Любавичская шхита

28.08.2020 344 (1)
Сокращенный перевод: Шолем Лугов Источник: «Бейт Мошиах»
Любавичская шхита
Любавичская шхита

Рассказывают о рабби Леви-Ицхаке из Бердичева, который однажды оказался в небольшой деревне. Местный мясник спросил его, не шойхет ли он. Когда рабби Леви-Ицхак ответил утвердительно, мясник попросил его зарезать кошерным способом корову, так как обычный шойхет, с которым он работал, жил далеко, а мясо ему было нужно прямо сейчас. За это он пообещал заплатить ему вдвое больше.

Рабби Леви-Ицхак сказал мяснику, что готов зарезать для него корову, но ему срочно нужна большая сумма денег. «Дайте мне в долг, — предложил он. — А я их верну, когда вернусь сюда после сбора пожертвований. Так что вам не о чем беспокоиться».

Мясник подумал немного и сказал: «Хотя вы выглядите довольно благообразно, я не мог дать такую большую сумму человеку, которого не знаю».

Рабби Леви-Ицхак сказал: «Когда дело доходит до чего-то мелкого, например денег, вы не полагаетесь на то, что я выгляжу как порядочный еврей, но когда дело касается шхиты, которая влечет за собой гораздо большую ответственность, вы полагаетесь только на мою внешность, не зная меня вообще!»

Еда влияет на душу

Ребе Король Мошиах объявил о кампании по кашруту летом 1975 года. В беседе 16 Тамуза Ребе обратился ко всем евреям с призывом особенно укреплять эту заповедь. Среди прочего, Ребе сказал, что резкий упадок и духовное ухудшение состояния иудаизма в последних поколениях является внешним симптомом, вызванным несоблюдением законов кошерной пищи и нарушением правил семейной чистоты.

Ребе сказал, что в священных книгах и даже в научной литературе говорится, что перевариваемая в организме пища влияет не только на тело человека, но также на его психику и черты характера. Поэтому употребление в пищу некошерной пищи пагубно сказывается на склонностях человека.

Как известно, помимо участия в кампании по укреплению кашрута и попытках убедить как можно больше евреев есть кошерную пищу, хасиды ХАБАДа стараются использовать продукты питания с наивысшим уровнем кошерности. Это относится к еде в целом, а тем более к мясу, где речь идет не только о кашруте самого высокого качества, но и о так называемой «любавичской шхите».

Сегодня в этой области наблюдается подъем. Несколько компаний конкурируют между собой по отбору кур и крупного рогатого скота под надзором известных раввинов ХАБАДа, а также за завоевание доли рынка среди потребителей. Можно с уверенностью сказать, что большинство любавичских семей в настоящее время предпочитают покупать только такое мясо.

Но так было не всегда. Были времена, когда даже главы ХАБАДа полагались в этом отношении на богобоязненных шойхетов, которые не были любавичскими хасидами.

Огромная ответственность и обучение на высшем уровне

«Вопрос шхиты и роль самого шойхета влечет за собой огромную ответственность и требует более высокого уровня богобоязненности и обучения, чем другие еврейские профессии, — говорит р. Шолом Дикштейн, шойхет из Мельбурна. — Если случается так, что раввин ошибся с вынесенным постановлением, всегда можно проверить это с другим раввином. Даже если моэль, не дай Б-г, ошибся при обрезании, это в конечном итоге будет обнаружено. Но из под руки шойхета может выйти некошеное мясо, и никто кроме него этого не узнает! Вот почему шойхет должен быть чрезвычайно честным евреем».

В «Шулхан Арух» говорится, что шойхет должен быть «очень богобоязненным человеком». Есть три объяснения того, что это значит: а) он уже долгое время является богобоязненным; б) многие люди свидетельствуют об этом; в) он является богобоязненным в большей мере, чем другие. Но новшество любавичской шхиты заключается в том, что для того, чтобы по-настоящему бояться Всевышнего, следует глубоко изучать хасидизм.

В начале...

На самом деле любавичская шхита является одной из первых областей, которой хасиды уделяли особое внимание, и была одной из первых точек разногласий в спорах между «миснагдим» и хасидами. Все началось с принятия закона о специальном ноже для шхиты — одного из величайших новшеств Алтер Ребе. Этот закон ввёл Межеречский Магид, но именно Алтер Ребе реализовал и продвигал его.

Миснагдим обвинили хасидов в создании чуждого иудаизму культа, так как хасиды якобы воздерживаются от кошерной шхиты всех евреев и едят только мясо от своей собственной шхиты. Этот иск был добавлен к обвинительному заключению, поданному против Алтер Ребе, а спустя годы стал частью обвинения против его сына, Мителер Ребе.

Мы не будем вдаваться в техническое объяснение этого новшества, главным образом потому, что сегодня оно уже давно принято всеми евреями без исключения!

Однако, несмотря на использование всеми одинаковых ножей, главы ХАБАДа продолжали поощрять создание специальной шхиты для любавичских хасидов. Основная причина, помимо остроты ножа и опыта в этом ремесле, заключалась в важности, придаваемой самому шойхету.

Признаки хасидского шойхета

«Необходимо проявить большую осторожность, чтобы шойхеты были очень тщательны и быстры, а также обладали богобоязненностью в большей степени, чем их коллеги по работе во времена Талмуда», — постановил Алтер Ребе в своем «Шулхан Арухе».

Митлер Ребе написал «устрашающее предупреждение» всем резникам и проверяющим мясо в общинах ХАБАДа о постоянном изучении и пересмотре соответствующих законов и о личности шойхета, который должен быть богобоязненным человеком».

Ребе РАЯЦ сказал об этом так: «Шойхет — это не тот, кто держит нож и убивает животных… Шойхет — это сердце общины и дух её жизни, который устанавливает постоянное время для изучения Торы и т.д. Кроме этого, он также занимается забоем скота и режет птиц, но это не является его основной работой».

Образ шойхета — это возвышенный человек, оторванный от мирской суеты и полностью погруженный в Тору и служение Всевышнему; это лидер, который также озабочен духовным состоянием людей в своей общине.

Ребе Король Мошиах добавил еще одну вещь в духе любви к ближнему:

«И следует добавить в отношении профессии шойхета, который должен проверять нож ногтем и кончиком языка. Мы можем понять из этого урок в служении: он должен проверять себя, чтобы у него не было ногтей, которые царапают [других]… и ему необходимо следит за

своей речью и её стилем... Без этого он просто человек с ножом, который убивает животное, которое затем жалуется: „Почему ты забираешь мою жизнь? Чем ты лучше меня?“»

Обучение на шойхета в йешиве «Томхей Тмимим»

Спрос на хасидских шойхетов, погруженных в Тору и служение Всевышнему с помощью изучения хасидизма, привел к тому, что изучение шхиты стало частью учебной программы, когда Ребе РАШАБ основал йешиву «Томхей Тмимим». Сотни учеников приобрели в йешивах соответствующий опыт.

В прошлом было принято, чтобы шойхет также проверял кошерность животного после шхиты, чтобы развеять любые опасения. И сегодня каждый шойхет должен уметь проверять мясо, поэтому вы не можете получить сертификат шойхета, не будучи экспертом в проверке. В настоящее время, как правило, шойхеты работают поочередно — один режет, а другой проверяет.

Решение подготовить учеников йешивы для работы в шхите привело к тому, что в большинстве городов и поселков в России были хасидские шойхеты. Было принято, что когда хасиды и миснагдим жили в маленьких городах и было место для одного рава и одного шойхета, хасиды всегда просили выбрать из своей среды именно шойхета, а не раввина.

Шойхет в галошах?

Но недостаточно того, что шойхеты относятся к хасидам ХАБАДа; важнее всего была их богобоязненность в полном смысле этого слова.

Одна из известных историй в связи с этим — о шойхетах из Невеля, которые пошли к Цемах-Цедеку жаловаться друг на друга. Цемах-Цедек слушал их, но не реагировал. Но когда один из спорщиков заявил, что его оппонент носит галоши, которые в то время считались последним криком моды, Цемах-Цедек немедленно резко отреагировал и поинтересовался, как шойхет может носить галоши.

Во времена Цемах-Цедека однажды произошел спор между большим раввином и одним из великих хасидов. Во время обсуждения раввин сказал хасиду, что Цемах-Цедек, как известно, не был строгим в законах шхиты и в отношении шойхетов.

Услышав это, хасид тут же поправил его и сказал: «Вы ошибаетесь. Верно, что Цемах-Цедек иногда проявлял снисходительность, когда дело доходило до конкретной детали в законах шхиты, если он находил для этого основание и полагался на законодателей, но когда дело доходит до самого шойхета, как можно было проявлять снисходительность и искать послабления, поскольку качество шхиты — это общая и постоянная проблема».

В письмах Ребе Короля Мошиаха к шойхетам мы находим указание, чтобы не проходило трёх дней без глубокого изучения хасидизма.

Ребе обновляет любавичскую шхиту

В прежние времена хозяйка покупала курицу на рынке и приносила ее местному шойхету, чтобы подготовить её на трапезу в субботу. Промышленная шхита началась до второй мировой войны, после чего она сильно развивалась с распространением технологий и централизацией пищевой промышленности и производства.

Тот, кто в нашем поколении вновь сделал акцент на особой заботе о любавичской шхите — это, конечно, Ребе Король Мошиах. Одно из первых упоминаний Ребе о любавичской шхите было во время аудиенции с р. Ицхаком Энделем, раввином общины ХАБАДа в Монреале, который отвечал за кошерность мяса.

До этого в городе был один любавичский шойхет, у которого большинство хасидов покупали мясо. Однако были такие хасиды, которые брали мясо у шойхета, принадлежавшего к другой хасидской группе.

По мере роста общины ХАБАДа в конце 1950-х годов р. Эндель решил открыть линию мясных продуктов с любавичской шхитой под надзором комитета раввинов. Для этого было необходимо включить и других шойхетов. Поскольку в городе было недостаточно таких специалистов из ХАБАДа, р. Эндель подумал о хасиде, который не был хабадником, и решил обсудить это с Ребе.

Любавичский Ребе несет ответственность за шхиту

Во время аудиенции Ребе сказал ему, что ему нужно начать учредить любавичскую шхиту в Монреале. Рав Эндель спросил: «Что это значит?», на что Ребе ответил: «Любавичская шхита — это шхита, которую ел мой тесть и учитель.

Рав Эндель понял, что Ребе в тот самый момент ввёл новый стандарт поведения для хасидов, и поэтому он сказал, что все еще не понимает, что именно это означает. Ребе пояснил: когда люди говорят, что мясо — это любавичская шхита, это означает, что Любавичский Ребе несет ответственность за неё, а Ребе может нести ответственность за шхиту только тогда, когда все шойхеты — богобоязненные люди. РАМБАМ пишет («Законы основ Торы» 2:1): «Как можно достичь любви к Нему и страха перед Ним? В момент, когда человек изучает деяния Его и чудесные, великие Его создания и видит в них проявление мудрости, которой нет размера и конца...». А для этого нужно изучить хасидизм.

Рав Эндель спросил: «Если шойхет, который у нас здесь, в Монреале, изучает польский хасидизм (и он назвал несколько книг, который выучил этот шойхет), это нормально?»

Ребе взглянул на него и сказал: «Эти книги действительно являются хорошими объяснениями Торы, но их изучение не означает размышление о величии Всевышнего. Любавичская шхита — это шхита хасидских шойхетов, которые сами изучают хасидизм и влияют на членов общины идти по путям хасидизма».

Ребе также добавил: «Если вы знаете какого-то богобоязненного шойхета, то можете есть его мясо. Однако, чтобы сказать, что это любавичская шхита, он должен учить хасидизм».

Неужели другие виды шхиты не очень хороши?

Несмотря на то, что мы, как хасиды ХАБАДа, настаиваем на любавичской шхите, очевидно, что не следует нападать на шхиту других общин, когда известно, что она проводится согласно всем правилам богобоязненными людьми.

Это показывает нам взгляд Ребе на любавичскую шхиту. Ребе не отрицает шхиту, которая не является любавичской, и не говорит, что еврей, не изучающий хасидизм, не может быть богобоязненным человеком, не дай Б-г. Ребе говорит, что определенно есть шойхеты, которые боятся Б-га и которые не изучают хасидизм, и что можно есть их шхиту, но это только не называется «любавичская шхита».

Вот почему никогда не было указаний настаивать на любавичской шхите до такой степени, чтобы требовалось кошеровать кастрюли, если в них было приготовлено мясо не любавичской шхиты. Не дай Б-г сказать, что такое мясо не кошерное! Это уже видно из письма, которое Алтер Ребе отправил хасидам в Вильно после жалоб оттуда о том, что хасиды оспаривают местную шхиту.

Рав Мордехай Калмансон, сын р. Исраэль-Шимона, шойхета Ребе, рассказывал, что каждый год, когда он приходил к Ребе после того, как он резал курицу перед Йом-Кипуром, Ребе обсуждал с ним состоянии шхиты в мире, и часто говорил о важности любавичской шхиты.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Учебный центр » ХАБАД (другие статьи):