Предисловие к «Мишне Тора»

18.12.2006 | 5981 | (1)
Предисловие к «Мишне Тора»

1. Все заповеди, которые даны были Моше на Синае — даны были с объяснениями, как сказано: «И дам Я тебе эти каменные скрижали, и этот закон, и эту заповедь» (Шмот 24:12); «закон» — это Письменная Тора, а «заповедь» — это объяснения к ней. И приказано нам выполнять «закон» на основании «заповеди». Эту «заповедь» называют Устная Тора.

2. Всю Письменную Тору Моше-рабейну записал до того, как умер, собственной рукой. Каждое из колен получило по свитку, а один свиток был положен в Ковчег Завета для свидетельства, как сказано: «И возьмите этот свиток Закона, и положите его туда, где Ковчег Завета Г-спода, Б-га вашего; и будет там, у вас, свидетелем» (Дварим 31:26).

3. А то, что называется «заповедью» — то есть, объяснение Торы — не записал; но заповедал это старейшинам и Йеошуа [Бин-Нуну], и всему народу Израиля, как сказано: «Все то, что я заповедую вам — [именно] это храните, чтобы выполнять...» (Дварим 13:1). Поэтому это называют Устной Торой.

4. Хотя Устная Тора не была записана, обучил Моше-рабейну ей семьдесят старейшин, составлявших его Верховный Суд. И Элазар, и Пинхас (сын и внук Аарона — прим. п.), и Йеошуа [Бин-Нун] приняли это знание от Моше. Йеошуа, который был учеником Моше-рабейну, стал ответственным [в следующем поколении] за передачу устной традиции; и сам Йеошуа все дни своей жизни обучал учеников устно.

5. Множество старейшин приняли Устную Тору от Йеошуа, и первосвященник Эли принял ее от старейшин и от Пинхаса; и пророк Шмуэль принял ее от Эли и его Суда (т. е. мудрецов, составлявших Санедрин того поколения — прим. п.), а царь Давид — от Шмуэля и его Суда. Ахия а-Шилони, который был одним из тех, кто вышел из Египта, и принадлежал к колену Леви — слышал Устную Тору из уст Моше, но во времена Моше он был ребенком; принял же он Устную Тору от Давида и его Суда.

6. Пророк Элияу принял Устную Тору от Ахии а-Шилони и его Суда, Элиша принял ее от Элияу и его Суда, первосвященник Иеояда принял от Элиши и его Суда, пророк Захария принял от Иеояды и его Суда, пророк Ошеа принял от Захарии и его Суда, Амос принял от Ошеа и его Суда, Ишаяу принял от Амоса и его Суда, Миха принял от Ишаяу и его Суда, Йоэль принял от Михи и его Суда, Нахум принял от Йоэля и его Суда, Хавакук принял от Нахума и его Суда, Цфания принял от Хавакука и его Суда, Иермияу принял от Цфании и его Суда, Барух бен-Нерия принял от Иермияу и его Суда, и Эзра и его Суд приняли от Баруха и его Суда.

7. Суд Эзры — это те, кого называют Мудрецы Великого Собрания. Среди них были Хагай, Захария, Малахи, Даниэль, Хананья, Мишаэль и Азарья, и Нехемия бен-Хэкалия, и Мордехай, и Зрубавель; и еще много мудрецов, всего числом сто двадцать человек. Последним из них был Шимон Праведник, который входил в состав Великого Собрания и принял Устную Тору от всех мудрецов, которые его составляли; он стал первосвященником после Эзры.

8. Антигнос, мудрец из Сохо, и его Суд приняли Устную Тору от Шимона Праведника и его Суда; Йосеф бен-Йоэзер, мудрец из Црейды, и Йосеф бен-Йоханан из Иерусалима во главе Санедрина своего поколения приняли от Антигноса и его Суда; Йеошуа бен-Прахья и Нитай а-Арбели во главе своего Суда приняли от Йосефа бен-Йоэзера и Йосефа бен-Йоханана и их Суда; Иеуда бен-Табай, Шимон бен-Шетах и их Суд приняли от Йеошуа бен-Прахья, Нитая а-Арбели и их Суда. Шмайя и Автальон, принявшие иудаизм, и их Суд приняли от Иеуды и Шимона и их Суда. Гилель и Шамай, и их Суд, приняли от Шмайи и Автальона и их Суда. Раббан (титул одного из крупнейших мудрецов поколения в те времена — прим. п.) Йоханан бен-Закай и раббан Шимон, сын Гилеля Старшего, приняли от Гилеля и его Суда.

9. У раббана Йоханана бен-Закая было пять учеников, принявших от него Устную Тору, которые стали величайшими мудрецами своего поколения: это рабби Элиэзер Великий, рабби Йеошуа, рабби Йоси а-Коэн, рабби Шимон бен-Натанэль и рабби Элазар бен-Арах. Рабби Акива бен-Йосеф принял от рабби Элиэзера Великого, а отец его Йосеф был «гер-цедек» (нееврей, принявший иудаизм). Рабби Ишмаэль и рабби Меир, сын «гер-цедека», приняли от рабби Акивы; рабби Меир и другие мудрецы приняли также от рабби Ишмаэля.

10. Другие мудрецы, упомянутые с рабби Меиром — это рабби Иеуда, рабби Йоси, рабби Шимон, рабби Нехемия, рабби Элазар бен-Шамуа, рабби Йоханан-сапожник, Шимон бен-Азай и рабби Хананья бен-Традьон. Также в поколении рабби Акивы были другие мудрецы, которые приняли от рабби Элиэзера Великого: это рабби Тарфон, учитель рабби Йоси из Галилеи, рабби Шимон бен-Элазар и рабби Йоханан бен-Нури.

11. Раббан Гамлиэль Старший принял Тору от отца своего раббана Шимона, сына Гилеля Старшего; и сын его раббан Шимон принял от него, и сын того, раббан Гамлиэль, принял от отца, и сын Гамлиэля Младшего раббан Шимон принял от отца; и рабби Иеуда, сын последнего раббана Шимона — тот, кого называют Рабейну а-Кадош («наш святой учитель») — принял от отца, а также от товарищей последнего — рабби Элазара бен-Шамуа и рабби Шимона.

12. Рабейну а-Кадош составил Мишну. Со времен Моше-рабейну до этого момента не составляли никакого сборника для массового изучения Устной Торы; но в каждом поколении глава Верховного Суда или пророк, бывший в те дни, вели для себя краткие конспекты информации, передаваемой им их учителями, а своих учеников обучали устно.

13. И все ученики вели для себя краткие записи, кто как мог, объяснений текста Торы и ее законов, со слов учителя; а также новых постановлений, появляющихся в каждом поколении, которые не передавались по традиции, а были выучены из текста Письменной Торы на основании Тринадцати правил толкования текста, и с которыми согласились мудрецы Верховного Суда. Так было всегда — до Рабейну а-Кадош.

14. А он собрал все источники традиции, все законодательные постановления, все пояснения и разъяснения — и те, что передавались со времен Моше-рабейну, и те, что выучили из текста Торы Верховные Суды всех поколений — и из всего этого составил книгу, называемую Мишна. И обучал ей мудрецов публично, и сделал ее достоянием всех евреев. Все стали переписывать ее, распространяя во всех местах проживания евреев, чтобы не забылась Устная Тора в народе Израиля.

15. Почему Рабейну а-Кадош так поступил, а не оставил все как было? Потому, что видел, что учеников становится все меньше и меньше, а бед — все больше и больше, и злодейское государство (Рим — прим. п.) распространяется по всему миру, и усиливается его влияние; народ же Израиля в скитаниях своих разбредается по всему свету, на большие расстояния. Поэтому составил один сборник, который был бы у всех евреев — чтобы можно было быстро его выучить и, таким образом, не забыть Тору; и все дни своей жизни он со своим Судом обучал Мишне множество людей.

16. И вот известнейшие из мудрецов, которые были в Суде Рабейну а-Кадош и приняли от него традицию: сыновья его Шимон и Гамлиэль, рабби Эфас, рабби Ханина бен-Хама, рабби Хия, Рав, рабби Яннай, Бар-Капара, Шмуэль, рабби Йоханан, рабби Ошайя: это крупнейшие мудрецы, принявшие традицию от него, и с ними огромное количество менее известных мудрецов.

17. Хотя эти одиннадцать приняли традицию от Рабейну а-Кадош и присутствовали в его «бейт-мидраше» (месте учения), рабби Йоханан был на тот момент молод и впоследствии стал учеником рабби Янная, от которого и принял Устную Тору. И также Рав принял от рабби Янная; а Шмуэль принял от рабби Ханины бар-Хамы.

18. Рав составил сборники Сифра и Сифрей, чтобы разъяснить и сообщить основные идеи Мишны, а рабби Хия составил книгу Тосефта («добавление»), объясняющую Мишну. Также рабби Ошайя и Бар-Капара записывали «барайтот» («дополнительные, не вошедшие в Мишну высказывания»), чтобы пояснить сказанное в Мишне, а рабби Йоханан, живший в Эрец Исраэль, составил Иерусалимский Талмуд — примерно через триста лет после разрушения Храма.

19. Крупнейшие из мудрецов, принявшие традицию от Рава и Шмуэля — рав Уна, рав Иеуда, рав Нахман, рав Каана; крупнейшие из мудрецов, принявшие традицию от рабби Йоханана — Раба бар-бар-Хана, рабби Ами, рабби Аси, рав Дими и рабби Авон.

20. Среди мудрецов, принявших Тору от рава Уны и рава Иеуды — Раба и рав Йосеф. Среди мудрецов, принявших Тору от Рабы и рава Йосефа — Абае и Рава, и оба они были также учениками рава Нахмана. Среди мудрецов, принявших от Равы — рав Аши и Раввина; и Мар, сын рава Аши, принял от отца своего, рава Аши, и от Раввины.

21. Получается от рава Аши до Моше-рабейну, мир ему — сорок поколений передачи традиции, а именно:

Рав Аши от Равы.

Рава от Рабы.

Раба от рава Уны.

Рав Уна от рабби Йоханана, Рава и Шмуэля.

Рабби Йоханан, Рав и Шмуэль — от Рабейну а-Кадош.

Рабейну а-Кадош от раббана Шимона, отца своего.

Раббан Шимон от раббана Гамлиэля, отца своего.

Раббан Гамлиэль от раббана Шимона, отца своего.

Раббан Шимон от раббана Гамлиэля Старшего, отца своего.

Раббан Гамлиэль Старший от раббана Шимона, отца своего.

Раббан Шимон от Гилеля, отца своего, и от Шамая.

Гилель и Шамай — от Шмайи и Автальона.

Шмайя и Автальон — от Иеуды и Шимона.

Иеуда и Шимон — от Йеошуа бен-Прахья и Нитая а-Арбели.

Йеошуа и Нитай — от Йосефа бен-Йоэзера и Йосефа бен-Йоханана.

Йосеф бен-Йоэзер и Йосеф бен-Йоханан — от Антигноса.

Антигнос от Шимона Праведника.

Шимон Праведник от Эзры.

Эзра от Баруха.

Барух от Иермияу.

Иермияу от Цфании.

Цфания от Хавакука.

Хавакук от Нахума.

Нахум от Йоэля.

Йоэль от Михи.

Миха от Ишаяу.

Ишаяу от Амоса.

Амос от Ошеа.

Ошеа от Захарии.

Захария от Иеояды.

Иеояда от Элиши.

Элиша от Элияу.

Элияу от Ахии.

Ахия от Давида.

Давид от Шмуэля.

Шмуэль от Эли.

Эли от Пинхаса.

Пинхас от Йеошуа.

Йеошуа от Моше-рабейну.

Моше-рабейну — из уст самого Всевышнего. Получается, что все приняли от Г-спода, Б-га Израиля.

22. Все эти упомянутые мудрецы — это величайшие люди своего поколения, главы Иешив (центров изучения Торы — прим. п.), вожди в рассеянии, авторитеты Санедринов. Кроме них в каждом поколении было огромное количество людей, которые слышали традицию от них и с ними.

23. Раввина и рав Аши — последние из мудрецов Талмуда. Рав Аши составил Вавилонский Талмуд в земле Шинар (Междуречье), примерно через сто лет после того, как рабби Йоханан составил Иерусалимский Талмуд в Эрец Исраэль.

24. Содержание этих двух Талмудов — это толкование Мишны и прояснение глубин сказанного там, а также постановления, введенные Санедринами всех поколений от Рабейну а-Кадош до времени составления Талмуда. Таким образом, из этих двух Талмудов, а также из Тосефты, Сифры, Сифрей и «барайтот» — из всех этих книг (получивших название «талмудическая литература» — прим. п.) можно выучить, что запрещено, а что разрешено; что ритуально чисто, а что осквернено; кто заслужил наказание, а кто нет; что годно для выполнения определенных заповедей, а что негодно, как если бы их авторы переписали это из книги, записанной со слов Моше-рабейну на Синае.

25. Также они объясняют постановления мудрецов и пророков всех поколений, призванные оградить от нарушения законы Торы, как это было ясно указано самим Моше: «Храните Закон Мой» (Ваикра 18:30), то есть, создайте охрану для Моего Закона.

26. Описываются в этих книгах также обычаи и указы, введенные мудрецами в каждом поколении в согласии с нуждами времени, которые мы обязаны выполнять, как сказано: «Не уклоняйся от всего, что скажут тебе, ни вправо, ни влево» (см. Дварим 17:11).

27. И решения суда, и выводы из содержания Торы, которые мы не получили от Моше, но Верховный Суд того поколения вывел их на основании тринадцати правил толкования Торы, и все мудрецы согласились с правильностью этого решения — все это объединил рав Аши в Талмуд, со времен Моше и до его дней.

28. Составили также мудрецы Мишны другие сборники, с целью объяснить сказанное в Торе: рабби Ошайя, ученик Рабейну а-Кадош, составил комментарии на книгу Берешит; рабби Ишмаэль прокомментировал текст Торы от фразы «И вот имена...» (начало книги «Шмот» — прим. п.) и до конца, и это то, что называется Мехилта. Также рабби Акива составил Мехилту. Другие мудрецы, после этих, записали «мидраши»; но все это было записано до создания Вавилонского Талмуда.

29. Таким образом, Раввина и рав Аши с их современниками были последним поколением великих еврейских мудрецов, записывавших Устную Тору, издававших указы и постановления и вводивших обычаи, которые успели распространиться во всем еврейском народе, во всех местах его обитания.

30. После Санедрина рава Аши, сын которого закончил работу по составлению и редактированию Талмуда, ускорилось расселение евреев по всем странам, вплоть до того, что попали они в места весьма отдаленные и на морские острова; и усилились в мире конфликты между народами, и нарушилось сообщение из-за военных действий. И изучение Торы уменьшилось, уже не собирались тысячи евреев учиться в своих Иешивах, как прежде.

31. Но собирались отдельные мудрецы, которых призвал Г-сподь, в каждом городе, в каждой стране; и учили Тору, и постигали все книги, составленные прежними мудрецами, и понимали из них, каков закон в том или ином случае.

32. С этого момента, после составления Талмуда, если один из еврейских судов в какой-то стране вводил постановление, или запрет, или обычай для евреев, живущих в этой стране, или для жителей нескольких стран — не распространялось это во всем еврейском народе, из-за дальности расстояний между общинами и плохого сообщения; а также по причине того, что это было мнение одиночек, а Верховный Еврейский Суд, т.е. Санедрин, состоявший из семидесяти одного мудреца, прекратил свою деятельность за некоторое время до кодификации Талмуда.

33. Поэтому не заставляют жителей одной страны следовать обычаям жителей другой страны и не вынуждают еврейский суд одного города вводить ограничения, введенные судом другого города. А также, если один из мудрецов Торы на основании своих знаний решил, что в некоей ситуации по закону следует поступить так-то, а суд следующего поколения постановил, что тот неправ и в Талмуде сказано другое — не обязаны мы следовать тому, кто жил раньше, но выбираем то мнение, которое кажется более соответствующим истине, раннее оно или позднее.

34. Так ведут себя в законах, постановлениях, запретах и обычаях, введенных после составления Талмуда. Но все, что записано в Вавилонском Талмуде, обязывает к исполнению всех евреев; поэтому заставляют каждый город, каждый поселок следовать всем обычаям, которые ввели мудрецы Талмуда, запрещать то, что запретили они, и выполнять их постановления.

35. Потому что все, что записано в Талмуде — это вещи, с которыми согласился весь еврейский народ, и те мудрецы, которые ввели описанные в нем обычаи, запреты, постановления и согласились, что в таких-то ситуациях нужно согласно Торе поступать так-то — это большинство знатоков Торы того поколения, которые приняли Устную Традицию полностью, поколение за поколением, от Моше-рабейну, мир ему.

36. Мудрецы, появившиеся в еврейском народе после составления Талмуда, изучавшие его и прославившиеся своей мудростью, называются «гаонами». Все эти «гаоны» — и те, что жили в Эрец Исраэль, и из Междуречья, и из Испании, и из Франции — обучали через Талмуд, извлекали на свет тайны его и объясняли его, потому что темы, обсуждаемые в нем, очень глубоки. К тому же он написан на арамейском языке, смешанном с другими языками — этот диалект был понятен каждому в Вавилонии времен составления Талмуда; в других же местах, а также в Вавилонии времен «гаонов», этот язык никто не знал, кроме тех, кто специально его учил.

37. Люди из разных мест задавали «гаонам» своего времени множество вопросов, чтобы понять трудные места в Талмуде, а те отвечали согласно своему пониманию; спрашивающие же собирали эти ответы и составляли из них книги, чтобы облегчить себе изучение.

38. Также сами «гаоны» в каждом поколении составляли трактаты, объясняющие Талмуд: некоторые объясняли отдельные законы, некоторые — главы, в изучении которых люди испытывали затруднение в их дни, а некоторые — целые разделы и темы.

39. Были составлены и галахические кодексы, объясняющие, что разрешено, а что запрещено, кто подлежит наказанию, а кто нет — в том, что было актуально на тот момент; цель этих кодексов — приблизить к знанию Торы тех, кто не может постичь глубин Талмуда. И это Божья работа, которую выполняли все еврейские «гаоны» с момента создания Талмуда до наших дней (т.е. до времени написания «Мишне Тора» — прим. п.), то есть до тысяча сто восьмого года после разрушения Храма, он же — четыре тысячи девятьсот тридцать седьмой год с момента сотворения мира.

40. В наше же время обрушились на нас новые беды, и проблемы заслонили от людей все, и пропала мудрость мудрецов наших, и понимание скрылось от знатоков; поэтому то, что казалось «гаонам» объясненным и понятным, в наше время вызывает затруднение, и не понимают люди это как следует, кроме немногих. Не говоря уже о самом Талмуде — и Вавилонском, и Иерусалимском; и Сифра, и Сифрей, и Тосефта — все эти книги требуют широкого кругозора, и мудрости, и времени для постижения. Только при этих условиях можно понять из них, что Тора разрешает, а что запрещает, и так далее.

41. Поэтому набрался решимости я, Моше, сын Маймона из Испании, положившись на помощь Г-спода, благословен Он, изучил все эти книги и счел нужным составить свод законов, вытекающих из всех этих сочинений — что запрещено, а что разрешено, что осквернено, а что чисто от скверны, и так же все остальные законы Торы. Излагаю я это понятным языком и кратко, чтобы упорядочить Устную Тору и сделать ее доступной для всех, исключить двусмысленность, отрывочность и возможность разных толкований. Эти вещи понятны и близки, и верны, в согласии с законом, который довели до нас все эти сочинения и комментарии со времен Рабейну а-Кадош до сего дня.

42. Цель этого сочинения — сделать законы Торы достоянием всех, и малого, и великого; как заповеди, так и постановления мудрецов и пророков. Иначе говоря — чтобы человек не нуждался ни в каком другом сочинении для понимания еврейских законов, так как это сочинение включает в себя всю Устную Тору, со всеми постановлениями, обычаями и запретами, которые были введены мудрецами со времен Моше-рабейну до составления Талмуда, в соответствии с объяснениями «гаонов», известными из их сочинений. Поэтому назвал я этот труд «Мишне Тора» («Следующее за Торой»), так как сначала человек читает Письменную Тору, затем — эту книгу, и из нее узнает всю Устную Тору; и нет ему необходимости читать между ними какую-нибудь другую книгу.

43. И счел я целесообразным сгруппировать этот труд по темам, и разделить темы на главы, а главы на пункты, чтобы было легче заучивать это наизусть.

44. В этом списке есть заповеди, которые рассматриваются в нескольких пунктах, так как имеют множество подробностей, полученных по традиции, и есть пункты, в которых говорится о нескольких заповедях на одну тему; так получается потому, что принцип расположения материала — это тема, а не список заповедей, как станет понятно из чтения текста.

45. Число же заповедей, обязывающих все поколения — шестьсот тринадцать; из них повелевающих заповедей двести сорок восемь, и знаком для [запоминания] этого числа является число органов человеческого тела, а запрещающих заповедей — триста шестьдесят пять, и знак для [запоминания] этого числа — число дней солнечного года.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Учебный центр » РАМБАМ (другие статьи):