел «развод», то лучше всего (см. «Хинух» заповедь 580) вернуться к первоначальной работе. Более того, даже если нашел в ней что-то постыдное, когда по закону запрещено ему жить с ней, но ведь «не нужно спешить и отсылать первую жену».

Перед этим необходимо все проверить и расследовать, правда ли это, что есть в ней что-то постыдное. Ведь вероятно, что и-за самолюбия и стремления к легкой жизни, человеку кажется, что по Торе он должен оставить ту работу, которой он занимался. Но если он «проведет дознание, расследует и расспросит хорошо», тогда может быть выяснится, что это все было неправда. И тогда благодаря продолжению своего служения и деятельности со всеми силами души произойдет, что удостоятся они того, что Божественное присутствие будет между ними, жилище Всевышнему в нашем мире.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Тора » Тэцэ (другие статьи):