Крепость духа

26.06.2005 | 4295 | (0)

Три вещи укрепляют дух человека: красивый дом, красивая жена и красивые предметы в доме (Брахот, 57б).

Даже если человек будет необычайно мудр, и ум его будет широк и возвышен, словно вход в Храм, и сердце его будет добрым и честным, будто его только что сотворил Всевышний, все-таки он не достигнет душевного равновесия до тех пор, пока у него не будет своего дома, того жилища, в котором он может чувствовать себя привольно и естественно. Весь день человек занимается своими делами, он изнурен, изнемогает; но вот он направляется к своему дому. Едва он завидит его издалека, едва войдет в него и увидит милую его сердцу жену и красивые вещи в доме, как сразу же обретет покой и душевное равновесие.

Крепость духа и душевное равновесие: как их достичь? Человек обретает их только тогда, когда достигает полного удовлетворения.

Если он учится и любит свое учение, этого еще недостаточно для полного удовлетворения: душа жаждет знаний, но не наполняется ими. Если человек занят мирскими делами, то когда у него есть что-то, ему хочется этого вдвое больше; если он этого достиг, то ему уже надо в четыре раза больше, но никогда он не обретает и половины того, чего жаждет. Более того: его снедает зависть к ближнему.

Когда же человек достигает полного удовлетворения? Только находясь в своем доме. Эта кровля — его, и она мила ему, стены дома — они его, и внутри них он видит только то, что принадлежит ему одному; жена — это «кость и плоть его», и она мила ему, а он — ей, словно Адам и Хава, никогда не видевшие никого другого, кроме друг друга. И все вещи в их доме — это их вещи, дорогие и милые им. Только дома человек чувствует себя удовлетворенным и сытым, достойным властвовать над всем миром. Потому что всякий, кто удостаивается своего собственного дома, сыт тем, что он имеет, потому что все в его доме принадлежит ему одному.

Красивый дом

Сказано в Иерусалимском Талмуде: «Радость человека — когда он живет среди того, что принадлежит ему» (Недарим, 11). Душевное равновесие приходит к нему, когда он живет в своем собственном доме (пусть даже не очень роскошном), а не в снимаемом. Поэтому следует постоянно рассчитывать домашние расходы и мало-помалу копить средства для покупки дома, квартиры. Красота дома в том, что это твой собственный дом.

Есть еще красота у жилища — красота, укрепляющая дух живущего в нем — это открытые настежь двери для каждого, у которого есть какая-либо нужда в этом доме, в его обитателях. Пусть бедные свободно входят, а уходя благословляют этот дом. Пусть этот дом будет местом собрания мудрецов, которые когда им надо будет встретиться и обсудить какой-нибудь вопрос, говорили бы друг другу: пойдемте-ка в дом такого-то, потому что хозяин этого дома радушно принимает у себя мудрецов, и всегда рад гостям.

Красивая жена

Однажды рабби Акива подарил своей жене золотое украшение, на котором был выгравирован вид Иерусалима. Увидела его жена рабана Гамлиэля и позавидовала ей. Пришла и сказала об этом своему мужу, и он ответил: «А ты — так ли ты поступала со мной, как та со своим мужем, что продавала волосы со своей головы, только чтобы он имел возможность заниматься Торой?» (Иерусалимский Талмуд, Шабат 8б).

...Кто такой богач? Рабби Акива говорит: «Каждый, чья жена прекрасна своими поступками» (Шабат, 25б).

Благодаря Рахели, своей жене, рабби Акива достиг великой мудрости, именно ей он обязан своим величием. А она оставила ради него все богатство, величие и великолепие дома своего отца и пошла вслед за мужем, чтобы жить с ним в скудости и бедности. Жалкая хижина слу­жила им домом, и соломенные подстилки — ложем, и в нищете и бедности рабби Акива занимался Торой, а Рахель всячески помогала ему. К концу своей жизни они разбогатели, и в доме их обитали Тора и величие.

Может возникнуть вопрос: «Пока Всевышний не благословил рабби Акиву богатством, он был бедняк — значит, и сознание его было соответствующе скудным?..» — Нет, это не так. Бедность может повлиять на физическую красоту, но она ничуть не уменьшит ту красоту, которую придают человеку его добрые дела. В дни нужды и в дни достатка не было ни одного дня, прожитого рабби Акивой с Рахелью, женой его, «прекрас­ной своими поступками», чтобы он не чувствовал себя величайшим богачом на свете. Более того: на фоне бедности красота добрых дел видна ярче, чем на фоне богатства. Если кто-то не считает денег и в то же время отличается прекрасными делами, — честь ему и хвала, и да будет он благословен! И все-таки если бедняк, несмотря на собственную бедность, преисполняется состраданием к другим и помогает им всем, чем только может — нет ничего прекраснее этого, и на самом деле этот бедняк — величайший богач на свете.

Рабби Элияу Ки-Тов
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Семья » Семейная жизнь (другие статьи):