Алтер Ребе: продолжение традиций Магида

18.12.2005 | 4679 | (0)
Алтер Ребе: продолжение традиций Магида
Алтер Ребе 

Уверенность в скором приходе Мошиаха укрепило основание рабби Шнеур-Залманом (Алтер Ребе) хасидизма Хабада, в котором простая вера сочетается с рационалистическим анализом философии Торы вообще и Каббалы в частности. Учение Алтер Ребе отражено в его книгах, прежде всего в книге «Тания». В книге этой обсуждается множество тем, многочисленные стороны учения хасидизма и хасидского образа жизни, но главная тема, которой насыщена эта маленькая по объему и необычайно широкая по тематике книга, это несомненно — приход Мошиаха.

Самым главным и надежным средством для того, чтобы Мошиах пришел, является — согласно автору «Тании» — тшува, т. е. возвращение каждого еврея к своим еврейским истокам, к своей сущности, к жизни по Торе, к более скрупулезному исполнению заповедей.

С тех пор накал ожидания, вера в близость прихода Мошиаха и действия во имя ускорения его прихода неуклонно усиливались из поколения в поколение. Предыдущий Любавичский Ребе говорил своим хасидам, что все уже готово к параду, единственное, что еще осталось сделать, это «начистить до блеска медные пуговицы мундиров» (образ, заимствованный из правил царской армии). Нынешний же Ребе שליט"א говорит с абсолютной убежденностью, что все приготовления закончены и все, что осталось, это «разглядеть» Мошиаха и провозгласить его королем.

Ребе указывает на то, что в наши дни уже произошли великие чудеса — непостижимые победы Израиля над многократно нападавшими на него арабскими странами, крах мирового коммунизма и т. д. Все они являются вестниками самого главного чуда — прихода Мошиаха.

* * *

После ухода из этого мира р. Дова-Бера — Межиричского Магида, его сын р. Авраам отказался продолжать династию и принять титул Ребе. Он продолжал исполнять свои обязанности как раввин Волыни. Три наиболее выдающихся ученика Магида — р. Менахем-Мендель из Витебска, р. Авраам из Калиски и р. Шнеур-Залман из Ляд разъехались по разным местам, обещав друг другу распространять учение хасидизма, где только возможно. Рабби Шнеур-Залман принял на себя задачу внедрить хасидизм в Литве и смежных странах, — вотчине противников хасидизма — «митнагдим». Это был нелегкий путь.

Однажды р. Шнеур-Залман был приглашен на алахический диспут с самой отборной группой раввинов — «митнагдим». Велико было разочарование противников, когда р. Шнеур-Залман поразил всех присутствующих своей удивительной эрудицией в Талмуде. Один из присутствовавших заметил в письме, сохранившемся с тех дней, что после выступления р. Шнеур-Залмана 400 самых выдающихся знатоков Торы присоединились к хасидам и многие из них последовали за ним в Лиозно.

В 1797 г. была впервые напечатана главная книга Алтер Ребе — «Тания». Рукописные версии ее разошлись в сотнях копий по всем еврейским городам и местечкам Российской империи. Чем больше раз их переписывали, тем больше накапливалось ошибок и неточностей, так что в конце концов Ребе счел нужным ее напечатать. Книга в основе своей представляла обработку ответов, данных Ребе на личных встречах со многими хасидами.

Книга «Тания» соединяет воедино «нигле» — «открытую» часть Торы, основанную в основном на Талмуде, со «скрытой» частью Торы («сод»), основанную на Кабале, на книге «Зоар», на учении Ари, р. Моше Кордоверо и других каббалистов и, конечно же, в первую очередь — на учении р. Исраэля Баал-Шем-Това. Книга «Тания» написана для ищущих и жаждущих знания. Однако Алтер Ребе не имел в виду тех заблудших и запутавшихся в тенетах философии и неверия, для которых Рамбам за шесть веков до того написал свою знаменитую книгу «Морэ невухим» («Путеводитель для заблудших»). Изучающими «Танию» должны были стать и действительно стали ищущие прямодушные, для которых вера — основа жизни, но которые жаждут новых и лучших путей служения Творцу.

Книга «Тания» (название — по первому слову текста) или «Ликутей амарим» («Сборник речений») — фундамент учения Хабад. Само слово Хабад («разум-понимание-знание») подчеркивает необходимость стремления понять Всевышнего и все сотворенное Им силою разума, рационалистически. Вместе с тем, в этом учении постоянно подчеркивается ограниченность разума и невозможноть понять Творца, как и бессилие осмыслить процесс Творения материального мира из чистой духовности. Также подчеркивается, что служению Б-гу на основе страха и любви может и должно предшествовать рационалистическое осознание принципа перманентного Творения: «Б-г беспрерывно воссоздает, поддерживает существование каждого предмета и каждого живого существа» (Баал-Шем-Тов) и принципа неограниченного Б-жественного Провидения. Это осознание приводит еврея к страху перед Б-гом и к любви к Б-гу, по крайней мере — к первой, быть может, самой низкой ступени страха и любви. И все это вовсе не умаляет справедливости концепции абсолютной непознаваемости Б-га.

В плане нравственном, в отношении исполнения заповедей, основополагающим является опять разум («разум должен властвовать над сердцем»).

Огромная важность подробно обсуждаемого тезиса о том, что у каждого еврея есть две души — Божественная душа («нефеш элокит»), частица Б-га свыше в буквальном смысле и душа животная («нефеш беэмит»). Первая, естественно, стремится только к добру, к свету, к Б-жественному. Вторая, также обладающая и разумом и чувствами, может стремиться ко всему положительному, как и Б-жественная, но может жаждать и всего телесного, может обладать и низменными наклонностями и жаждать низких наслаждений. Эти две души находятся в постоянном противоборстве, в которое Всевышний, соответственно идее свободы выбора, не вмешивается, но, конечно же, хочет, чтобы победила душа Б-жественная и чтобы цель «нисхождения» Б-жественной души была достигнута.

Люди делятся на цадиким (праведников), подавивших животную душу полностью или даже обративших ее в добро, и решаим (злодеев), которыми от случая к случаю управляет душа животная. Между этими крайними категориями — бейнони (средние), к которым, в общем, обращена вся книга, которые никогда в своей жизни не нарушали заповедь действием, но стремления к запретному в себе отнюдь не побороли. От рядового человека не требуют, чтобы он стал цадиком, но бейнони он может и должен стать. Отсюда призыв вернуться к истокам, к своему назначению, призыв — совершить тшуву («возвращение»). Коллективная тшува должна привести к приходу Мошиаха, к достижению конечной цели Творения, к установлению королевства света, добра, правды, в котором Б-жественное присутствие будет зримо.

Как уже говорилось, Алтер Ребе в книге «Тания» удивительно соединил учение Талмуда с учением Каббалы, которое он представил в форме, доступной каждому, даже самому простому еврею.

Необыкновенная популярность Алтер Ребе только подлила масла в огонь зависти и вражды. Через два года после выхода в свет книги «Тания» его арестовали по доносу в измене русскому царю. Предлогом для доноса послужило то, что Ребе посылал денежную помощь своим хасидам и другим евреям, поселившимся в Стране Израиля, которая находилась в то время под властью Турции. Турция же уже много лет была в состоянии войны с Россией. Получалось, что Ребе посылает деньги врагу России, врагу царя. Алтер Ребе арестовали и заточили в Петропавловскую крепость.

Расследование и допросы в Петропавловской крепости длились нескончаемые часы. Однако никаких доказательств вины Ребе найти не удавалось. Чем дольше длилось следствие, тем глубже впечатлялись следователи необыкновенностью личности Ребе, его гениальностью, его неисчерпаемыми познаниями в любой области. В его камеру зачастили высокопоставленные министры и вели с ним длительные беседы о вере, о мировоззрении. Рассказывают, что и сам царь посетил Ребе. Он пришел в простой одежде и старался ничем не выдать себя. Хотя Ребе никогда не видел царя, а фотографий, как известно, тогда не существовало, он сразу же почувствовал, кто этот посетитель, и проявил по отношению к нему все почтение, которое предписывается Торой. Царь был впечатлен этим необычайным узником не меньше своих подчиненных.

Через полтора месяца после ареста его оправдали и освободили. Торжество хасидов было так велико, что захлестнуло многих евреев, которые до тех пор не имели никакого соприкосновения с хасидизмом и с Ребе. Многие из тех, кто до сих пор еще не признали величие Ребе и его учения, увидели в его избавлении перст Божий. Таким образом, низкие планы доносчиков не только не увенчались успехом, но, наоборот, положение Ребе и хасидизма укрепилось неимоверно и число приверженцев увеличивалось с каждым днем.

День освобождения Алтер Ребе — 19 день месяца Кислев — стал праздником хасидов Хабада и стал называться «новым годом хасидизма» или «Праздником Геулы» («освобождения»).

Однако мытарства Ребе этим все же не закончились. Спустя два года он снова был арестован по новому ложному доносу. Ему снова пришлось защищать себя в царском суде. На сей раз ему разрешили вступить в словесное единоборство с его обвинителем — одним из раввинов Пинска. Спор между ними велся на идише и продолжался долгие часы. Судьи, разумеется, не поняли ни слова. Затем судьи потребовали, чтобы Ребе и его противник подытожили свои доводы в письменном виде и на русском языке. Тем временем произошло покушение на царя Павла и на престол взошел Александр I. Новый царь старался снискать любовь своих подданных, в том числе евреев. Через несколько недель после коронования нового царя Ребе освободили.

В это время Ребе оставил Лиозно и переехал в Ляды с намерением создать новый центр хасидизма. Последующие десять лет он прожил в этом местечке. В эти годы он прилагал огромные усилия для улучшения условий жизни евреев по всей России. Для этой цели он создал специальный фонд для нуждающихся. Одной из первоочередных целей этого фонда была помощь беженцам, оставшимся без всяких средств к существованию в результате гонений 1804 года, когда евреев изгоняли из их домов по обвинению в продаже водки крестьянам, в результате чего последние переставали работать.

В 1812 году, когда армия Наполеона вторглась в Россию, многие из еврейских руководителей молились за его победу. Алтер Ребе занял прямо противоположную позицию. Дело в том, что многих евреев завлекали обещания Наполеона о равенстве и свободе. И в самом деле. Наполеон намеревался дать евреям все права и свободу, о которой они так мечтали. Однако Ребе видел дальше других и предупреждал, что это свобода приведет к потере еврейской самобытности и ассимиляции. Он говорил, что если победит Наполеон, то евреям будет хорошо с материальной точки зрения, но в духовном плане это будет катастрофа. Если же победит царь, то евреям будет тяжело материально, но дух еврейский будет процветать. Неудивительно поэтому. что Ребе выступал в поддержку царя и делал все возможное для поражения Наполеона.

Пять месяцев провели Ребе и его семья на дорогах, уходя от французской армии, которая продвигалась в самые глубины России. Так они прибыли в маленькую деревню в Курской губернии. Поля военных действий остались позади. Но странствия были тяжелыми и изнурительными, а зима 1813 года была холодной и жестокой. Алтер Ребе ушел из этого мира 24-го числа месяца тевет. Но еще задолго до этого он объявил своим близким, что в молитве «Мусаф» на Рош а-Шана (еврейский Новый год) он ясно видел окончательное падение Наполеона.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.
Календарь » Кислев (другие статьи):