Пустая болтовня

22.01.2006 | 6209 | (5)

Человеку дано одно свойство, которое дороже и выше всех остальных: способность к порождению, способность плодиться и размножаться. Все остальные даны для того, чтобы служить жизни человека и делать ее более приятной, но это свойство — источник жизни. Все остальные силы постепенно уменьшаются, пока не исчезают совершенно: мертвый уже не видит и не слышит. Но эта сила — буквально неиссякающий источник, благодать, не исчезающая из поколения в поколение. И даже когда человек уже ушел из этого мира, его сила в его детях и по­томках остается живой и реальной, и еще более усиливается и увеличивается.

Однако эта сила не одинакова у разных людей. Есть семьи, способные произвести на свет много детей. А есть семьи, которые удостаиваются только одного сына или одной дочери. Все, что есть у человека, готов он отдать за то, чтобы иметь детей! Эта милость превосходит все остальные милости, и за нее человек должен благодарить больше, чем за все остальные.

Однако многие утверждают, что одного ребенка легче прокормить и воспитать.

Возможности человека слишком ограничены, чтобы заботиться сразу о многих детях, поэтому если в семье количество детей будет соответствовать мере сил и разумения родителей, то их забота будет настоящей заботой, однако же, если семья взвалит на себя непосильную ношу, это принесет вред и родителям, и потомству. Женщина, родившая одного или двух детей, может заботиться о своей красоте, но женщина, рожающая много детей, быстро стареет. Родители, постоянно занятые своими многочисленными детьми, не знают, что такое жизнь, поэтому каждый, кто еще не отчаялся получить удовольствие от жизни, должен облегчить себе это тяжкое иго и уклониться от рождения многих детей.

Все это стало среди множества народов своего рода аксиомой, не нуждающейся в доказательствах. Началом заблуждения является признание этой «аксиомы», а от нее переходят к ее практическому применению — уничтожению источника жизни и благословения, искажению Божественного образа и подобия, извращению истины и вредному, порочному образу действий. Беременности боятся, словно величайшего несчастья, и при малейшем подозрении на то, что принимаемые ими меры не помогли, любыми средствами стараются от нее избавиться. А если зародыш, ухитрившись миновать все преграды и препоны, собирается все же появиться на свет, — нет для него жалости! Словно ядовитого змея или опасного убийцу спешат его уничтожить, пока он еще не успел причинить вреда и убивают его в утробе матери! В этом убийстве многие спешат принять участие: друзья, готовые на добрые советы, врач, спешащий на выручку, отец, способствующий совершению этого преступления, и мать, бросающая свое дитя на произвол убийц. Где видано большее преступление: мать убивает своего ребенка!

Каким образом добрый совет друзей превращается в подстрекание к преступлению? Как добрые, милые папа и мама превращаются в бессердечных убийц? Как закрываются все глаза, как извращаются все сердца, чтобы радость обратить в беду, спасение — в нечестивость? И никто не пытается оспорить эту «аксиому», посеять сомнение в том, что представляется бесспорным; все следуют своим вожделениям, одетым в тогу разумных рассуждений, ссылаясь на то, что «это признают все»! А то, что «признается всеми», не оспаривается.

Но ведь все эти утверждения столь противоречивы, что сами себя опровергают!

«Одного ребенка легче воспитывать». Но почему же в таком случае веселье и радость — это удел именно мно­годетных семей, а в семьях, где детей немного, большей частью царят грусть, опасения и тревоги?

«Многодетным родителям трудно обеспечить своих детей». Но почему же в таком случае этот обычай прерывания беременности так распространен именно в богатых семьях и куда меньше в бедных? Почему бедные народы получают благословение, а богатые народы все более и более уменьшаются? Почему дети бедняков обычно здоровые и более развитые, чем дети богатых?

Почему та женщина, богатство которой составляют ее дети, любима и уважаема своим супругом, а той, которая всегда возится со своими украшениями, никакие прикрасы не помогают прочно привязать к себе сердце ее мужа после того, как минет ее первая юность?

Почему те, кто живет в тяжелом труде, живут дольше, чем сытые и богатые?

Потому что не богатство и легкая жизнь приносят благословение, но само благословение благословляет тех, кому оно дано. Богатство — это признак благословения только у тех, кто этого удостоился, кто даже будучи бедным исполнял свое предназначение, а теперь, когда он богат, исполняет его еще лучше. Но людям, которые не удостоились благословения, не поможет их богатство. Никто никогда не взвалил бы на себя это тяжкое ярмо, которое дает ему благословение потомством, если бы не способность к упованию, заложенная от природы в душе человека, каждый боялся бы, что не сможет выдержать множества этого блага. Но Творец не терзает понапрасну Свои создания и каждому дает по той мере, в которой сердце его желает получить. Так же, как Он вложил в тело человека источник благословения, чтобы рожать детей и умножать свое потомство, так же Он внедрил в его душу способность к упованию, чтобы человек любил труд воспитания своего потомства и никогда не уставал от него.

Способность к упованию — это свойство человеческой души, которое живет в нем само, без всяких усилий с его стороны. Земледелец верит в Творца вселенной и прячет свое зерно в землю, не боясь, что оно погибнет, и зерно прорастает, цветет и действительно приносит ему свое благословение.

Человек берет себе жену и пишет ей в ктубе: «...и дам тебе пропитание и всяческую поддержку». Но если бы кто-нибудь в этот момент взялся подробно рассчитать, какой долг жених берет на себя, выяснилось бы, что это огромнейшая сумма... Тем не менее жених берет все это на себя, и никто не подозревает его в том, что он не придает значения написанному и обманывает невесту. Напротив, и он сам, и все присутствующие уверены, что он выполнит свои обязательства. И действительно, в конце концов так оно и оказывается. Благодаря чему? Только благодаря силе веры и упования.

Конечно, труд воспитания детей тяжек и связан со многими заботами, тревогами и переживаниями. Но радость, которую доставляют человеку его дети и внуки, не иссякает никогда, обеспечивая человека помощью и надеждой, и когда приходит его последний день на земле, он преисполняется чувством душевного удовлетворения... Все эти достоинства есть в благословении, которого человек удостаивается, воспитывая свое потомство.

Поэтому человеку легко найти в душе упование и веру, чтобы посвятить воспитанию потомства свою жизнь. Упование и вера сделают для него сладким его труд, и он насладится благословением и трудом.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Семья » Семейная жизнь (другие статьи):