Семьдесят и семь

25.10.2004 | 3540 | (0)

Всего семь поколений прошло в новом мире после Потопа, от Ноаха до детей Йоктана, а сыны человеческие уже разделились на семьдесят народов. У каждого народа — своя земля, свой язык, свой царь и свои божества. Семьдесят народов уже больше не объединятся вместе в одном и том же грехе, чтобы разрушить мир, но, с другой стороны — как семидесяти народам объединиться вместе для одного и того же доброго дела, чтобы вернуть мир к его былому совершенству под властью Единого Владыки?

Прошло еще три поколения, но положение ничуть не улучшилось. Лишь одно объединяет всех — власть Нимрода, который бросает вызов Верховному Владыке, бросает в огненную печь всякого, кто осмеливается протестовать против его бесчинств...

И тогда появился Авраам, словно совершенно новое творение Всевышнего с великим предназначением: приближать весь мир к признанию над собой власти Небес и ввести Божьи создания под сень крыльев Божественного Присутствия! Всевышний говорит Аврааму: «Иди себе от земли твоей, от родни твоей и от дома отца твоего — к земле, которую укажу Я тебе» (Брейшит, 12:1).

И прошел Авраам по этой земле и стал призывать людей обратиться к Б-гу, Создателю всего мира. Множество душ обратили к Всевышнему Авраам и Сара, жена его, но никто из них не остался верным вере своей — только потомство Авраама и Сары, дети их, вышедшие из их утробы. С самого рождения своего будут они выше всех границ между народами, выше всех их мятежей и бунтов — и всегда будут выполнять волю Всевышнего. И, в конце концов, стекутся к ним все народы. «И пойдут многие народы и скажут: Пойдем, взойдем к Божьей горе, к Дому Б-га Яакова, чтобы научил Он нас путям Своим, и пойдем мы по дорогам Его...» (Йешаяу,2:3).

Один был Авраам, и стоял против целого мира; а потомки его — семьдесят душ из них будут стоять против семидесяти народов. Каждая душа сможет выстоять против целого народа. Всего семьдесят человек — такова была численность еврейского народа, когда попал Он в страну Египетскую, в плавильный горн, но более не растворятся они в среде других народов и никогда не исчезнут.

Только бережно надо хранить каждую из этих душ, чтобы не потерялось ничего из того целого, что они составляют. Потому что если погибнет лишь одна душа из них, это равносильно тому, что погибнет целый народ. Его семьдесят душ настигнут семьдесят народов, обгонят их и покорят, и установят на земле власть Небес во всей ее полноте силой воли своей и любви, а не силой принуждения и угнетения.

И самое главное в силе небесной монархии на земле отдано колену Йеуды. Только в нем и в потомстве его заключен свет Мошиаха. Нет монархии в Израиле, предназначенной быть непоколебимо прочной до скончания мира, кроме монархии колена Йеуды. Йеуда — король среди своих братьев. Нахшон, праправнук его — глава вождей колен Израиля. Давид, происходивший из колена Йеуды, — глава всех, кто носил королевский венец. Мошиах, потомок Давида — король королей. Весь вред, который человек наделал, водрузив себе на голову корону, чтобы восстать против власти Небес, колену Йеуды предстоит исправить. Поскольку приведение мира к совершенству возложено на колено Йеуды — то и счет времен и поколений ведется по колену Йеуды и его потомкам.

Но из него же, из колена Йеуды, возникло и препятствие. От Аврагама до Эра и Онана, детей Йеуды, пять поколений. Когда родились Эр и Онан, число душ этого, пятого поколения достигло 68. Чтобы довести число душ до семидесяти, не хватало двух. И на Небесах, и на земле все полны были ожидания, чтобы появились в мире еще две души и число стало бы полным: семьдесят встанут против семидесяти, и власть Небес упрочится на земле.

И две священные души в Небесах также полны ожидания и нетерпения: когда же смогут они спуститься на Землю, приобщиться к Божественному наследию и дополнить число потомков Авраама? Эти две души — Перец и Зерах, которым предстоит родиться у Эра и Онана, и тогда в шестом поколении число станет полным, как было определено ранее.

Так оно и произошло бы, если бы не грех Эра и Онана...

С того дня, когда солнце Авраама впервые засияло над миром, и до греха, совершенного Эром и Онаном, все потомство Авраама было безупречным: сын никогда не умирал при жизни отца. Исключением явились только Эр и Онан, которые умерли при жизни Йеуды, их отца. Молоды были они, младше того возраста, когда человека наказывают за его проступки, и не развратничали, не убивали, не служили идолам... Почему же они погибли?

Сказано в Торе:

«И взял Йеуда жену Эру, первенцу своему, а имя ее — Тамар. И был Эр, первенец Йеуды, дурным в глазах Б-га, и умертвил его Б-г. И сказал Йеуда Онану: «Иди к жене твоего брата, и женись на ней, и восстанови семя брату твоему». И знал Онан, что не ему будет это семя, и было: если приходил к жене своего брата, губил его, изливая на землю, чтобы не дать семени брату своему. И дурным было в глазах Б-га то, что он делал, и умертвил его тоже» (Брейшит, 38:6-10).

«И был Эр, первенец Йеуды, дурным в глазах Б-га». Мы уже упоминали, что каждый раз, когда упоминается слово «дурно», имеется в виду порча источника жизни. Эр не вступал с Тамар, своей женой, в интимную близость. Жалел он ее красоту, чтобы не погубила ее беременность. Это ли та Тора, которую он учил в отчем доме от Йеуды, отца своего, и от Яакова, деда своего? Авраам, его прародитель, начал отстраивать новый мир, чтобы ис­править то, что испортили предыдущие поколения, — мир, очищенный от скверны и греха, мир, наполненный чистотой, красотой, которые дал ему его Творец, — чистотой вечности и красотой истины. Весь мир с нетерпением ждет потомства Авраама, которое вернет мир к его чистоте и красоте, а он не отрывает глаз от своей жены и губит источник жизни, чтобы не погубить ее красоты.

Красиво наряжающаяся женщина сидит в гостиной своего дома и изнывает от скуки и безделья. Она красива, эта женщина! Но женщина, в которой виден блеск Творения и великолепие природы, которая словно неиссякающий источник или полноводная река, изливающая на плоды утробы своей любовь, которая встает еще затемно, чтобы дать дому своему хлеб насущный, разве эта женщина не прекрасна?

Все Творение возлагает свои надежды и упования на Мошиаха, которому предстоит произойти от Эра, первенца Йеуды! Все надеются на него, а он опасается, что если сознательно загубит эту неверную красоту, то более уже никогда в жизни не найдет никакой другой красоты и его жизнь потеряет смысл! Он не может быть опорой для тех, кто уповает на него. Недаром его имя «Эр», что буквально означает «выброшенный», отлученный от мира. В этом обновленном мире он первый из тех, кто проживет свою жизнь в одиночестве, словно можжевельник в степи, и уйдет из мира, не оставив следа.

И сказал Йеуда Онану: «Иди к жене твоего брата, и женись на ней, и восстанови семя брату твоему». Брат твой, лишившись упования, погубил свою жизнь и был выброшен из мира — так сжалься над ним и восстанови ему семя от жены его: «...И будет: первенец, что родится у него, останется по имени брата его умершего, и не сотрется имя его из Израиля» (Дварим, 25:6).

«И знал Онан, что не ему будет это семя, и было: ...губил его, изливая на землю, чтобы не дать семени брату твоему». Если бы Онан с самого начала взял Тамар себе в жены, он произвел бы от нее потомство, потому что он отнюдь не был полностью лишен упования как брат его. Но теперь «не его будет это семя», потому что «первенец, что родится у него, останется по имени брата его умершего». Так зачем ему затруднять себя? Пусть лучше сидит Тамар в гостиной, красиво наряженная, а он будет наслаждаться ее красотой и не будет знать страданий воспитания потомства, которое будет не его.

А свет Мошиаха, заключенный в этом колене, в этой семье, — когда он пробьется наружу? И что будет с теми двумя недостающими душами? Недаром его имя «Онан», т.е. человек, который любит траур и не ищет радости. Еще ни разу не отведал он вкуса веселья.

Если бы он не был «Онан», если бы он искал в жизни веселья, то какая разница была бы ему, называется ли его первенец по имени отца, или по имени брата: сколько еще детей может он родить после своего первенца, и все они будут называться по его имени и быть его наследниками!

Жизнь без упования — не жизнь, а жизнь без веселья — словно жизнь в трауре. Смерть лучше, чем такая жизнь. «И дурным было в глазах Б-га то, что он делал, и умертвил его тоже». Потому что этот дом, царский дом Йеуды, удерживает в себе благословение, но не удерживает в себе проклятие. Те, у кого не хватает упования и веселья, вроде Эра и Онана, извергаются оттуда, и другие приходят на их место и забирают себе их наследие. Не может мир существовать, когда в нем есть Эр и Онан — поэтому лучше, чтобы ушли они из мира, а не мир ушел от них.

Все это учит нас тому, что человек только тогда затворяет источник жизни и портит его, когда лишен способности к упованию и не знает вкуса настоящего веселья. Человек, встающий на этот неверный путь, воображает, что делает все это для собственной пользы, но в действительности он сам уничтожает свой мир. Если бы знали Эр и Онан, что от них должен произойти Мошиах, а они губят его, мешая исправлению всего мира, они никогда бы так не поступили. Но вся беда в том, что этого они не знали. Человек знает только то, что есть у него сейчас, но то, что скрывается в нем самом, он ее знает, поэтому не жалко ему погубить это своими же собственными руками.

И еще это учит нас тому, что человек, даже если он уже произвел на свет потомство, не имеет права уклоняться от того, чтобы рождать других детей: ведь ему неизвестно, который из его детей достигнет большего успеха, и, может быть, все это упование и веселье подтвердят­ся именно в этом последнем ребенке?

И еще: то, что совершили Эр и Онан, — это прямая противоположность упованию и веселью. Интересный намек содержится в самих именах Эра и Онана: если подсчитать численное значение букв, их составляющих, они дадут в сумме число 383 — то самое число, которое составляют и все буквы двух слов — «упование» и «веселье». Это означает, что одна крайность — это «Эр» и «Онан», другая — упование и веселье.

Темы: История
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Народы мира » История (другие статьи):