Что мешает миру в доме?

14.05.2004 | 2695 | (0)

Человеку, намеревающемуся построить семью и дом, следует с самого начала составить себе верное представление о препятствиях, которые мешают миру в доме, потому что тот, кто знает о грозящей опасности прежде чем она появилась, может легче избавиться от нее, когда она уже здесь.

Человеку свойственно чувствовать себя царем в собственном доме, поэтому он хочет и требует, чтобы к его словам прислушивались домочадцы. Более того, он хочет, чтобы они угадывали его желания и исполняли их раньше, чем он сам их выскажет.

Это ощущение и эти требования по сути своей отнюдь не являются пережитком тех времен, когда мужчина завоевывал женщину и подчинял ее себе, это также не результат какого-то общественного договора, привычки или просто дурного нрава. Это — закон природы, который Творец внедрил в Свои творения ради их же блага и мира. Мы уже упоминали, что дом и семья подобны маленькому царству, а в одном царстве не могут править два царя — «два царя не пользуются одной и той же короной». Многими венцами увенчана хозяйка дома разумением, красотой, любовью и милосердием, но царский венец подходит только для головы хозяина, мужчины. И каждый, кто пытается изменить этот закон природы, подвергает себя опасности и причиняет зло собственной семье. Мужчина всегда будет чувствовать себя повелителем, и все время, пока это чувство не будет правильно понято членами его семьи, в этом будет крыться постоянная угроза миру и благополучию дома.

Что это значит? Если поведение и дела членов семьи свидетельствуют, что они не утруждают себя пониманием того, что хочет от них глава семьи, — это уже начало раздора. Еще хуже, когда даже его слова не принимаются к сведению, тем более, когда домочадцы намеренно делают обратное, чтобы показать ему, что он ничем не выше их. Но самое худшее, когда они полностью игнорируют волю главы семьи, словно его нет на свете: нет для него большего унижения, чем это!

С другой стороны, «царь» не может спокойно смотреть на то, как его «гвардия» восстает против него. Что он делает в таком случае? Выходит на «войну», чтобы «подавить бунт» и силой навязать свою власть. В гневе, ярости, меча громы и молнии... Начиная с этого момента и далее, мир в доме разрушен окончательно, и семья нуждается в помощи свыше. Потому что в тот момент, как началась «война», в дом приходит и прочно в нем поселяется ангел-истребитель, и все, кто находится в этих четырех стенах, будто сидят на вулкане или в утлой лодке посреди бушующего океана. Как бы ни обернулись события, нельзя выйти из них невредимым. Так сказали мудрецы наши: «Дом, в котором поселились распри, в конце концов разрушится» (Дерех эрец зута, 9).

Кто же победитель в этой войне? Если «побеждают» домочадцы, пропадает честь их и слава: дом, в котором глава семьи унижен и порабощен, не заслуживает уважения. Если же «побеждает» глава семьи, силой подчиняя домочадцев своей власти, «венец» он свой спасает, но «царство» теряет: между ним и его близкими разверзается пропасть, и «нет царя без народа». Если же никто не добивается перевеса, и война тянется без конца, ее огонь пожирает всех, лишая всякого блага и удовольствия совместной жизни близких людей. Их дом превращается в ад.

Другой случай. Заработки главы семьи не достаточны для того, чтобы жить на широкую ногу; или — он зарабатывает более чем достаточно, но по складу характера склонен к бережливости, а между тем в своем доме он не видит заботы об экономии. Или наоборот, сам он человек с широкой душой и щедрой рукой, а в доме своем он видит, как из скупости отказывают в благе и себе, и другим, и он недоволен этим. Он говорит, но его не слушают. Он говорит снова, и просит, и убеждает, но тщетно. Или иначе: заработков главы семьи хватает, чтобы жить в достатке, но он ведет себя как скупец, потому что деньги ему дороже, чем его собственное достоинство и достоинство его семьи; домочадцы стыдятся его, но он остается при своем.

Еще случай. Человек скромен и желал бы, чтобы в доме было тихо и спокойно, но члены его семьи не склонны следовать его примеру. Они предпочитают подражать образу жизни соседей и знакомых, поведение которых, разговоры и манера одеваться не отличаются скромностью и сдержанностью, а зачастую даже прямо противоположны этому.

Или: человек, чей жизненный путь ясен и светл, его взгляды, его характер — проникнуты верой и нравственностью, и в этом вся его жизнь, только это заполняет все его мысли, и он, естественно, мечтает о том, чтобы весь его дом жил бы теми же идеалами, но ему не удается повлиять на своих домочадцев. Его образ жизни, его взгляды, его ценности для них неприемлемы, его пути — не их пути, его мысли — не их мысли, его дела — не их дела.

Вот другой человек: весь он занят своими делами, представляющимися в его глазах чрезвычайно важными, и он не оставляет себе свободной минуты, чтобы подумать о своих домашних делах, потому что они в его глазах не столь важны, как его собственные дела, или вовсе незначимы. И когда он видит, сколько внимания уделяют ему домашние своим «пустякам», в его сердце поднимается возмущение: как могут они пренебрегать главным и заниматься такими мелочами! Более того: они и его пытаются втянуть в свои дела, и дают ему указания, что он может и чего он не может делать у себя в доме, и как ему вести себя со своими домашними!

Или: человек зарабатывает свой хлеб тяжким трудом и по праву считает, что в это он вкладывает все силы. Он возвращается в свой дом и тут жена взваливает на него новую работу, ее, женскую, выдержать которую у него нет ни возможности, ни желания.

Бывают люди, по натуре своей замкнутые в себе, неохотно рассказывающие о своих делах другим и даже собственной жене. А есть люди, которым легче поведать о своих заботах чужим, чем самым близким людям. И хоть такой человек не может сам изменить свою природу, его жена и домашние не могут примириться с таким поведением, в котором они усматривают проявление пренебрежения и отчужденности... Они отравляют ему жизнь бесконечными упреками и назиданиями, не достигающими своей цели, а только вызывающими раздражение и отвращение.

Или другой человек: по роду занятий он постоянно вынужден общаться с большим количеством людей, вести с ними дела и волей или неволей слушать их речи и разговоры и принимать в них участие. К концу дня его язык немеет, уши глохнут, и все кости ноют; он ждет с нетерпением, когда же он сможет уединиться в своем доме и отдохнуть в тишине... А жена его целый день занимается домашним хозяйством в одиночестве, не слыша даже звука человеческого голоса, и ждет с нетерпением, когда же ее муж вернется домой и ей удастся немного поболтать?.. И вот он приходит — и обоих ждет горькое разочарование: он не может дать ей то, что ей желанно, а она — то, что желанно ему, оба удручены и раздражены, и начинается ссора...

Во всех этих случаях и в подобных им домашний мир дает трещину, которая грозит увеличиться. Двери открываются настежь перед ангелом раздоров — пусть приходит, добро пожаловать! И он приходит, и поселяется в доме, и, в конце концов, может его окончательно разрушить, упаси Б-г! Но если знать об опасности заранее, можно ее предупредить и устранить ранее, чем она действительно придет.

Рабби Элияу Ки-Тов
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Семья » Семейная жизнь (другие статьи):