Урок 5. Строгий суд и милосердие

Рав Йосеф Вайнберг Перевел и обработал: Шолем Лугов
25.12.2008 | 4704 | (0)
Источник: Lessons In Tanya
Урок 5. Строгий суд и милосердие
Строгий суд и милосердие

Сказали наши мудрецы: «Вначале возникла мысль создать мир судом, увидел Б-г, что так мир не устоит, и присоединил к суду милосердие», то есть — раскрытие Божества через праведников, знамения и чудеса, упомянутые в Торе.

Сейчас мы поговорим о так называемых качествах проявления Всевышнего при возникновении мира. Это «суд» и «милосердие». Суд на языке Каббалы называется «Гвура», а милосердие — «Хесед».

На первый взгляд возникает вопрос: мы знаем, что Всевышний желает нам добра, так почему Его план изначально был сотворить мир через атрибут строгого суда? Но в свете того, что мы изучали ранее это становится понятным — для того, чтобы творения могли верить, что они обладают независимым существованием, должен иметь место процесс сокращения («Цимцум»). А это как раз и является проявлением строгого суда. Без него все творения полностью растворились бы в своем источнике.

Всевышний пожелал, чтобы творения считали, что они обладают независимым существованием, для того, чтобы они могли служить Всевышнему и в результате этого получить награду за свою работу.

Но когда Всевышний увидел, что если в мире будет присутствовать только атрибут суда, он (мир) не сможет существовать. Поэтому Всевышний добавил атрибут милосердия.

Но почему мир не смог бы существовать? Дело в том, что если бы творение происходило только с помощью этого атрибута, то Божественная жизненная сила была бы полностью скрыта. Поэтому добавление атрибута милосердия позволило этой силе раскрыться в мире.

Из приведенной цитаты также ясно, что Б-г намеревался не управлять миром при помощи суда, а создать им мир. Это ясно показывает, что «Гвура» — не просто ограничение света, а отдельная сущность, иначе нельзя было бы создать ею мир.

Суд — это буквы, а милосердие — это свет, который не связан формой букв, то есть закономерностями нашего мира. Поэтому он проявляется в «раскрытии Божества через праведников, знамения и чудеса», то есть явления находящиеся вне ограничений природы.

Этот Божественный свет, который выше букв и который раскрывается внизу «через праведников, знамения и чудеса», включен в содержание Торы, а тем самым им также создан мир, так как мир сотворен Десятью речениями, которые приведены в Торе. Свет, который выше букв, включен в них, что позволяет ему снимать ограничивающее действие букв. Поэтому в мире могут в определенные времена происходить знамения и чудеса.

И в книге «Зоар» об этом сказано, что «наверху, в стороне наивысшей освященности, есть правая и есть левая категории», то есть милосердие и суд. И значит он являются атрибутами Божества, и они выше разума созданий и их способности постижения, ибо Всевышний и Его атрибуты — это одно и то же в мире «Ацилут».

И даже постижение Моше-рабейну в его пророчестве достигало уровня мира «Ацилут» облеченного в мире «Брия». И даже это постижение было не на ступени милосердия и суда, а при их облечении в категориях, которые ниже их ступенью, то есть в категориях «Нецах» («победа», «вечность»), «Од» («великолепие», «благодарение»), «Йесод» («основание»).

Наш материальный мир является «неосвященным» и только исполнение заповеди возвращает его к освященности. Как мы произносим в благословении при исполнении заповедей: «Благословен Ты… освящающий нас Своими заповедями».

Возникает вопрос: как может исполнять заповеди праведник, видящий мир в истинной его сущности единым с его Божественным источником? В частности, Моше-рабейну, который и телесным взором видел Божественность мира, как он мог исполнять заповеди? Но и он видел «Хесед» и «Гвура» (мира «Ацилут», то есть нижней ступени Божественной эманации) не так, как они в «Ацилут», а как они облекаются в нижних ступенях мира Бриа (высшего из сотворенных миров) — «Нецах», «Од», «Йесод». И потому мир все же был и для него обладающим существованием, и для него было основание для исполнения заповедей.

И только праведникам в Ган Эдене служит вознаграждением постижение распространения жизненной силы и света, исходящего от этих двух категорий — «Хесед» и «Гвура», и оно — пища душ праведников, которые в этом мире занимались изучением Торы с целью ее исполнения.

Ган Эден (Рай) находится в мире «Брия», и если праведники на земле могут видеть лишь явное раскрытие Божества, то праведникам в Ган Эдене доступно Его постижение, в этом и заключается их неизъяснимое блаженство.

Ибо от распространения этих двух категорий простирается небо над душами, находящимися в Ган Эдене. И небо это называется «раза деорайта» (тайна Торы). И в нем — тайна двадцати двух букв Торы, которая дана через эти две категории, как написано: «Из десницы Своей Он дал им огонь Закона». И с этого неба нисходит роса, которая служит пищей душам, то есть — познание тайны двадцати двух букв Торы. Ибо это небо — «тайна познания», а Тора — пища для душ в Ган Эдене, заповеди же — их одеяния.

В Раю существует изучение Торы, заповеди же там в виде вознаграждения. Но ведь в Раю светят «Хесед» и «Гвура», объединенные воедино, как мы уже видели, а в заповедях «Хесед» и «Гвура» разделены. Есть две группы заповедей: указания, связанные с Хесед, предписывающие добрые действия, и запреты, со стороны «Гвура». Однако если в Раю открыто светит «Хесед», то существование Рая (которое зависит от «Гвура») должно прекратиться. Поэтому необходимо добавить, что заповеди здесь — лишь «одеяния». Эти одеяния смягчают свет, чтобы души могли вынести его силу.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите
Ctrl + Enter.