Порядок повседневной службы в Храме

27.11.2005 | 4394 | (0)
Порядок повседневной службы в Храме

После чтения библейских разделов, толкующих о ежедневных «корбанот» и «кторет», мы подходим к чтению в сидуре (по нусаху АРИ) выдержки из Талмуда в которой мудрец Абая представляет в общих чертах порядок повседневной службы («Авода») в Храме, изложенный им ученикам своей академии согласно учению Абба-Шаула.

Порядок этой службы представлен следующим образом:

1. Первым делом утром была «большая кладка» деревянных поленьев (после их особой обработки), уложенных на алтаре в виде миниатюрного «домика» с «окном». Все это укладывалось на юго-западном углу «мизбеаха» (алтаря). В «окно» помещали растопку, дрова, чтобы разжечь поленья. На этом огне сжигались затем все повседневные «корбанот».

2. Вторая кладка дров, подобно первой, помещалась затем на западной стороне алтаря. Раскаленные угли от этого костра предназначались для воскурения «кторет» на Золотом алтаре во внутренней части Святилища. Угли доставляли к Золотому алтарю на золотом противне.

3. Затем укладывали на горящей деревянной клетке два полена дров длиною каждое в два локтя.

4. После этого снимали пепел с Внутреннего алтаря (он же Золотой алтарь или Алтарь курения), на котором воскуривали «кторет» днем раньше. Для снятия пепла пользовались золотым сосудом.

5. После этого производилось «оправление пяти лампад» (из семи лампад Меноры). Удалялись выгоревшие фитили, а остатки елея в лампадах собирались в золотой кувшин, после чего лампады вычищались досуха и затем наполнялись новым елеем и вставлялись новые фитили.

6. Теперь наступала очередь кропления кровью каждодневной утренней жертвы («Тамид») северо-восточного и юго-западного углов алтаря.

7. Затем оправлялись остальные две лампады Меноры в Святилище таким же образом, как это было произведено в отношении первых пяти лампад раньше.

8. После этого производилось курение на Золотом Алтаре.

9. Теперь наступила очередь сжигания частей «Тамид», приготовленных раньше для этого. Они сжигались на Внешнем Алтаре, упомянутом раньше (п. 1).

10. Затем сжигалось хлебное приношение, относившееся к жертвоприношению «Тамида».

11. После этого следовало приношение дара сковородного («Хавитин») — первой части приношения Коэн-Гадол; вторая часть приносилась вместе с полуденной жертвой «Тамид».

12. Затем следовало возлияние вина.

Во время возлияния вина помощник Коэн-Гадол («сган») поднимал флаг, сигнализируя двум коаним, чтобы они издавали трубный звук, и левитам — начинать псалмовую песнь данного дня под аккомпанемент музыкальных инструментов.

13. В субботу, Рош-Ходеш и праздники приносили теперь дополнительные жертвы («мусаф»).

14. В субботу сжигали после этого две чаши с ливаной («Базихин»), которые лежали всю неделю у «хлебов предложения» (Лехем а-Паним) на Золотом Столе в Святилище. После этого и до примерно 4 часов 30 минут пополудни приносились частные жертвы.

15. Последней частью повседневной службы в Храме было приношение вечернего «Тамида». Затем приносили вторую часть курений — кторет, хлебное приношение, вторую половину «Хавитин» (п.11) и возлияние вина, — все в том же порядке и тем же образом, как при приношении утреннего «Тамида»; наконец зажигалась «Менора». После вечернего «Тамида» никакие жертвы больше не приносились до следующего утра, когда вновь начиналась повседневная служба порядком, описанным выше. Части вечернего «Тамида» оставлялись гореть на алтаре всю ночь.

Мы уже раньше упомянули, что «корбанот» и «кторет» содержат глубокие тайны связи и единения еврейского народа с Б-гом. Поэтому было весьма необходимо, чтобы святая служба в Храме выполнялась в точности по Божественному указанию в Торе, переданному нам через Устный Закон. Это привело к тому, что даже после разрушения Храма порядок службы в нем был изучен и сохранен в ожидании того времени, когда Храм будет вновь отстроен (когда явится Мошиах) и служба в нем будет вновь восстановлена во всех деталях. А до этого времени мы замещаем службу нашим чтением соответствующих мест в Торе и Талмуде, которые имеют ту же цель и оказывают то же воздействие — сблизить нас с Б-гом.

Кроме того, когда бы мы ни читали или повторяли такие места, относящиеся к службы в Храме в прошлом, мы вспоминаем о славе Шхины (Божьем присутствии), которая проявляла себя в эти дни в Храме. С разрушением Храма Шхина тоже, так сказать, ушла в «изгнание» вместе с нами.

Это и есть то великое «затмение» Шхины, о которой Тора говорит: «А Я совершенно скрою лице Мое» и которое является величайшим нашим несчастьем в течение настоящей длинной «ночи» нашего галута (изгнания). Если «Геула» (избавление) еще не наступила, то это потому, что мы еще не исправили всех наших упущений в прошлом, приведших к разрушению Храма. Это имеют в виду наши мудрецы, говоря: «Каждое поколение, которое не присутствовало при восстановлении Храма, должно рассматривать себя, как если бы Храм был разрушен в его время. По этой причине мы говорим в наших (праздничных) молитвах: «Из-за наших грехов (не наших предков) мы были изгнаны из нашей страны». Эти размышления должны привести нас к очевидному выводу — к решению жить лучше, чище, более святой повседневной жизнью, отвечающей воле Превечного, объявленной нам в Торе и заключенной в Его заповедях. Это по существу и является основной целью наших повседневных молитв.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.